Снежана Ангелова

"Она прелесть, такая нежная, очаровательная", - говорит Марк де Мони, выходя из офиса SAS. Словам специалиста можно верить. Красавица улыбается. Кошачья мягкость поначалу настораживает, но тут же убаюкивает обратно. Такому менеджеру сложно сопротивляться. Имя-фамилия, как из старой пьесы, где резонера зовут Здравомысловым, а тихоню - Молчалиным. Одно время всем надоели "леночки", и появилось поколение "анжелик". Правда, здесь другой случай. Снежана - наполовину болгарка. Родилась в Петербурге, но до конца школы жила в Болгарии, практически, заграницей.



– "Часто летающие пассажиры" – это jet-set? Определенный класс людей?

– Это просто часто летающие пассажиры.

– Так вы топ-менеджер?

– Нет, руководство у нас из Скандинавии. Да и нет здесь такого понятия. Каждый занимается своим делом.

– Например?

– Например, рекламой, работой с корпоративными клиентами или прямыми продажами.

– А есть косвенные?

– Есть оптовые.

– И где на такое учат?

– Финэк и учебные центры SAS в Стокгольме и Копенгагене.

– У вас хорошо летать: стюардессы – рыжеволосые голубоглазые тетеньки лет по 50, внимательные, добрые, лососиной кормят… а как работать у скандинавов?

– Мне, в общем-то, не с чем сравнивать. Могу сказать, что тут очень трепетное отношение к сотрудникам, комфортная такая, домашняя атмосфера.

– И не разбалтывается персонал?

– Нет, потому что все работники хорошо мотивированы зарплатой, условиями. Появляется чувство ответственности.

Акцента нет, по-русски говорит правильно, а звучит все как-то по-иностранному. Дело, наверное, в этой мягкости и комфорте. Заразительных, надо сказать, понятиях. Доброжелательность обволакивает.

– Когда вы в первый раз полетели?

– Первый раз – в 11 месяцев. Мама рассказывает, что группа безжалостных иностранцев закормила меня черной икрой. Можно, я другое расскажу? Мы однажды летели куда-то, и перед нами сидел церковный хор, который начал петь во время взлета. Возносишься наверх, поднимаешься над облаками, ангелов еще не видно, но уже слышно. .. Я вообще люблю смотреть на небо, когда самолет пробивает облака. Закат хорошо смотреть из самолета.

– И где самые красивые закаты?

– В деревне Кахулуи на острове Мауи.

– А восходы?

– Не знаю, я так рано не встаю.

– Вы много налетали?

– Много. У меня был друг в Швеции, так я раньше к нему летала каждые выходные, как на дачу. До Стокгольма лететь-то около часа. Однажды полетела в Токио на три дня. Меня все подруги спрашивали – как?! В Токио! Всего на три дня?! А там лету девять часов, как на поезде до Москвы.

– И как там суши?

– Совершенно другие. Очень вкусные. Потому что в последней японской забегаловке хозяин в пять утра идет на рынок и покупает килограммами все свежее, а вечером выбрасывает все, что осталось.

– А вы какие-нибудь скандинавские языки знаете?

– Чуть-чуть шведский. Нужно доучить. Для карьеры необходимо знать хоть один скандинавский язык. В газете SAS бывают объявления о вакансиях в разных странах – так там у меня все подходит, кроме языка.

Вопросы по работе быстро иссякают. Спрашивать "как идут продажи" или "про маркетинг" было бы странно. Но где кончается узкопрофессиональное, начинается общечеловеческое.

– Помните, как первый раз поцеловались? Какое тогда было небо?

– Точно не помню когда, помню – где. На Петропавловке раньше не было заграждений на крышах куртин, и можно было туда пролезть и сидеть на крыше в романтичной обстановке. Страшно, что упадешь, но появляется особая близость. Знаете, да?

– Знаю, знаю.

– Небо было солнечным, вообще было очень жарко. Больше не помню. Все смазалось. После этого еще столько всего было.

– Куда полетите в ближайшем будущем?

– На днях полечу в Болгарию. К родителям в Варну. Это будет первый более или менее длительный отдых за год. А то обычно все время улетаешь дня на два, на три.

– Но скоро вернетесь?

– Конечно, вернусь.

– Созвонимся? Давайте будем дружить.

Хорошая девушка, а еще топ-менеджер. И ни слова про фамилию. Девушки-ангелы пусть остаются у Достоевского, равно как и демоны. Хотя нет, демоны встречаются чаще и почти что везде. Просто бывает такое обаяние, как если замерзаешь в снегах, засыпаешь, видишь дом, родных. Хорошо, уютно… Где-то бродит мысль, что неплохо бы оставаться бдительным, но сил уже нет. Это как бросить вредную привычку. Сначала бросаешь, а потом думаешь: "Зачем?" Зачем сопротивляться?


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме