Хэв Фан: Андрей Аствацатуров

/писатель и филолог/

Любимый лектор студентов СПбГУ, литературовед-астеник, похожий на русского племянника Вуди Аллена, в прошлом году опубликовал автобиографический роман «Люди в голом». Суть текста автор определил фразой: «В кризис людям нравятся истории лузеров». По уровню самоиронии книга – абсолютный бестселлер – не уступает сочинениям корифеев жанра вроде Сергея Довлатова и Курта Воннегута.

Сильно вас зацепило?

С одной стороны, не зацепило вообще: кризисный год прошел для меня успешно. «Люди в голом» вышли тиражом восемнадцать тысяч экземпляров, книгу номинировали на литературную премию «Новая словесность». А недавно я вместе с моим другом, писателем Германом Садулаевым и министром печати Михаилом Сеславинским представлял Россию на Международной книжной ярмарке в Хельсинки. Так что год у меня скорее урожайный. Да и вообще, я не очень замечаю материальную сторону жизни, такие социальные потрясения, как финансовый кризис, на меня не действуют. Больше я зарабатываю денег или меньше, для меня это не принципиально.
С другой стороны, наряду со множеством друзей, которых я приобрел, издав книгу, у меня появились и враги. Теперь про меня пишут много гадостей в Интернете и мне на почту шлют ругательные письма. Даже один коллега с соседнего факультета в своем блоге написал про меня совсем не «коллегиальные» вещи: что я плохой ученый, хотя он не читал моих статей, и плохой преподаватель, хотя он ни разу не был у меня на занятиях. Вот в таких случаях и помогает самоирония, удивительная и мощная форма самозащиты: если ты сам на себя нападешь, это тебя не убьет, но сделает сильнее. Я все время занят самоиронией. Люблю посмотреть на себя со стороны и посмеяться, подчеркнуть собственные недостатки и неудачи, признаться, что я – скорбное кабинетное очковое существо. Молодежь в последнее время плохо учится, ничего не читает, просто просиживает лекции, и я говорю им, что они делают правильно! Вот я читал книги, и теперь у меня глаза больные, к тому же я представляю, как несовершенно устроен мир, и настроение у меня постоянно испорчено. Будете читать, наставляю я их, и станете такими же вечно грустными людьми с низкой зарплатой. А не будете – и станете счастливыми, свободными и спокойными. Зачем вам проблемы, как у меня?
Чтобы стать самоироничным, нужно понять, что для тебя является главным, и немножечко с этим поиграть.
К примеру, я всегда говорил студентам: если вы снимаете с себя ответственность, вы строите себе тюрьму. Но когда однажды мне стали угрожать побоями, я вынужден был признать, что моя логика здесь пробуксовывает. И с чистой совестью спрятался за спину своего более габаритного приятеля, который умел постоять и за себя, и за меня.
Среди последних примеров самоиронии в литературе – роман Германа Садулаева AD. Это серьезная книга, но Герман в ней снова незаметно вывел себя – такого увальня, который цитирует древних философов и при этом являет собой типичный продукт общества потребления.
Если посмотреть на 2010 год через призму самоиронии, я стану превращаться в тренд и бренд – я уже это чувствую. В мире глянца наверняка найдутся люди, которые захотят мной поиграть, и очковое существо станет модным персонажем. Впрочем, меня это никак не изменит, разве что отнимет время.

Три тенденции, замеченные Андреем Аствацатуровым в литературе

Мистицизм

Очень многие российские авторы описывают некие закулисные силы, действующие за спиной людей. Примером могут служить книги Михаила Елизарова или тот же AD Германа Садулаева.

Расцвет нон-фикшн

Вышли замечательные произведения в этом жанре, например «Тайная история петербургских памятников» Сергея Носова и «Моя теория литературы» Маруси Климовой. Еще мне очень нравится эссеистика Кирилла Кобрина и Дмитрия Быкова.

Притчи и сказки

Эта тенденция может показаться маргинальной, но внутри нее тоже есть замечательные образцы: «Сказки для Марты» Дмитрия Дейча и «Сказки не про людей» Андрея Степанова.  

Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 18 июля, 2014
    Комментарий удален

Читайте также

По теме