РОМАНТИКИ ПРОТИВ МАШИНЫ: Дальше действовать будем мы!

СТОП, МАШИНА! Тридцатилетние, сделавшие ставку на пиар и тиражи, обнаружили, что находятся не у кормушки, а у разбитого корыта. Оказалось, их даже нельзя назвать поколением. Они – аудитория: их замеряли, вычисляли и продавали. А они продавались. И их можно было просчитать. Но нефтедоллар, который тоже можно было продать и просчитать, слег с лихорадкой. Многое изменилось и в культуре, из которой десять лет строили машину по переработке людей в рейтинг.

МАШИНА СЛОМАЛАСЬ. А вместе с ней из времени выпали ее «рабочие», у которых кончилось топливо – легкие деньги и не осталось запасных деталей – настоящих идей. Мир, который они строили десять лет, оказался глянцевыми декорациями, – рабочие сцены разобрали его за год. Голая сцена выглядела неприглядно: все сфабрикованное лопнуло, все искусственное ушло. Но на сцене остались не хипстеры и не золотая молодежь, а романтики.

РОМАНТИКИ ЗНАЮТ, ЧТО ТАКОЕ ИДЕИ, И НЕ ПРИЗНАЮТ РЕЙТИНГОВ. Их сложно замерить, потому что их нельзя купить. Они не хотят нравиться и не гонятся за бюджетами и славой. Они делают свое дело, которое им никто не навязывал, они сами себе его придумали. Романтики знают, что труд круче, чем треп.

ПОКОЛЕНИЕ ДВАДЦАТИЛЕТНИХ ОТКАЗАЛОСЬ ОТ СИСТЕМЫ И ВЫБРАЛО СВОБОДУ. Привет 1960-м и оттепели! История повторяется, и идеалы возвращаются. Молодые любопытны и хотят учиться – они не согласны жертвовать принципами свободы ради машины. Эпоха рейтинга закончилась. Настала эпоха личности.

МУЗЫКАНТ ИЛЬЯ ЛАГУТЕНКО, ХУДОЖНИК ВЛАД МОНРО, ПИСАТЕЛЬ ИЛЬЯ СТОГОВ, КИНОПРОДЮСЕР ЕЛЕНА ЯЦУРА И ДИЗАЙНЕР ДАНИЛА ПОЛЯКОВ
всегда выбирали себя, а не систему. У них много общего с новыми героями: они не предают свои идеалы и готовы за них бороться. Два поколения встретились, чтобы обсудить, как быть дальше. И пришли к выводу: дальше действовать будем мы!

Илья Лагутенко и Константин Poco_Cox

Илья: Почему вы Poco_Cox?

Poco: Поко, П. К. – это на самом деле мои инициалы. Я решил так назваться еще в школе, но в моем родном городе, Северодвинске, уже был диджей Poco. Потребовалось поменять «имя», что я и сделал: прибавил Cox – так меня папа зовет.

Илья: Группа «Мумий Тролль» стала широко известна в 1997 году, после выхода альбома «Морская», хотя датой ее рождения мы считаем 16 октября 1983 года. Сейчас технологии ушли так далеко, что для известности уже не надо издавать альбом .

Poco: У меня примерно так и вышло. Альбом я еще не сделал. Я просто написал трек Culture War и разослал его шестистам друзьям в Интернете. Каждый из этих шестисот дал его прослушать как минимум еще одному человеку – получилось уже тысяча двести. И вот уже через пару недель я слышал этот трек на куче вечеринок. Помню, как-то стою в «Солянке» у бара, а две полногрудые блондинки поют мою песню, даже не подозревая, что рядом с ними – ее автор.

Илья: Вы думаете выпускать диск?

Poco: Хотелось бы. Но не обязательно на каком-то лейбле. Сейчас дебют может быть издан маленьким тиражом своими силами и роздан по друзьям или на выступлениях. Первое время можно зарабатывать концертами и улучшать качество. А потом лейбл найдет вас сам. В этом смысле меня вдохновляет пример группы Tesla Boy.

Илья: По-вашему, что значительного произошло в музыкальной индустрии за последний год?

Poco: Мне кажется, поменялись ценности. Все поняли, что деньги не такая уж устойчивая субстанция, и головы повернулись в другую сторону. Если пользоваться термином, который предложила редакция, то общество машин потеряло свой фундамент, машины оживают и преображаются в романтиков. Вы это почувствовали?

Илья: Понимаете, я последний десяток лет занимаюсь только тем, о чем грезил в детских мечтах. Я живу как живу, и мне трудно ассоциировать себя с обществом машин. Мне там неуютно, нет во мне жилки, которая обеспечивает довольное существование в нем. Моя жизнь – рок-н-ролльная, артистическая, у нее есть свои плюсы и минусы, но это среда, где мне легче всего дышится, работается, творится и общается.

Poco: То есть вы романтик?

Илья: Романтик в том смысле, что ищу свои жемчужины исходя из своего ощущения жизни и чувства прекрасного. К примеру, я ни за что не пойду на выставку плохого художника.

Poco: А если я не разбираюсь, как понять, плохой он или нет?

Илья: Тогда нужны проводники. В нашем мире, где информации стало безумно много, нужно искать людей, которые помогут отфильтровать ее, откроют тебе глаза. Это как в тайге: там есть и ягодные места, и грибные, и женьшень, корень жизни, где-то растет, но, будучи человеком неподготовленным, ты не сможешь их найти. Один ты будешь идти по болотам, царапаться об острые ветки, попадешь в капкан, и тебя съедят звери. Вот так. А сами-то вы романтик?

Poco: Я не скажу, что машина – это плохо. У машины есть одно хорошее качество: постоянство. Она работает регулярно. Я хотел бы быть гибридом – машиноромантиком, чтобы во мне присутствовала художественная ветреность, но результат был постоянно. Я также не против бизнес-планов.

Илья: Вы думаете, что, если следовать бизнес-плану, можно добиться успеха?

Poco: Ну, план приводит в порядок мозг – просто как перечень вещей, которые надо сделать. Если не относиться к нему как к книге предсказаний Нострадамуса, то план – это полезно. Вот сейчас я познакомился с парнями-музыкантами. У меня есть план с ними работать, потому что у них в руках много… полезных рычагов.

Илья: Однако ничего невозможно просчитать до конца. То, что реально принимается людьми, от нас не зависит. Быть в нужном месте в нужный час, везение – вот что играет главную роль. Почему группа X, а не группа Y – на это нет никаких вменяемых ответов. Мы в 2009-м открываем для себя какую-то музыку конца 1970-х, абсолютно на сегодня современную, и она становится популярной, а тогда артисты и слушатели как-то не совпали. Есть люди, которые возомнили себя продюсерами, у них всегда есть ответы на то, что хорошо, что плохо, но в результате каждая песня проходит испытание временем. Вот недавно умер Майкл Джексон, король поп-музыки. Какие его песни сейчас вспоминают? Их можно пересчитать по пальцам одной руки, и все они относятся к определенному промежутку времени.

Poco: То есть сегодня «Мумий Тролль» мог бы и не выстрелить?

Илья: У каждого большого артиста есть своя веха, но заранее просчитать, что именно станет вехой, нельзя. Двадцать лет назад страна была другая, слушатели другие, и я не уверен, что, начни мы сейчас, мы добились бы этой всенародной любви. Черт его знает. Это вещи, которые не поддаются никакому объяснению. Что нам остается? Просто быть собой – и это единственный совет, который я могу дать молодежи.


досье

Константин Poсo_Cox

Московский диджей двадцати двух лет добился успеха с помощью интернет-технологий. После того как он выложил свой трек Culture War на Myspace.com, количество просмотров этой страницы увеличилось до двадцати трех тысяч. Также песня появилась «В контакте», в ЖЖ и на Facebook.com и за считанные недели зазвучала на танцполах по всей стране. Недавно Константин бросил Московский художественно-промышленный институт, где изучал дизайн костюма. Теперь он сочиняет и записывает англоязычную танцевальную музыку у себя дома, на импровизированной студии.

Илья Лагутенко

Лидер основанной в начале 1980-х во Владивостоке группы «Мумий Тролль» осуществил мощнейший прорыв в истории российской музыки, придумав жанр рокопопс. Своего рода манифестом этого направления стал альбом «Морская», релиз которого датирован 2 апреля 1997 года. С тех пор каждый альбом группы становится событием, безошибочно попадая в ритм времени. К тому же Лагутенко внес колоссальный вклад в поддержку новых поколений, создав первую в России социальную сеть для творческих людей Ikra.tv.

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме