Ледниковый период: тридцать лет и семь эпох шоу-бизнеса в Петербурге

История местной «фабрики звезд» насчитывает семь периодов, которые в итоге повлияли на всю страну. Тридцать лет назад культ актеров сместился в результате рок-переворота. Затем пришла эпоха поп-дискотек. Ее потеснил бум телевизора, сметенный, в свою очередь, второй волной альтернативы. Перелом произошел в 2000 году, когда город познакомился со словом «гламур». О том, что было и что будет, рассказывают главные герои своего времени.
/1995-99 альтернатива/

Смутные 1990-е породили «вторую волну» литературной и рок-альтернативы из Петербурга. Водоразделом стал роман Стогова «Мачо не плачут», названный критиками лучшей книгой десятилетия.

Когда было проще прославиться – в девяностых или сейчас?

Сейчас стать звездой намного проще, чем десять лет назад, потому что есть индустрия. Ты знаешь, куда пойти, к кому обратиться, востребованы все жанры. А в девяностых не было вообще ничего. Когда я написал роман «Мачо не плачут», четырнадцать издательств отказались его печатать. Четырнадцать! Они не понимали, что это такое и как его продавать. Тогда я бросил работу главного редактора маленького журнальчика и устроился в издательство «Амфора» пресс-секретарем – притом, что им пресс-секретарь вообще был не нужен, я был там человеком, который на деловых переговорах пьет с несговорчивыми партнерами, пока те под стол не упадут. Девять месяцев я там работал и каждый день говорил – ребята, пожалуйста, роман мой в планчик поставьте куда-нибудь! Как только его напечатали, я ушел оттуда. Вот такая была в девяностых бизнес-схема. Катит она сейчас? Никак. Сейчас, наоборот, на авторов охота идет, ресерчинг по всему Интернету. Нет сейчас писателей, которые в стол пишут. Если у человека есть хотя бы четыре предложения, без ошибки написанных, он уже выпускает книжку и становится звездой.

Московские звезды от петербургских отличаются?

В Москве герои такие, что на них неудобно смотреть: невольно сжимаешь пальцы в ботинках от неловкости. Они себя ведут так, как у нас вообще не принято – а то лечиться отправят. Петербург – интровертный город с четкой
иерархией. Если человек звезда – все знают, что он звезда, хотя он никогда не появляется на телевидении. Например, главная звезда нашей художественной жизни – Густав Гурьянов, бывший барабанщик группы «Кино». То, что он – лучший художник, золотыми буквами написано в сердце каждого арт-критика и золотыми буквами в чековой книжке самого
Гурьянова. При этом никто вообще не знает, как он выглядит, потому что последний раз его видели, когда он еще в «Кино» играл.

То есть известность и звездность не синонимы?

Мой совет всем, кто хочет стать звездами, – не хотите стать звездами. Это продажа души. Во-первых, эта не истинная слава, а раскрученность, во-вторых, взамен за это потребуют твою душу, и ты уже ни одну книжку не напишешь.

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме