Чорный Гельман

Галерист Марат Гельман впервые рассказал о своем альтер-эго – персонаже с магическими способностями, который наводит ужас на впечатлительную публику.

31 июля прошлого года на первой полосе пермской краевой газеты «Звезда» по явилось стихотворение «лауреата многих литературных премий» Игоря Тюленева. Третья строфа опуса, в частности, гласила:

«Только вдруг налетели карманы-гельманы,
Стали мозги чинушам пороть и кроить.
Пермяки позабыли о Парме романы,
Ведь с Речного вокзала теперь не уплыть».


Текст был посвящен новой культурной политике Пермского края и роли, которую в ней играет московский галерист и одна из самых влиятельных фигур российской арт-сцены Марат Гельман. Корявая публикация обернулась конкурсом литературных пародий, в горниле которого появился совершенно новый персонаж – темный гений и злодей русской культуры Чорный Гельман. Уже скоро он зажил отдельной жизнью, полемизируя с писателем Алексеем Ивановым и рассуждая о собственном месте в истории, а о нем самом поет рэпер Сява.

Кто такой Чорный Гельман?

Это фольклорный персонаж, который родился как ответ на вопрос, кто такой реальный Марат Гельман. Ответ получился достаточно неадекватный: в отличие от реального человека Ч. Г. обладает чуть ли не магическими способностями и управляет какими-то нечеловеческими силами.
Биография Ч. Г. делится на детство, юность и зрелый возраст. Когда в 1990 году Марат, реальный человек, сделал успешную выставку «Южнорусская волна», то первая реакция художественной среды, в которой в те времена царил московский романтический концептуализм, была резко отрицательной. Тогда и появилась формула: «Художники плохие, но Гельман такой хороший продюсер, что обеспечивает им успех».
Однако вскоре стало понятно: художники южнорусской волны добились признания коллекционеров и критиков. При этом образ суперуспешного галериста, который умеет невероятно эффективно использовать разные способы достижения положительного результата, остался.
А поскольку для большинства современное искусство – терра инкогнита, ситуация усугубилась: значит, это не просто галерист, а человек, успешно продюсирующий, если не продуцирующий реальность. Может, его поддерживает мировое закулисье? Может, он и не искусством вовсе занимается, а черной магией?
Эти вопросы стали острее, когда во второй половине 1990-х Марат вместе с Глебом Павловским работал в Фонде эффективной политики. Как известно, они занимались выборами, и успешно. В результате на прежде сложившийся образ повлияла демонизация политтехнологов, обвинения их во всем и вся.
Тут наступила юность Ч. Г., пора еще более интересная: он начал волновать писателей. Впервые в качестве второстепенного персонажа Гельман появляется у Вознесенского в поэме «Деньги». В романе Проханова «Господин Гексоген» он играет хоть и не главную, но важную роль: это галерист, устраивающий какие-то магические выставки, задача которых – разрушить духовность России и сократить численность русских. Линию Проханова поддерживает Пелевин, у которого Гельман предстает как злодей-политтехнолог и магический Черный человек.
В нескольких романах (у Житинского, Липскерова, Максима Кантора) Ч. Г. – алчный персонаж, который ради наживы создает художников как гомункулов, заставляет людей заниматься халтурой, впаривает миллиардерам кучи мусора под видом искусства. Гельманистике сегодня известно около двадцати таких произведений. Имена меняются – то он Мюрат, то он Гейман, то Фельдман, но так или иначе фигура Ч. Г. вдохновляет писателей, им кажется, что это характерный, яркий персонаж, который что-то объясняет.
Зрелости Ч. Г. достиг в Перми. Часть пермской публики все, что происходило в крае, связывала с его фигурой. Трубу прорвало или дороги грязные – во всем винят Гельмана. Надо сказать, что сам Марат долгое время тяготился этим персонажем. Но в Перми Ч. Г. окончательно оторвался от своего прототипа. А абсурдность приписываемых ему деяний, уже ни на чем не основанных, привела к тому, что Чорный Гельман зажил самостоятельной жизнью, – Марат даже начал получать удовольствие от его проделок.

Гельманам доводилось встречаться?

Еще до Перми Марат несколько раз встречался с Ч. Г. очно. В первый раз сидел в кафе «Пушкин», а за соседним столиком молодой человек знакомился с девушкой, представившись Маратом Гельманом. Так как она была начинающим дизайнером, обещал познакомить ее со своим другом Темой Лебедевым. В другой раз в Киеве Марату рассказали, что президентскую кампанию Януковича ведет человек, который утверждает, будто его зовут Марат Гельман. При личной встрече, которую Марат попросил организовать, человек бросился наутек.
В Перми с Ч. Г. Марат лично не встречался, но начал переписываться. Ему было жалко времени отвечать на идиотские выпады Алексея Иванова, а Ч. Г., к взаимной радости, взял этот труд на себя, заведя блог Chorni-gelman.livejournal.com. Отвечает он детально, часто переходит на личности. В конце концов, Марат Гельман – директор музея, наемный управленец. Сегодня здесь, завтра там. А Ч. Г. – уроженец Перми и имеет гораздо большее право называться пермяком, чем писатель из Нижнего Новгорода.
Вообще, чем больше Марат приобретает званий – член Общественной палаты, директор музея, – тем более раскованно себя чувствует Ч. Г., беря на себя всю черную работу.

Хотя сейчас Чорный Гельман высказывается в основном по поводу Перми, очевидно, что фигура эта более крупная. Насколько он влиятелен на самом деле?

Действительно, в какой-то момент для публики все современное искусство стало ассоциироваться с Маратом Гельманом: художников современных направлений в газете «Завтра» называли гельманоидами, а Гельману стали приписывать выставки, к которым он не имел никакого отношения.
Ч. Г. и отношение к нему символизируют непонимание публикой современного искусства. Вот пример. Когда авторы фильма «Generation П» по роману Пелевина попросили сделать для съемок выставку в Галерее Гельмана, где бы отсутствовали картины, а висели бы только таблички с именами художников и ценами, Марат ответил, что галерея не будет заниматься профанацией. Они очень удивились, поскольку были уверены, что современное искусство занимается именно что профанацией.

Чорный Гельман – субъект или объект современного искусства?

Исходя из того, что Ч. Г. жив ровно до того момента, пока живо непонимание, о котором мы говорили выше, он, конечно, является объектом. То есть если внимание к нему исчезает, то исчезает он сам.
Ч. Г. родился в ситуации постмодернизма, когда очень часто художники, вместо того чтобы высказаться от первого лица, создают персонаж, который делает это за автора. Притом персонаж имеет черты самого художника. Как, например, в романе Лимонова «Это я, Эдичка» граница между субъектом и объектом очень размыта.

Каково будущее Чорного Гельмана, его творческие планы? Порабощение всего мира?

В настоящее время медиахудожник Сергей Тетерин создает бот «Чорный Гельман» – искусственный разум, с которым можно будет общаться в Сети, брать интервью.
Но главное – у Ч. Г. появится тело. Это будет старомодный робот. Он будет стоять у входа в Пермский музей современного искусства и выполнять функцию гуманизированной справочной службы. То есть Ч. Г. станет служителем музея, фактически гидом. И даже если случится так, что Марат Гельман через несколько лет покинет музей, Ч. Г. там останется.
Однако точно предсказать будущее Ч. Г. мы не можем. Он все же создавался большим количеством писателей, журналистов, оппонентов, врагов. Не исключаю, что Ч. Г. станет персонажем очередного романа Алексея Иванова. Возможно также, что в связи с жесткой оппозицией Марата по отношению к Генплану Москвы к судьбе Чорного приложат руку лужковские СМИ.
Главное, что останется неизменным, – неполиткорректность Чорного Гельмана.

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме