• Город
  • Общество

«Диктатор держится из последних сил»: Саша Филипенко, IOWA, Илья Чех и другие петербужцы — о ситуации в Беларуси

Уже девять дней в Беларуси продолжаются протесты против действующей власти: протестующие уверены, что 80% голосов за Александра Лукашенко были сфальсифицированы и требуют провести новые, честные выборы. 16 августа в митинге в Минске приняли участие около 200 тысяч человек. «Собака.ru» обсудила ситуацию с известными петербуржцами, переехавшими в Россию из Беларуси, — Екатериной Иванчиковой из группы IOWA, писателем Сашей Филипенко, идеологом команды HoodGraff Артемом Буржем и создателем компании «Моторика» Ильей Чехом.

Саша Филипенко

Писатель

«Диктатор держится из последних сил и, кажется, не понимает, что происходит — но мы видим, что времена Лукашенко заканчиваются. Он ищет какие-то угрозы, но на самом деле беларусы просто сделали свой выбор.

Среди моих знакомых есть люди, которых задержали: например, Саше Василевичу, директору Publicis Hepta Group и совладельцу минского The Village, дали 15 суток ни за что. Но сейчас вопрос близости уже не важен: каждый беларус, который сидит в тюрьме или подвергся пыткам — наш друг. В стране есть избитые граждане, многие беларусы пропали без вести, и мы не знаем, что с ними происходит. Люди находятся в тюрьмах и их не выпускают до сих пор. Сейчас все беларусы солидарны, все друг другу — родственники и близкие. Мы видим ужасное: каждый день люди подвергаются пыткам карателей. Мы должны говорить об этом, а все, кто занимался пытками, должны ответить.

Все беларусы сейчас, с одной стороны, счастливы — они понимают, что режим закончился. С другой стороны, ни у кого нет иллюзий, что завтра они начнут жить в Швейцарии. Все понимают, что Лукашенко оставляет страну в очень сложной экономической ситуации, и впереди долгие годы реформ и перемен. Никто не ждет, что сразу станет просто. Безумные диванные комментаторы пишут: «Вы не понимаете, что сейчас будет. У вас был какой-то порядок». Они, видимо, думают, что чтобы убирать улицы, нужно людей в камерах пытать. 

Очевидно, что передача власти — это уже вопрос времени. Все это может затянуться на день, неделю или месяц — протест уже просто не может заглохнуть. Люди готовы требовать свободы столько, сколько потребуется. Протестует вся страна — это солидарность не интеллигентов, поэтов или писателей. Встали все заводы в стране — этого никогда не было в Беларуси. Момент невозврата пройден: Лукашенко уже невозможно представить президентом республики ни в каком виде. Я смотрю на то, как он сегодня бросался на людей на заводах, как он после всего, что мы видели вчера, продолжает говорить, что протестует 150 человек, и это погоды не играет — он или невменяемый или пытается изображать невменяемого.

Я счастлив за страну, хотя мне сложно не быть там — очень хочу поскорее оказаться дома».

Екатерина Иванчикова

Солистка группы IOWA

«На днях созванивались с мамой мужа моей сестры, она рассказывала, что под окнами все время бегут люди, слышны крики, и за несколько дней это стало частью жизни города, в нем невозможно находиться: с одной стороны постоянные крики и боль, с другой — сигналящие непрерывно машины. Для людей в возрасте это особенно сложно переносить не только морально, но и физически. А мама Лени (Леонид Терещенко – гитарист из группы IOWA и муж Екатерины — прим. ред.) была  все эти дни дома, ей было страшно, она старалась не говорить с нами об этом.

Моя подруга, которая живет в Могилеве, говорит, что «потеряла» своих подруг, они участвовали в фальсификации выборов.


Мы написали песню в поддержку народа Беларуси. Мне приходят реакции в социальных сетях, и люди считали посыл: как поддержку, как призыв к любви. Только любовь может спасти, стремление понять свой народ. Насилие — это несчастье! Несчастные люди не смогут поднимать страну, комфортно жить и смотреть в будущее.

Города — это люди, и они должны быть счастливы и сыты, во всех смыслах слова. Люди сейчас верят в лучшее, все больше выходят на улицы, не забывая при этом взять с собой цветы, убрать за собой мусор.

Комфорт, любовь, принятие, стремление понять — на этом держится все. Если люди в отношениях долго не разговаривают, если мнение одного в паре никогда не учитывается — отношения обречены. Точно так же происходит и в глобальном смысле. У людей накапливаются недоговоренности, это все выливается в ссору, претензии и ненависть. Важно не доводить «отношения» до точки невозврата».

Артем Бурж

Идеолог команды HoodGraff

«Среди моих друзей есть люди, которые после мирного митинга пропали без вести — к счастью, они уже нашлись. Их поместили в КПЗ на два дня, били, угрожали. Сейчас с ними все в порядке, они отлеживаются дома. Один из них гулял с тещей, женой и ребенком, его с женой забрали, а ребенка оставили на пожилого человека. Жену отпустили через сутки, а он с болями и огромными гематомами лежал в изоляторе. 

Даже старшее поколение моей семьи очень серьезно настроено против действующей власти, несмотря на то, что моя бабушка 25 лет поддерживала Лукашенко — в этом году ее мировоззрение изменилось. В Минске ходят слухи, что многие сотрудники администрации уже думают, как сбежать в Россию. Интернет кишит разными версиями, но настроения общие у всех, я не сталкивался с другими мнениями — все хотят, чтобы власть сменилась.

Знакомым бюджетникам прямо грозили увольнения, если они откажутся идти на митинг за Лукашенко. Для них организовали трансферы, учили лозунгам. Но многие, как только приехали, сразу свалили с площади.

Настроения у людей сейчас предпобедные. Лукашенко сегодня уже опростоволосился, когда приехал на минский завод, и все ему скандировали «Уходи». Видно было, что он подавлен, не знает, что говорить. Он заявил, что выражает солидарность с теми, кто пострадал от силовиков, и предлагает оставить его на посту и провести реформы. Но, естественно, никто на это уже не согласен, все требуют судить виновных в насилии. Я думаю, вряд ли кто-то уже откажется от желаемого.

Я переехал в Петербург из Витебска 10 лет назад, потому что молодежи в Беларуси невозможно было развиваться. Но сейчас меня гложет то, что я не могу быть на родине — через три дня мы будем выезжать туда. Я чувствую, что грядут перемены, хочется верить, что все получится — 10 лет назад протестующих было немного, а сейчас это сотни тысяч людей. Масштаб такой, что перемены неизбежны». 

Илья Чех

Создатель компании «Моторика»

«Проблем у моих знакомых не было, но они тоже выходят на митинги и протестуют. Если говорить про молодых друзей, то настроения у них позитивные и возвышенные — они в ожиданиях и надеждах. У старшего поколения настроение постоянно меняется: от оптимистичного до пессимистичного. Они не до конца верят, что власть возможно сменить, но все равно всячески поддерживают движение.

Я относительно этой ситуации скажу так: давно пора. Это наболело, накипело, было ожидаемо — ничего удивительного. Я думаю, что уже на этой неделе все решится. Надеюсь, что развиваться все будет по мирному сценарию». 

Комментарии

Наши проекты