Люсьен Пелла Фине

«Если ты носишь вещи с изображением черепа, то ты – плохой парень. Даже если у черепа уши Микки Мауса», – говорит Люсьен Пелла Фине, который любит провоцировать публику. Анатомический Микки Маус, лист марихуаны, волшебные грибы, придуманные для него Такаши Мураками, бультерьер, помещенный в центр звезды, – символы, которые Пелла Фине помещает на свитера и футболки, после чего они превращаются в фетиши. Проработав манекенщиком у Пьера Кардена и Джорджо Армани, Пелла Фине решил сам стать дизайнером. Первая же коллекция, созданная им в 1994 голу, сделала его известным в США и Японии.

– Как протекала ваша молодость?

– Я родился в Ницце и прожил до двадцати двух лет на Лазурном берегу Франции. У моего отца был бизнес, который передавался из поколения в поколение и который я как единственный сын в семье должен был унаследовать. Поэтому я учился в бизнес-школе, и мой отец рассчитывал, что я возглавлю семейное дело. У нас был дом в Булье. У меня остались прекрасные воспоминания о юности. Лазурный берег с тех пор очень изменился. Настолько, что мне больно наблюдать эти перемены. Именно поэтому я продал наш дом и последние двадцать лет ни разу не был на Лазурном берегу. Когда-то мой вечер начинался с аперитива в Монте-Карло, ужинал я в Каннах, на вечеринку надо было ехать в Сан-Тропе. А на следующий день я успевал вернуться домой и в восемь утра уже был в школе. Сегодня вам понадобится вертолет, чтобы добраться из Канн в Сан-Тропе, потому что вы простоите четыре часа в автомобильной пробке. И это уже не мой Лазурный берег. Изменились люди, атмосфера, стиль и образ жизни, рестораны уже не те. Остались только воздух, климат и самое красивое в мире море.

– Где вы предпочитаете отдыхать сейчас?

– В Майами. Это мое любимое место. Там у меня дом. Я вообще люблю Америку. Там ты чувствуешь себя по-настоящему свободным. Хотя мне и не нравится сейчас многое в этой стране, но мне близок дух авантюризма и открытости, который присущ американцам. США – это страна пионеров. В них и по сей день это чувствуется. Когда десять лет тому назад я сделал свою первую коллекцию, то американцы были первыми, кто в меня поверил. Им было неважно, что мои свитера стоят по две тысячи долларов и при этом мое имя никому не известно, – им понравилось, и этого оказалось достаточно.

– Почему вы уехали с Лазурного берега и не остались продолжать семейный бизнес?

– Мне не хотелось этого делать. Я практически сбежал в Париж. Мои родители были против, поэтому мне пришлось сразу же озадачиться поиском работы и квартиры. Я снял небольшую квартиру за пятьсот франков в месяц и устроился работать рекламным агентом, получая полторы тысячи франков. Один из моих друзей в то время работал моделью в доме Пьера Кардена. Как-то я зашел за ним. Меня увидел Пьер Карден и предложил стать его новым лицом. За показ мне предложили полторы тысячи франков в день. И я сразу же бросил работу рекламного агента и стал моделью. Я много путешествовал с Пьером Карденом. Как модель я работал с Giorgio Armani, когда он только начал работать в Cerruti. 1960-е и 1970-е годы были периодом рождения fashion-индустрии в Италии. Практически до пятидесяти лет я не работал, очень много путешествовал, занимался только теми вещами, которые мне были интересны, – организовывал показы в Париже для многих модных домов. Десять лет назад я сделал свою первую коллекцию.

– По какому принципу вы выбираете то, что хотите изобразить на свитере?

– Я изображаю на свитерах то, что, на мой взгляд, красиво смотрится и мне нравится. Я очень хочу попасть в Русский музей – если меня что-то заинтересует, я попробую изобразить это на одном из них.

– Почему вы решили начать выпускать вещи с изображением листьев марихуаны?

– Это была одна из провокаций, на которую я сознательно пошел. Мне нравится микс провокации и моды.

– А что скажете по поводу изображения черепов?

– О, ну этим я лишь хочу подчеркнуть, что рано или поздно мы все там будем. Поэтому нужно веселиться и брать от жизни все сейчас.

– У вас были проблемы с полицией из-за ваших новаций?

– Полиция приходила к нам в магазин несколько раз. Он находится напротив здания таможни, и каждый раз, когда таможенники выходят с работы, они видят витрины с выставленными в них вещами, на которых изображены листья каннабиса. Конечно, они звонят в полицию, и те приходят к нам. И каждый раз я объясняю им, что это всего лишь одежда.

– Вы сами какой стиль в одежде предпочитаете?

– Я люблю классику.

– ???

– Да, потому что я люблю вещи, которые можно купить сегодня и надеть через десять лет. Не потому, что все эти десять лет вы не будете покупать ничего нового, а просто потому, что вам эта вещь нравится. А если вам нравится вещь, то вы должны уметь комбинировать ее с любыми другими вещами. Когда-то я работал в Chanel, еще до Карла Лагерфельда. В те времена Chanel культивировали только hаute couture, и они не могли себе представить, что будут когда-то делать prеt-a-porter и их одежда станет массовой. У моей сестры есть пиджак тех времен – ему почти тридцать пять лет! Но она и сегодня может надеть один из моих свитеров с этим пиджаком! Именно это я и ценю в одежде.

Беседа проходила в бутике «Бабочка»

 


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: ЛЕС

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также