Марат Губайдуллин

Марат Губайдуллин – скульптор, кузнец и живописец, приехавший из Татарстана. Он вырос в маленьком селе под Казанью, а русский язык выучил в школе. Он – янычар, элитный Гвардеец современного российского искусства. Его росписью украшены церковь Симеона и Анны на улице Белинского и загородная резиденция президента российской федерации – это при том, что он ещe не получил диплома. Его дух закалялся в уличных драках, он неплохо владеет карате и придерживается радикальных религиозных взглядов, но для художника-Фундаменталиста он на удивление мирный и эстетически всеядный. Сейчас марат заканчивает Мухинское училище по специальности «художественная обработка металла», выставляется в Дрездене и Амстердаме и собирается в паломничество по Средней Азии. Специально для «Собаки» Марату пришлось расписать антикварный шкаф.  

– Где лучше?

– В Петербурге самый большой творческий потенциал в мире, но правительство этим не пользуется. В городе множество больших залов, которые отданы чинушам, а хорошие художники вынуждены ютиться в подвальных галереях. Есть много богатых людей, люди любят и понимают искусство, но вот покупать…

– Не торопятся?

– (Смеется.) Да, не торопятся.

– Тебя можно назвать татарским национальным художником?

– Поскольку я владею языком, являюсь носителем этой культуры, бы воспитан в традициях – да. Я увлекаюсь исламским мистицизмом и очень дорожу традициями своего народа. Но семь лет в Санкт-Петербурге даром не прошли, классицизм петербурга соблазняет меня.

– Ты хотел бы нарисовать Чингисхана?

–(Смеется.) Если бы он попозировал. Мне больше Гитлер интересен. В молодости он жил искусством, продавал в Вене свои картины. Я видел. Очень красивые пейзажи.

– Если бы я был художником, я бы больше всего любил рисовать обнаженную натуру…

– В этом основа развития художника. Если он не может нарисовать обнаженную девушку, что он тогда за художник? Художник должен приблизиться к природной красоте и даже показать то, что скрыто.

– А по телевизору тоже природу показывают.

– Как сказал Гермес Зайгот на фестивале SKIF, телевидение – это электрический намордник для человека.

– А очень большой телевизор с 3D-звуком и плоским экраном – разве это не прекрасно?

– Это прекрасно. (Смеется.)

– Расскажи о своей дипломной работе.

– В следующем году будут отмечать тысячелетие основания Казани. Я преподнесу в дар городу кованую скульптуру дракона Зиланта – символа волжской Булгарии, а позже – Казанского ханства. Эта скульптура – моя дипломная работа. Я преподнесу ее Минтимеру Шариповичу Шаймиеву – очень уважаемому мной человеку.

– Я слышал, ты расписал дачу президента Путина.

– В Петербурге искали художника для росписи зала международных переговоров в загородной резиденции президента. И нашли меня. Я с друзьями расписал зал в византийско-персидском стиле. И теперь наш глубокоуважаемый президент ведет переговоры с зарубежными лидерами совершенно по-византийски.

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме