• Город
  • Урбанистика
  • ТОП 50 2020

Как Мария Тиника изменила отношение петербуржцев к деревьям — и как нам вместе сделать город зеленым

Лауреатка премии Собака.ru «ТОП 50 Самые знаменитые люди Петербурга» 2020, создательница инициативной группы «Деревья Петербурга» и «Карты деревьев» Мария Тиника вот уже два года борется за растительность в городе. Она собрала вокруг себя специалистов и неравнодушных горожан, которые готовы отстаивать свое право на зеленый Петербург. Как нам приблизить зеленое будущее и кто мешает этому?

  • На Марии платье Kiton; мюли Loewe (все — ДЛТ)

Какие важные инициативы были вами предложены за последнее время?

Фонд «Зеленый Петербург», участником которого я являюсь — это объединение Plants For Friends, Сергея Семака и общественного движения «Деревья Петербурга». Он создавался для того, чтобы горожане и бизнес могли за собственные деньги высаживать деревья в городе. Мы хотели помогать комитету по благоустройству озеленять наш город. Но планировали делать это так, как нам кажется правильным, думая о здоровье людей. Сейчас у нас дикий перекос — на улицах растут только липы. Это ударяет по устойчивости города, для которой важна единая и разнообразная система. Поэтому мы хотели высаживать любые разрешенные в Петербурге деревья, кроме лип и кленов. В прошлом году договорились с комитетом по благоустройству, что нам дадут такую возможность. Обязались выбирать только те места, где деревья были раньше и где все еще есть газон, на котором их можно посадить. Составили список таких мест, еще полгода пытались попасть к чиновникам и представили его. В итоге по всем адресам по разным причинам нам отказали. Для меня это, конечно, удивительно — мы хотели все сделать сами, без трат бюджетных средств, и даже были готовы потом ухаживать за этими деревьями или давать на это деньги. Но для комитета новое дерево — это обуза. Мы на каждый их отказ нашли контраргументы, чтобы продолжить диалог, после чего получили второй отказ с уже другими аргументами и предложением озеленить бульвары липами. Так пока у нас происходит общение, но я не сдаюсь, собираю новые контраргументы, езжу по улицам, фотографирую их последние посадки, чтобы обсуждать предметно. Осенью 2019 года мы сами посадили три клена на площади Восстания: так планировали отработать схему, которой смогут пользоваться другие заинтересованные горожане. Но пока попытки тиражировать наш опыт комитет пресекает.

  • Посадка кленов на площади Восстания

Также я стала соорганизатором движения специалистов «Снова Зеленый Петербург»: урбанистов, планировщиков, архитекторов, озеленителей, ландшафтных архитекторов. Направления работы такие: инвентаризация деревьев силами волонтеров, зеленые лаборатории, которые эти данные анализируют и занимаются созданием мастер-плана деревьев и стратегии озеленения, которую не делают почему-то городские власти. А также зеленые лекции и дискуссии, на которых специалисты обсуждают альтернативные поправки в закон о зеленых насаждениях — их мы передаем комиссии городского хозяйства при законодательном собрании.

Также я в качестве эксперта участвую в проекте Waterfront, где мы провели дискуссию и совместно с «Парком на Смоленке» хотим объединить всю набережную Смоленки в единый природный парк «Живые берега», где, с одной стороны, будут представлены разные варианты использования, а с другой — сохранено то естественное, что там еще осталось. Эта инициатива пока еще в самом начале.

А еще мы начали объединяться со всеми любителями деревьев страны, чтобы решать системные проблемы на федеральном уровне — потому что одному региону с ними не справиться. У меня есть мечта сделать всероссийский форум деревьев, на котором специалисты со всей страны могли поделиться опытом и лучшими практиками, а также повлиять на федеральное законодательство, в котором сейчас нет ни одного закона, связанного с деревьями.

Как изменилось отношение горожан к деревьям?

