18+
  • Город
  • Город

«Как рушится самый красивый город России»: Илья Варламов выпустил фильм о Петербурге. О чем в нем говорится?

Подписаться:

Поделиться:

15 ноября на YouTube-канале Ильи Варламова вышел фильм о Петербурге. В нем один из популярнейших блогеров России рассказывает о том, как постепенно разрушается исторический центр города. За первые сутки после размещения видео посмотрели уже почти миллион раз! Для тех, кто пока не нашел часа, чтобы ознакомиться с фильмом, коротко пересказываем слова Варламова о проблемах культурного наследия Петербурга и способах их решения.

«Санкт-Петербург — гордость России, бывшая столица страны, построенная блестящими архитекторами», — такими словами открывает известный блогер Илья Варламов свой новый фильм о Петербурге. Однако сразу добавляет: «историческое наследие Петербурга уже давно не в лучшем виде».

«В самом центре стоят заброшенные и полуразрушенные дома, с других домов падают балконы и сыпется штукатурка. Исторические детали заменяют новоделами, а от памятников ждут, чтобы они скорее упали», — такой неутешительный «диагноз» ставит блогер. Можно ли еще спасти историческое наследие? Таким вопросом задается, пожалуй, самый известный урбанист России. 

О текущем положении дел

Всего в Петербурге 8979 объектов культурного наследия (ОКН), рассказывает Варламов со ссылкой на КГИОП, при этом треть памятников подлежат реставрации, а 113 — находятся в «неудовлетворительном состоянии».

Согласно данным, приводимым урбанистом, в 2021 году в городе проводились работы по сохранению 47 объектов из списка КГИОП, на что ушло почти 2 млрд рублей. «В 2022 году число таких объектов сократилось до 30, а сумма расходов уменьшилась в два раза. В следующем году собираются поработать еще с 30 ОКН и потратить 1, 5 млрд», — приводит статистику блогер.

«Тут важно понимать, две вещи, — оговаривается Варламов, — во-первых, работы ведутся только по сохранению объектов, то есть ни о каком восстановлении речь не идет. А во-вторых, эти данные касаются только объектов культурного наследия и не учитывают всего массива исторической архитектуры, который делает Петербург Петербургом».

Vit Ershov / Shutterstock

«Вместо исторической застройки — пустырь и новостройки»

В качестве примера отношения к сохранению наследия в Петербурге Варламов приводит продолжавшийся много лет снос зданий — доходных домов и промышленных зданий — на улице Шкапина. В итоге, сетует урбанист, на Шкапина «вместо исторической застройки появились пустырь и новострокий».

Также Варламов упоминает о других крупных градостроительных скандалах Петербурга последних лет: сносе манежа Лейб-гвардии Финляндского полка на Васильевском острове (где в годы блокады располагался хлебозавод), приостановленном после вмешательства правоохранителей разрушении бань Екимовой на Петроградской стороне, многолетних спорах между градозащитниками и Театром Бориса Эйфмана о доме Басевича.

При этом, подчеркивает блогер, в Петербурге действует закон о сохранении исторической застройки, запрещающий разрушение зданий, построенных до 1917 года. Однако, констатирует он, этот закон успешно обходится. «В Петербурге зачастую изменяется время постройки зданий, — рассказывает в кадре градозащитница Маргарита Николаева, — если, по документам, не указано, что здание построено до революции (например, в советские годы оно перестраивалось, и год перестройки [в документах] был указан как год постройки) это здание волне может быть подписано как здание под снос. Потому что считается, что оно не было построено до революции, хотя на самом деле в Советском Союзе оно было только перестроено».

В связи со всеми скандалами автор фильма напоминает о сентябрьском визите следователей СК в Комитет по охране памятников Петербурга. Впрочем, добавляет Варламов, пока сложно сказать, изменит ли расследование ситуацию с охраной культурного наследия в городе. «Особняку Салтыковой, кажется, расследование только вредит, — сетует урбанист, — этот дом на Большой Морской собирались разобрать и отреставрировать по разрешению КГИОПа, но в августе он стал вещественным доказательством в деле о сносе памятников, и работы в нем по решению суда остановились».

Яндекс.Карты

«Теперь могут приютить разве что преступников и бомжей»

Далеко не все исторические постройки в Петербурге сносятся, продолжает блогер. Есть и те, которые просто годами находятся в запустении и постепенно разрушаются. В качестве примера он приводит завод «Красный треугольник», на котором недавно произошло обрушение части конструкций. По мнению блогера, комплекс мог бы стать «чем-то вроде московского [арт-пространства] "Красный Октябрь"», но сейчас многие его корпуса находятся в запустении и «теперь могут приютить разве что преступников и бомжей».

