Катя Кондаурова

Мариинский театр серьезно заботится о воспроизведении образа знаменитых русских танцовщиков из поколения в поколение. Но блеск таланта и внешние данные – это лишь часть требуемой характеристики. Кате Кондауровой 20 лет, она танцует в Мариинке всего два года (педагог-репетитор – О.И. Ченчикова). Но в ее послужном списке уже две сольные партии. Принцесса Пирлипат в "Щелкунчике" Кирилла Симонова и Фея Сирени. Сейчас репетирует третью – Медору в "Корсаре". Катя – коренная москвичка. Она окончила Академию Русского балета им. А. Я. Вагановой с красным дипломом.



– Катя, была у вас мечта покорить Петербург, Мариинку, стать звездой?

– Конечно, всякая девочка мечтает. Я стремилась быть одной из первых в училище. Иногда это удавалось, иногда – нет. Но пока я себя никакой восходящей звездой не считаю. Думаю, мне очень повезло, что я имею возможность танцевать на сцене Мариинского театра, имею возможность показать, чему научилась.

– Говорят, в Вагановском училище есть примета: той балерине, которая танцует на выпускном вечере номер из "Щелкунчика" Ноймайера, уготован звездный путь.


– Когда я репетировала этот номер, то не знала об этой примете. Мне просто посоветовали педагоги. Ульяна Лопаткина его тоже танцевала. Мне, кстати, очень нравится то, что она делает на сцене. Среди современных балерин так немногие действительно танцуют. Блестящая техническая подготовка – это только основа для легкости, для артистизма, для того, чтобы свободно жить на сцене. Очень мало настоящих балерин, действительно проживающих свою роль.

– Кто-то еще из современных балерин поражает вас?


– Алина Кожокару в "Жизели". Легкость у нее необыкновенная. Русская балерина из Ковент Гарден.

– Как человека нового поколения, имеющего другое представление об оплате труда, вас не огорчают небольшие зарплаты прим и примадонн в Мариинке?


– Я пока об этом не думала. Не задумывалась о том, чтобы начать зарабатывать. По моим представлениям, балерина должна быть занята в театре, она не может танцевать коммерческие концерты. У меня, например, нет ни времени, ни желания заниматься такой деятельностью. У нас бывают гастрольные поездки за рубеж, это хорошие гонорары. Знаете, меня больше интересует возможность танцевать в Мариинском театре, чем финансовая сторона вопроса.

– Выходные дни бывают?


– Иногда. Нет, не в субботу-воскресенье. Как правило, в понедельник, выходной день в театре. Но иногда нет выходных несколько месяцев подряд. А так занятость в среднем 8 часов в день. Приходишь домой – и сразу ложишься спать.

– У вас есть друг сердца?


– Есть.

– И как часто вы с ним видитесь?


– Выхожу к нему на полчаса в перерыве. Он человек не артистической профессии, но понимает все и принимает. Поддерживает все мои начинания и помогает мне в них. Я всегда ощущаю его присутствие в зале, на спектакле.

– Вы разумом живете или сердцем?


– Разум в моих поступках чаще всего отсутствует. Когда забываешься, то в жизни начинаешь вести себя, как на сцене. Поэтому иногда ошибаешься. Но я все равно доверяю больше интуиции, чем уму. Я стремлюсь жить в гармонии с собой, хотя это и не всегда получается.

– Вы человек верующий? В церковь ходите?


– Я христианка и в церковь хожу, когда есть возможность. Но, мне кажется, вера внутри нас. Я очень хорошо чувствую, что есть еще какая-то сила, кроме окружающего меня мира. И это мне помогает.

– Вы были первой исполнительницей роли Пирлипат в шемякинском "Щелкунчике" в хореографии Симонова…


– Несмотря на то, что это скорее не классический балетный спектакль, мне было лестно. Это моя первая роль, поставленная персонально для меня на первом году работы в театре. Мне нравится хореография, много простора для импровизации. Интересен характер героини. Мне бы не хотелось быть такой, как Пирлипат, но какая-то часть ее натуры есть и во мне, и, наверное, в каждой женщине.

– Чаще радуетесь или грустите?


– Радуюсь. Мне для радости не очень много надо: когда есть работа, или встретишь хорошего человека, или просто идешь по городу. Для грусти нужно гораздо больше: когда нет работы, не знаю, куда себя деть. Я теряюсь, не знаю, чем заняться, не знаю, кто я.

– Увлекаетесь ли чем-то, кроме балета? Может, рукоделием?


– Все мое рукоделие начинается и заканчивается пришиванием лент к балетным туфлям. На другое нет времени, хотя иголкой с ниткой владею неплохо.

– Уже есть персональные поклонники, фаны, так сказать?


– Нет. Пока цветы после спектакля дарит только мой друг.

– Какие партии вы хотели бы танцевать?


– Баядерку, Одетту-Одиллию, Раймонду. Из балетов-модерн очень привлекает "Юноша и Смерть". Мне нравятся характерные роли, которые нужно играть.

– Быть балериной Мариинского театра – это честь?


– И очень большая.

– Если бы вам пришлось выбирать, то…


– …мой выбор был бы всегда в пользу Мариинского театра, в пользу Петербурга. Сочетание этого города и этого театра есть идеальное место для работы и для жизни.


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: БЛИЗНЕЦЫ

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также