Мне кажется, что за те два года, что я занимаюсь деревьями в городе, у меня получилось добиться важной цели. Я хотела, чтобы деревья обсуждали все петербуржцы: на кухнях, улицах, в кафе — и это действительно произошло. Все обратили на них внимание — в «Снова Зеленом Петербурге» десятки волонтеров, на создаваемую нами карту горожане нанесли уже порядка 5 000 деревьев. Это действительно может изменить ситуацию: и комитет по благоустройству, и губернатор говорят, что такого количества писем, запросов и жалоб, связанных с деревьями, у них не было до этого никогда. Люди осознают, что именно деревья помогают им чувствовать себя лучше — надеюсь, мы им в этом помогли. Чуть ли не каждый день мне пишут горожане, расстроенные очередной вырубкой. Раньше не было площадки, где они могли бы об этом говорить, а теперь есть не только группа «Деревья Петербурга», но и подобные сообщества, сделанные жителями чуть ли не каждого района: «Зеленая Гражданка, «Наш зеленый Владимирский округ», Ulmus Protectus, «Тополя на Грибоедова, 119». Благодаря этому у нас прошла первая независимая экспертиза состояния дерева, заказанная жителями дома. Комитет выдал порубочный билет, в котором говорилось, что дерево больное. Горожане были с этим не согласны, обратились к эксперту, который заключил, что оно здорово. Комитет, несмотря на это, все равно собрался дерево уничтожить — и жители подали в суд. А пока идет разбирательство, срубить ничего нельзя. Комитет в шоке, мы внимательно следим за делом, потому что это важнейший прецедент. Другая группа жителей Васильевского острова встала всем домом на защиту тополей в своем дворе — была целая битва. Они тоже оплатили независимую экспертизу, которая заключила, что деревья здоровы. Муниципалы решили сделать свою экспертизу, но она показала тоже самое — и после этого они согласились тополя не трогать. Круто, что люди так борются за деревья — раньше такого не происходило.

  • Набережная Мойки раньше и сейчас, коллаж «Деревьев Петербурга»

Каким станет Петербург через 10 лет?

Конечно, я его представляю сине-зеленым. Мне бы хотелось увидеть, что хотя бы на половине всех петербургских улиц растут деревья. Сейчас они есть на 10-25% — все сильно зависит от района. В одном Приморском 22 000 деревьев, а в четырех центральных — меньше 15 000. 

Вдоль всех набережных бульвары, а не дороги, оставлены в покое и находятся в естественных берегах малые реки, и они тоже, конечно, в деревьях, а не в граните. Также, уверена, у нас в городе появятся островки биоразнообразия, где сохранена дикая природа. Надеюсь, это станет началом создания экологических коридоров в городе.

Есть ли международный опыт, на который мы могли бы опираться?

Его накоплено много, но не всякий опыт нам подходит. Но, например, мы можем ориентироваться на Китай. Когда они готовились к летним Олимпийским играм 2008 года, за ограниченный срок в пять-шесть лет умудрились высадить более 10 млн деревьев — не только в Пекине, но в других городах, принимавших соревнования. Делали они это к Олимпиаде, но в результате города изменились до неузнаваемости и сохранили этот облик. Они брали масштабностью, но также провели огромное количество исследований. У них на законодательном уровне появились серьезные инициативы, поддерживающие озеленение — например, при возведении жилого комплекса застройщик обязан высадить определенное количество деревьев, иначе ЖК не будет принят. При этом это обязательно должны быть саженцы от 15-20 лет. Они для себя решили, что люди должны жить в зеленом городе не когда-то, а прямо сейчас — и также нужно решить нам. У нас тоже есть похожие нормы, но они измеряются не в деревьях, а в зеленых поверхностях — и поэтому все ограничиваются обычной травой.

  • Лиговский проспект раньше и сейчас, коллаж «Деревьев Петербурга»

А что же происходит у нас?

Нынешний вектор развития города совершенно не направлен ни на озеленение, ни на здоровье жителей — а это напрямую связанные вещи. Деревья вырубают, а дороги расширяют. Одни из первых поправок, которые принял Александр Беглов на посту губернатора, — поправки в закон о зеленых насаждениях. Они поставят крест на деревьях на улицах Петербурга. Согласно ним, практически любое дерево можно признать аварийным и срубить. А шансов, что его посадят заново, почти нет. Но мы приняли участие в переносе второго чтения этих поправок на август и надеемся, что за это время получится убедить депутатов их не принимать.

Сейчас ловушка в том, что разработкой законов занимаются люди, для которых деревья — это обременение, а не ресурс, как для обычных горожан. Когда принимать решения будут люди, для которых деревья — это здоровье, чистый воздух, экосистема, ситуация изменится. Комитет по благоустройству, который сейчас курирует все, что связано с деревьями, — это, по сути, уборщик. Заставить уборщика думать об экосистемных услугах и здоровье — странная затея и вряд ли это возможно. В США, например, деревьями занимается министерство здравоохранения — и деньги на посадки идут из этого бюджета. А у нас деревья на улице — это по официальным документам элемент дороги.

Не хватает и специалистов: в Петербурге невозможно получить высшее образование по специальности «Озеленение в городе», этому учат только в техникуме коммунального хозяйства. А высшее образование есть только по профилю «Ландшафтный архитектор». Поэтому ни в одном садово-парковом предприятии нет научных специалистов. При этом у нас есть отдельные прекрасные ученые — микологи, дендрологи, фитопатологи, лесопатологи. Но у них нет никакого влияния, комитет по благоустройству с учеными на постоянной основе не сотрудничает.

Если бы деревья отдали комитету по природопользованию, это решило бы многие проблемы, потому что они гораздо ближе  к научному сообществу. В большинстве городов России именно природоохранные службы отвечают за зеленые насаждения. Но наш комитет по природопользованию в иерархии в городе стоит близко к концу, и у них большое недофинансирование. В их ведении особо охраняемые природные территории, и пока большей ответственности не хотят, но мы пытаемся их склонить к этому. Сейчас работаем над тем, чтобы найти способ признать особо охраняемыми природными территориями живые берега рек, не заключенные в гранит или бетон. Тогда там будет запрещена вырубка деревьев.

  • Набережная канала Грибоедова раньше и сейчас, коллаж «Деревьев Петербурга»

Что же делать горожанам, которые хотят изменить ситуацию?

Нужно писать письма, жалобы, обращения депутатам, в районные администрации, губернатору: «хочу посадить дерево здесь», «верните дерево сюда», «не рубите вот эти деревья». Спрашивайте, где вы можете что-то посадить, есть ли для вас инструкции. Чтобы чиновники постоянно только это и видели, чтобы им письма о деревьях мерещились во сне. Пока на сайте «Наш Петербург» есть строка «Срубить дерево», но нет «Посадить дерево». Это несправедливо, это тоже нужно требовать менять. Высаживать прямо сейчас мы пока, к сожалению, не можем, поэтому нужно менять вектор. Можно просто вступать в зеленые сообщества в соцсетях, помогать им репостами, ставить лайки, писать посты — на это тоже смотрят. Также можно писать коллективные письма. А если писать не хочется, наносите деревья на карту urbantrees.ru: и те, что существуют сейчас, и те, которые уничтожили, и те, которых просто не хватает вам в каком-то конкретном месте. 

Текст: Ксения Морозова

Фото: Данил Ярощук

Стиль: Эльмира Тулебаева

Ассистент стилиста: Елизавета Кольмина

Визаж и волосы: Алена Кондратьева

Свет: Skypoint

Мария сфотографирована у трехсотлетнего дуба в парке Сериевка у усадьбы Лейхтенбергских. Дерево посадили на этих землях в петровские времена, а портрет этого дуба сделал Иван Шишкин.

Благодарим СПбГУ за помощь в организации и проведении съемки.

«Собака.ru»

благодарит за поддержку партнера премии 

«ТОП 50 Самые знаменитые люди Петербурга 2020»


ДЛТ

старейший универмаг Петербурга и главный department store города


Мария Тиника – о своем пути в зеленые активисты

Наши новости в Telegram
Комментарии

Наши проекты