«До революции в этом крупном промышленном центре производили разные изделия из резины: галоши, шины, игрушки, — рассказывает для фильма историю завода Ника Артемьева, эксперт фонда «Внимание», — здесь были достаточно высокие зарплаты по сравнению с другими заводами и многие хотели здесь работать. И есть такие городские байки про то, как незамужние работницы завода были вынуждены сожительствовать со своими бригадирами, потому что те часто угрожали им увольнением, а им было важно сохранить за собой рабочее место. К сожалению, здесь было такое "гнездо разврата", хотя в общем передовой промышленный комплекс и передовая архитектура».

Сегодня, также продолжает эксперт, этот комплекс является памятником, но огромный размер мешает его приведению в порядок. «С одной стороны власти вроде бы пытаются найти решение и как-то привести это в порядок, договориться с собственниками, а с другой стороны, те корпуса, которые находятся во владении у города приходят в запустение», — сетует она.

«Казалось, что ничего невозможно сделать»

Как отмечает Варламов, многие говорят, что в Петербурге сохранению исторического наследия не способствует климат, прежде всего, высокая влажность, что особенно остро это чувствуется в подвалах, вечно затопленных грунтовыми водами. Однако, настаивает урбанист, это объяснение его не убеждает.

«До недавнего времени казалось, что с влажностью подвалов ничего невозможно сделать. Что всем историческим зданиям нужна супермощная передовая гидроизоляция, — приводит он в своем фильме слова Ники Артемьевой, эксперта учрежденного им же фонда «Внимание», — но как показывает опыт, обычно проблемы банальны. Есть какая-то течь в трубе (почти наверняка это канализационная труба), подвал затопляется нечистотами и коммунальные службы не могут десятилетиями найти источник течи. Они говорят: "Это все грунтовые воды, с этим ничего невозможно сделать". Тем не менее, на Петроградке есть некоторое количество домов, которые навели у себя порядок, нашли источник течи, устранили ее, выкачали все лишнее (воду, нечистоты) и теперь у них сухие, хорошие подвалы».

Чтобы исторические постройки сохранялись в надлежащем виде, необходимо участие самих жителей, традиционно подчеркивает Варламов. «Многие, конечно, скажут, что все это — пустая трата времени», — говорит блогер. Однако, настаивает он, в Петербурге есть успешные примеры поддержания старинных домов и даже их реставрации силами активистов: ремонт дома Тимофеева на Петроградской стороне (в этом доме недолго жил поэт Александр Блок), восстановление исторических дверей в парадной на Лахтинской улице (об этом проекте подробно писала «Собака.ru»).

bellena / Shutterstock

Как спасти Петербург

И все же сохранение исторической застройки не может быть делом исключительно горожан, говорит Варламов. Не у всех есть деньги на поддержание своего жилья, и к каждому дому не приставишь краеведа, который бы заботился о сохранении или восстановлении исторических деталей. Но для того и «существуют жилищные комитеты или тот же петербургский КГИОП», — подчеркивает автор фильма.

Он признает, что успешным проектам восстановления исторических домов иногда мешают действующие законодательные ограничения. «К отреставрированным зданиям применяют те же нормы, что и к новым. Например, в части озеленения придомовой территории, что в центре Петербурга редко бывает возможно», — приводит пример Варламов.

Однако он настаивает, что в основном законы вполне адекватны задаче сохранения исторического центра. «Чтобы спасти исторический Петербург, достаточно соблюдения нынешних законов, если начать их соблюдать по-настоящему, а не выискивать лазейки ради собственной выгоды», — говорит блогер.

«Попробуйте в Праге сделать то, что делают у нас, попробуйте взять, объявить какое-то здание неисторическим и его снести, — приводит Варламов в своем фильме слова петербургского депутата Бориса Вишневского. — При этом знаете на что жаловались городские власти Праги (это было в 2013 году, когда мы туда ездили [для обмена опытом])? У них задача — как удержать людей в историческом центре. Люди не хотят жить [там], где толпы туристов, огромное количество магазинов, шумно, некомфортно. Они хотят уехать куда-нибудь в другие места, а оставлять ненаселенным исторический центр тоже совершенно неправильно. У нас ситуация противоположная: у нас жители исторического центра никуда уезжать из него не хотят, они в нем выросли и хотят жить здесь».

Илья Варламов

Урабнист:

«Мы все привыкли ездить в Европу и восхищаемся ее историческим наследием. Острые шпили Праги, роскошные церкви Рима, узкие улочки Барселоны, — все это очень любят российские туристы. Надо понимать, что Петербург – город того же уровня. Сюда тоже едут туристы со всего мира. Так может быть и относиться к нему стоит так же, как это делают в Европе?

За XX век Россия потеряла много из своего наследия: что-то было разрушено войнами, что-то — снесено властями, но потеря Петербурга может стать самой страшной из всех. Не только для петербуржцев, но для всех россиян».

Комментарии (0)

Купить журнал:

Ваш город
Красноярск?
Выберите проект: