Юрий Мамин

Мы встретились в кафе. Официантка несла чашку на блюдце, вдруг занервничала, заволновалась, замахала рукой, но, поняв, что не устоит, – швырнула ношу на пол и обиженно ушла. Настойчиво запахло кофе. Юрий Борисович покраснел и засмеялся, казалось, он готов официантку расцеловать. Чашка разбилась красиво. Как в кино. Разговор сложился иначе.

– Не могу сказать, что мои дела сейчас обстоят блестяще. Для меня блестяще – значит, что я занимаюсь работой, которую люблю и за которую много платят. Увы, такого нет. Надежды еще не пропали, хотя должен сказать вам, что сегодняшнее положение в кино – самодеятельность в чистом виде. Кино разворовывается на корню: удачное – неудачное, зарубежное – наше, оно тут же начинает продаваться из-под полы, и пираты наваривают миллионы. От этого зависим мы, в результате деньги не возвращаются – кино оказывается невыгодным делом. Прибыльное занятие – телевидение, там получают деньги за рекламу. Поэтому и заказывается гигантское количество сериалов.

– Как вы к этому относитесь?

– Сейчас огромный выбор и люди не знают, что смотреть. Включают в основном то, что рекламируют, а рекламируют те, кто цинично вкладывает в это деньги. Они могут всякое сделать. Например, взять за основу задницу, кобылу, морду свиньи – прорекламировать, создать из нее хит, заставить смотреть, и постепенно все привыкнут к мысли, что это хорошо. Люди будут дезориентированы, они, конечно, почувствуют, что им показывают что-то не то, но ведь, другого-то они уже не знают. Если скотину кормить всяким дерьмом – она отучается есть хорошее.

Если исходить из того, что аудитория – скотина, то да, но далеко не все тупоголовы, многие отличают...

– Верно. В этом и заключается разница подхода. Я ищу свою аудиторию. Есть люди, при которых я состоялся, есть молодое поколение, с которым я общаюсь, это люди осмысленные, они чего-то ищут и находят это и, не обязательно в моих картинах. Появляются вещи, которые нравятся и мне и им. Процентов восемь фильмов в мировом кинематографе все-таки путные. Но те, кто продает товар, относятся к публике цинично, как к скотине. Крупные московские каналы уже все поделили. Если, к примеру, говорить о юморе – его отвратительным образом поделили между собой Регина Дубовицкая и Петросян. Они договорились: те артисты работают там, эти тут. Причем работают только за то, чтобы face показать, потому как им ни копейки не платят. Есть монополия, от которой надо бы отказаться.

– Почему все так обстоит?

– Ни политики, ни военные никогда не поймут: нет ничего важнее того, что человек создает в сфере культуры и искусства. Это отличает его от животного. Здесь он может стать совершеннее и благодаря этому приблизиться к Богу. Все остальное – сфера накопительства. В ней человек рубит сук, на котором сидит. Он уничтожает природные ресурсы, братьев наших меньших в угоду накопительству. Такое может привести только к гибели. Вспомним хоть Москву – верх продажности, город, где все существует в нескольких плоскостях: выгода и амбиции или имидж и навар. Глобальный город сидит на России и паразитирует. Я считаю, то состояние, в которое привели моих соотечественников, – это преступление. Молодежь воспитана на бессмысленном американском кино, людей лишили возможности смотреть настоящие фильмы. Все привело к тому, что в школе ученики не способны воспринимать урок – им через пятнадцать-двадцать минут нужна рекламная пауза. У них выработался алгоритм, мозг выключается.

Что же происходит сейчас в кино?

– Сейчас Штаты начинают гнить. Все, что они делают, – это повторение прежних сюжетов, причем сказочных. Их цивилизация – сказочная. Дикие люди, которые поставили в центр технологию и стали по ней развиваться. Искусство, созданное ими, – сказочное, начиная от вестерна и кончая фантастическими блокбастерами, да чем угодно подобным. Удивительно другое – сейчас мы пришли к такой ситуации, когда утратилась разница между детским и взрослым кино. Посмотрите, кто у нас смотрит, к примеру, «Властелина колец»? И взрослые, и дети.

– Что вас больше всего огорчает?

– Я против того, чтобы ставить во главу угла развлекательность, должна быть работа души. А развлекательность хороша в кабаре. У Михаила Ромма был фильм «Девять дней одного года». В нем один из героев говорил: «Знаете, дурак всегда идет в ногу со временем. Умный может отстать, может убежать вперед, может быть на обочине, а дурак всегда идет в ногу». Время меняет своих дураков, и теперь они несутся полным ходом. Знаете, очень много состоятельных людей хотят со мной дружить. Если бы я пожелал, то делал бы им заказы, сидел с ними в саунах и жил бы припеваючи, но я так не хочу. Не хочу.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме