Наталья Першина-Якиманская

Глюкля – художница, девушка в костюме химзащиты, подруга Цапли, которая ожидает наследника. Вместе они – хозяйки "Фабрики найденной одежды", а по отдельности – свободные художницы, перешедшие на профессиональный уровень. А еще Глюкля – мать очень симпатичного коня, которого зовут Марфа. «И-го-го! И-го-го!» – кричит Марфа.
Глюкля: Ты ослик?
Марфа: Я конь!
Глюкля: Где твой всадник, конь?
Марфа: Я без всадника, я никому не нужна.
Глюкля: Иди сюда, конь, ты нам нужен. Конь!!!



– Я слышала, вас в Москву приглашают на очередное арт-мероприятие. С чем поедете?

– Цапля хочет делать телефон счастья. Это про то, как все люди представляют себе счастье, но не каждый человек способен работать над этим, потому что счастье – не птица, а даже если и птица, то все равно нуждается в осмыслении.

– Цапля делает этот проект одна, без тебя. Это значит, что вы разделились?

– Так как мы не хотим быть рабами брэнда, мы продолжаем работать вместе, но при этом стали работать и поодиночке. У нас произошла очень интересная вещь: мы поменяли тотальность проживания на профессиональную деятельность. Потому что тотальность проживания приводит к разрушению индивида, и глубоко несчастлив тот, кто не познал этого в своей жизни.

– У тебя есть свой проект?

– Я делаю проект, который называется «Сон Димы Вилицкого». Мои друзья рассказывают мне свои сны и грезы. Во-первых, очень важно показать, что мне это небезразлично, а во-вторых, важно это материализовать. Сон Димы Вилицкого трансформировался в сон «Белое платье в говне». Это стенд с белым платьем в говне – такое месиво, а на самом деле никакое это не говно, а шоколад. Там еще есть два телевизора, один из которых говорит: «Мало, мало, надо больше», а второй: «Что-то вы какие-то не такие», то есть олицетворяет собой сомнение. Но тут появляется бригада милиционеров, и они начинают этот шоколад – говно – поедать, и по мере того, как он исчезает, эти сомневающиеся персонажи опять превращаются в беленькое платье. Эта работа посвящена теме свободы в контексте невозможности автономии, но пониманию того, что человеку всегда б.

– А ты шоколад любишь?

– Только во время стрессов.

– Вы делаете свои проекты: ты про шоколад, Цапля про счастье. Но в шоколаде же содержится фермент счастья. Здесь есть какая-то связь?

– Да, да! Просто, чтобы обновлять кровь группы, нужно иногда подвергать себя таким вот даже болезненным упражнениям, – все потому, что мы очень боремся за нашу свободу.

– С одеждой вы продолжаете что-нибудь делать?

– Да, у нас существует магазин, но он временно закрыт.

– С чем это связано?

– У меня не один проект, а много, и мне приходится часто уезжать.

– Любишь путешествовать?

– Конечно, но мои путешествия связаны с родом моей деятельности, поэтому в основном это Европа. Сейчас собираюсь в Англию.

– Скажи, а было бы круто, если бы все на улице ходили в вашей одежде?

– Круто! Ведь вначале наш магазин был очень закрытый, туда приходили только люди арт-мира. А теперь может зайти любая четырнадцатилетняя девочка и купить майку с надписью «Моя мама монстр, но я тебя люблю» – значит, ей это надо, и это самое главное.

– Что для тебя одежда теперь?

– Одежда осталась как повод, как модуль. Это наш знак, наш кубик в игре. Мы уже работали с матросами, водолазами. Сейчас существует проект «Тюрьма в женской колонии».

– Почему именно женская колония?

– Ну это же понятно: мы все в тюрьме. Мы с Цаплей считаем, что художник должен быть ближе к реальной жизни и быть бойцом.

– Не страшно?

– Страшно. Там очень напряженное пространство, но если себя правильно воспитываешь, то даже удовольствие получаешь.

– Перформансы повторяете?

– Да, я считаю, что перформансы нужно проигрывать несколько раз, но есть перформансы, которые мы никогда в жизни не повторяли и не повторим.

– Есть такой перформанс, которым ты гордилась бы?

– У нас есть такое восторженное отношение к первому перформансу «Бедная Лиза», где мы с Цаплей прыгаем с моста в воду. А еще мы очень любим нашу арт-терапию, в белых костюмах химзащиты.

– От чего вы себя защищаете?

– От опасности.

– От какой опасности?

– Когда появляется «белый» в пространстве, значит, что-то не так. Защищаем и себя, и от себя. Потому что художник в первую очередь должен научиться быть не собой. Он должен выйти за рамки своего эгоцентризма, вырваться из тюрьмы, выйти в пространство, где можно увидеть не только себя, а истинный ход вещей. А это усилие.

– Какое твое любимое платье?

– Костюм химзащиты, потому что это костюм свободы.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме