Евгений Финкельштейн

Президент медиахолдинга PMI и компании «Планета Плюс», организовавшей петербургские гастроли Мадонны и Леди Гага, начинает строить Театр песни Аллы Пугачевой и открывает PMIbar.

Лет пятнадцать назад, когда вы делали первые шаги в бизнесе, как представляли свою компанию в будущем?

Я не мечтатель. У меня и тогда, и сейчас был набор принципов. Важно, чтобы не стояло кадровых проблем. Я не стремлюсь заработать где только можно. Надо выдерживать договоренности. Даже теряя деньги, мы всегда выполняли все, что прописано в договоре и райдере. Так и завязались хорошие контакты с крупными мировыми игроками. И сейчас PMI — единственные в Петербурге, кто может позволить себе привозить артистов уровня The Rolling Stones, Леди Гага и Мадонны.

Где вы учились?

Нигде особенно: и со школой не срасталось, и из техникума выгнали. По простой причине: дислексия и дисграфия. Я ни одной книги за свою жизнь из-за этого не прочел, только по математике шел впереди всего класса. А в переходном возрасте из-за проблем в семье сбежал из дома. В четырнадцать лет устроился мясником. Уже тогда захотел стать бизнесменом, работать на себя.

Когда случился ваш первый серьезный успех?

Мой старший брат звал к нему в фирму. Я, исключительно из чувства противоречия, чтобы доказать, что у меня и так все в порядке, стал устраивать какие-то выступления, вечеринки. Закончилось это предсказуемо для Петербурга 1990-х — проломленной головой. Когда через полгода я пришел в себя, задумался, что делать дальше, но понял, что только организовывать концерты и умею. Первый раз я почувствовал, что двигаюсь верным путем, в истории с Aerosmith. Продажи шли хорошо, но тут Стивен Тайлер сломал ногу, и тур отменили. А следующим был сверхуспешный привоз Depeche Mode.

Принципиально не переезжаете в Москву?

У PMI, конечно, есть там офис, но я не люблю бывать в этом городе. Там сложился проамериканский стиль общения и жизни: все куда-то спешат. Я и Америку не принимаю, не удалось мне ее полюбить. Оказался совсем недавно в Майами — примерно как в Сочи побывал.

А где вам нравится?

В Италии, там люди живые и настоящие. Но вообще, я стараюсь не ездить в проверенные места. Чем разнообразней, тем лучше.

«Ни я, ни кто бы то ни было не имеет права диктовать Мадонне, что петь, что произносить»

 

PMI — солидная корпорация: радиостанции, интернет-сервисы, промоутерское агентство. Чего еще не хватает этой структуре?

И PMI, и городу недостает большого современного зала. В Петербурге не устроить концерт Эрика Клэптона или Джо Кокера. По звуку это камерные истории — спортивные арены отпадают. А БКЗ «Октябрьский» не подойдет из-за малой вместимости. Мы сейчас пытаемся построить такой зал — Театр песни Аллы Пугачевой на набережной Смоленки, огромный комплекс.

Для концертов Пугачевой и ее друзей?

Нет. Это лишь условное название, и Алла Борисовна, участвующая в проекте как бизнесмен, была против такой формулировки. Задействована международная компания Live Nation. Мы обходимся без бюджетных денег и строим первый в стране большой концертный зал, который будет работать без госдотаций. Музыкой дело не ограничится: туда можно будет привезти Cirque du Soleil, появится огромное выставочное пространство.

Почему выбрали проект английских архитекторов?

Было бы странно у метро «Приморская» строить готику. Архитектурное бюро Populous авторитетно, оно спроектировало Олимпийский стадион в Лондоне, арену Уэмбли, концертный зал O2 в Дублине, на который наш будет очень похож.

К нему ведь сейчас предъявляют претензии по высотности?

Есть люди, которые хотят, чтобы строились одни пятиэтажки. Хотя те же дома-«корабли» вдоль Смоленки, ранее вызывавшие возмущение, теперь никого не раздражают. Думаю, мы будем разъяснять важность проекта и проблема разрешится.

Почему вы решили открыть ресторан?

Я много знаю о вине, люблю вкусно поесть. Проект PMIbar — он больше для себя. Просто мне хочется, чтобы люди привыкали к правильной еде. Мы планируем сделать сеты с вином: не дорогие, а правильные сочетания. У нас будет своя энотека с нераскрученными брендами, Сhampagne Lounge Bar с сотней наименований шампанского. Мы предлагаем перспективного повара, это Иван Березуцкий, лучшего сомелье — Юлию Хайбулину. Да, гурманство, но демократичное! Кроме того, людям, наверное, захочется увидеть музыкальных звезд, которые будут появляться в нашем ресторане.

Деятельность видного борца с западными артистами депутата Милонова вам сильно мешает?

Все понимают, что цели Милонова и организации, которая подавала в суд на Мадонну, — только пиар и ничего больше. Это беспроигрышные темы: религия, сексуальная ориентация. Ну хотят они свою жизнь на ерунду тратить — пусть. Лишь ребенку не ясно: ни я лично, ни кто бы то ни было из «Планеты Плюс» не имеет права диктовать Мадонне, что ей петь, что произносить со сцены. То же самое, кстати, касается и Бориса Моисеева, и Вики Цыгановой, да какого угодно артиста.
 

Наряду с «Планетой Плюс» в PMI, в частности, входят билетный оператор Kassir.ru, творческая сеть Yatalant.ru. В юности Финкельштейн пробовал переехать в Нидерланды, но вскоре вернулся. Зал Театра песни вместит 14 тысяч зрителей. Пугачева и ее дочь Кристина Орбакайте являются соинвесторами проекта. Финкельштейн был пионером турингового бизнеса в России: гастролеры впервые стали привозить с собой концертное оборудование.

Текст: Егор Галенко, Радиф Кашапов
Фото: Олег Бутковский 


Наши проекты

Комментарии (2)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 2 авг., 2014
    построишь свое детише матвеенкин сын нажитое непосильным трудом мамаши тратит кашевар ты наш
  • Гость 2 авг., 2014
    так строй в своей москва вместо гостиницы россия слезливый ты наш

Читайте также

По теме