Артур Маркарян

Опытный девелопер и идеолог европейского подхода к формированию жилой среды в 2009 году основал компанию «СПб Реновация» и переехал в Петербург, чтобы заняться перестройкой хрущевских кварталов.

Вы родились в Москве?

Родился я в Черкесске в 1968 году: отец тогда служил в Германии и отправил маму рожать к родственникам. Первые четыре года я прожил в Потсдаме, а потом мы перебрались в Майкоп. В Москву поехал учиться в семнадцать лет.

Переезд из Москвы в Петербург дался тяжело?

В Петербурге комфортнее. Я устаю от Москвы. Первое время совершал между двумя столицами по нескольку перелетов в неделю, потом наконец перебрался сюда. Акклиматизация мне не понадобилась: я давно связан с этим городом. Мой отец окончил Артиллерийскую академию, брат учился в Военном училище имени Кирова. К нему в Ленинград я приезжал в студенческие годы. Потом был связан с сооружением балкерного терминала в районе Автова. Работая в банке ABN Amro, открывал здесь филиал. Но когда занялся девелопментом, увидел город с другой стороны, обывательский взгляд сменился профессиональным. Общение с архитектурным сообществом оттачивает критическое зрение. Глядя на здание, обращаю внимание, как оно построено, интегрировано ли со средой и так далее.

Каким образом возникла идея «СПб Реновации»?

Сначала появилась программа Смольного по обновлению жилищного фонда. Город очертил территории, нуждающиеся в реновации, но в течение года не мог найти компанию, которая бы взялась за такую работу. Здесь нужны большие первоначальные инвестиции. Это же не в чистом поле строить, надо людей переселять, вписывать новые дома в существующее окружение, решать проблемы износа сетей.

Вы уже участвовали в подобных проектах?

Похожие задачи я решал, занимаясь девелоперской деятельностью в Москве. Только там на месте снесенных хрущевок выросли дома в двадцать пять этажей. Город расселил людей из устаревшего жилья, справился с социальной проблемой, но не с эстетической.

И в чем причина?

Основным девелопером было государство. Существует мощное лобби: надо загружать заказами панельные заводы. Однако реновация должна быть изобретательней, в сложившихся районах строить технологически сложней, но интересней. Мы хотим изменить привычное лицо спальных кварталов: чтобы были не «точки» и строчная застройка, а современные комфортные ансамбли. Хотим не просто возводить дома, а формировать удобную жилую среду, где внутри квартала человек может получить все необходимое — от решения каких-то бытовых вопросов до места для семейного отдыха.

Поэтому «СПб Реновация» принципиально обращается только к иностранным архитекторам?

По работе в Москве я знаю, что так будет лучше. Это как пересесть с отечественного авто на иномарку. Верю, что и наши машины когда-нибудь станут совершенней, но пока иностранцы накопили больше опыта. Те компании, к которым мы обратились с просьбой создать мастер-планы, имеют более чем полувековой опыт формирования жилых кварталов, и теперь мы можем использовать его в Петербурге.

Что оказывается главным препятствием в реализации такого проекта?

Апатия. Никому ничего не надо. На уровне чиновников первой линии — надо. Губернатор, вице-губернаторы, некоторые главы районов понимают, поддерживают. Но копнешь глубже — и уже нужно доказывать, убеждать. Вот мы хотим сделать окна от пола до потолка — нельзя, пожарные не дают. Балконы и террасы тоже нельзя. Приходится ехать в Москву, получать разрешения. Наши СНИПы, нормы — корявые, устаревшие. Строительные технологии — отсталые. Экономика страны завязана на госзаказ, а государство — самый неэффективный менеджер. Все технологические решения, которые применяются, — высокозатратные, всем же надо как можно больше денег заложить в строительство. А мы жестко считаем средства и не хотим переплачивать.

Можно быть девелопером по призванию или это все же дело случая?

На меня неизгладимое впечатление произвела книга одной малоизвестной петербурженки, ставшей всемирно известной американской писательницей, — Алисы Розенбаум, она же Айн Рэнд. Ее роман «Источник» про двух архитекторов — эгоцентриста-новатора (его прототипом был Фрэнк Ллойд Райт) и традиционалиста — я читал, еще когда был банкиром. Их противоборство я часто вспоминаю, вообще эта тема — строительства, вызова, новых подходов — запала мне в душу. Мне нравится созидать, возможно, это и есть мое призвание.

Что успеваете, кроме работы?

Стараюсь посещать интересные выставки: и здесь, и в Москве, и за рубежом. Еще у меня есть намерение раз в месяц обязательно ходить в петербургские театры, чтобы составить о них собственное представление.

Первый обновленный жилой массив, в Сосновой Поляне, будет готов к середине 2014-го. На очереди — Колпино и Нарвская застава. В реновированных кварталах будут создаваться уютные дворы европейского типа: зеленые и закрытые для автотранспорта. Маркарян был премирован «Аэрофлотом» как самый часто летающий пассажир: выиграл кругосветное путешествие, но нашел время побывать только в Китае и Японии.

Текст: Анна Петрова
Фото: Guy Johansson 


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме