Переделкино

Дом главного редактора газеты The St. Petersburg Times Тобина Обера и его жены Анастасии Поспеловой в Репине всегда полон гостей. В многочисленных спальнях, спаленках и зонах отдыха с видом с крутого обрыва на медленную речку Сестру отсыпаются и набираются сил родные, друзья и добрые знакомые семьи.

Хозяйка считает, что в интерьере удалось создать атмосферу старого дома где-нибудь в Провансе: множество значимых безделушек, деревянная мебель с историей и настоящий уют. Планировка и обстановка помещений очень продуманны и функциональны. Здесь нет пустых пространств и пустых дизайнерских фантазий. Каждая вещь, каждый элемент декора имеют свое раз и навсегда определенное место и строгое предназначение. Разнокалиберные стулья и огромный стол – в столовой. Антикварные буфеты – на кухне. По шкафу и простой кровати – в любой из пяти маленьких гостевых. Скамейки на верандах, фикусы у окон, кошки на креслах. Ничего лишнего, и в то же время помещение наполнено приятными мелочами: повсюду детские рисунки, игрушки, подушки, специи, приправы, корзины с фруктами, забавные светильники, книги на русском и английском, семейные записки на смеси обоих языков, прикрепленные к стенам.

Дом Тобина Обера и Анастасии Поспеловой

Но главным для хозяев было крепко связать дом и землю, на которой он стоит. Задача выполнена блестяще: все пространство освоено для жизни, нет отделенного забором ботанического уголка и ведущей к фасаду парадной дорожки. Лестницы, веранды, террасы, крылечки тут и там аккуратно вступают в яблоневый сад и окружают цветочные клумбы. Тобин и Настасья уверены, что в загородном доме обязательно должно быть несколько выходов. Здесь их шесть. Гости могут свободно перетекать из гостиных и спален на улицу и обратно, гулять, дышать свежим воздухом и при этом совершенно не тревожить своими перемещениями хозяев.

Всем миром
Родственники и друзья почти всегда приезжают с ночевкой, поэтому у дома предусмотрена парковка на десять автомобилей. Визитеры, к слову, люди не праздные и обычно принимают активное участие в оформлении интерьера. Весь текстиль в доме – подушки, валики, шторы – украшен замысловатыми узорами и вышитыми надписями вроде «Настя + Тоби = Степа». Это творчество бабушки Нины Александровны – между прочим, директора художественной школы. Штор, правда, в доме мало, по этому вопросу у хозяев принципиальные расхождения. Тобин считает, что в спальнях должен царить полумрак, а Настасья любит по ночам смотреть в окошко. Пока в споре побеждает хозяйка – занавески сейчас висят только в детской зоне гостиной и в нескольких гостевых спальнях.

Английские бабушка и дедушка Дженни и Том приезжают в Репино несколько раз в год и сразу развивают кипучую деятельность: клеят обои, красят стены, ставят наличники. «Там, где Дженни, всегда идет стройка. Не женщина, а метеор!» – смеется Настасья.

Друзья семьи – почти все, как и Настя, выпускники Мухинского училища – с удовольствием помогали семье Обера–Поспеловой расписывать полы и лестницы. Однажды для таких целей была созвана целая вечеринка. Мужчины занимались на террасе детьми, а их жены и подруги в это время красили в синий цвет половицы в столовой и оставляли загадочные письмена на ведущей в цокольный этаж лестнице. Классические узоры тут соседствуют с рисунками в стиле наскальной живописи, некоторые изображения снабжены комментариями вроде «Слон не получился и улетел».

Дом Тобина Обера и Анастасии Поспеловой

Цокольный рай
Нижний блок, в который ведет испещренная рисунками лестница, закончили делать последним. В цокольном этаже расположен кабинет Тобина, где находятся его стол, гамак и библиотека. Последнее для хозяина самое главное. Стеллажи с книгами он привез в Репино в первую очередь. Настасья говорит, что еле сдерживает библиотечную лавину, которая катится вслед за главой семьи, где бы он ни поселился. Сейчас хозяйка пытается собрать все книги в «мужской половине». Кстати, единственное условие Тобина по планировке касалось как раз этой части дома: он настаивал на кабинете с одним входом. Пожелание было исполнено, и теперь главный редактор чувствует себя на нижнем этаже в своей стихии. Здесь есть просторный угол с диванами и телевизором, на расстоянии вытянутой руки от плотно заставленных книжных полок висит гамак из конопли, в закутке по левую руку стоят письменный стол, кожаное кресло и даже одноместная кровать. Сразу за поворотом – маленькая парная, тут же – выход в сад. Рай для Тобина.
Правда, есть подозрение, что летом в этом помещении будут дневать и ночевать дети пары – трехлетний Степа и годовалая Марфа. Слишком уж удобным получилось пространство. Но хозяев эта перспектива скорее веселит: «Постепенно всем составом уйдем под землю!»

Осторожно: окрашено
В основном вся мебель в доме одного периода – конца XIX – начала XX века. Именно такая продается в антикварных магазинах, по которым часто устраивает рейды Настасья. Предметов интерьера советского периода совсем немного, один шкафчик стоит в гостиной. Найти нечто подобное в продаже уже невозможно, обычно такую мебель люди просто выкидывают. Но Тобин и Настасья убеждены, что это сейчас  шкафчик брежневской эпохи ничего особенного из себя не представляет, а вот если его перекрасить, скажем, в голубой цвет и украсить цветочным орнаментом – станет конфеткой. Вообще, редизайну подверглась вся купленная хозяевами мебель. В оригинальном виде остались лишь овальный стол с массивными резными ножками, за которым обедает вся семья (единственный предмет обстановки, доставшийся Настасье в наследство от родителей), и старинный буфет на кухне. Но Тобин все равно считает, что красное дерево – это как-то «не по-нашему». Так что, скорее всего, буфет тоже скоро приобретет веселую расцветку.

Дом Тобина Обера и Анастасии Поспеловой

Новую мебель можно встретить в гостиной. Хозяйственная Дженни посоветовала купить в IKEA дачное кресло. Того же происхождения белые покрывала и полосатые циновки.

В репинский дом семья переехала три года назад. Сначала предполагалось, что это будет дача, но как только на месте старого сруба выросло первое помещение, уютная веранда, Тобин, Настасья и Степа переехали сюда с двумя кошками, Чуфой и Двоечкой (говорят, их довольно противный от рождения характер при жизни на природе сильно улучшился), и со всеми вещами. Потом родилась Марфа. А недавно хозяева подобрали у загородного ресторана рыжую собаку (дети назвали ее Честа Белла), приняли в семью списанного с таможни лабрадора Унцию и щенка швейцарского зенненхунда Персея, в просторечии Персика.


Наши проекты

Комментарии (2)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 2 авг., 2014
    Комментарий удален
  • Гость 19 июля, 2014
    Комментарий удален

Читайте также

По теме