Эдуард Пичугин: «Наша миссия — создавать новую коллекцию „Ленфильма“ во всех жанрах»

Гендиректор «Ленфильма» настроен оптимистично: киностудия уже стала безубыточной, выплачивает долги, восстанавливает штат профессионалов, скоро будет оснащена самым современным оборудованием, со дня на день получит полуторамиллиардный кредит на ремонт, останется в центре Петербурга и откроет исторические здания для горожан, а в следующем выступит организатором всемирного симпозиума по визуальным эффектам. Но главное — здесь снова снимают кино.

Чем вам пришлось в первую очередь заняться год назад, когда вы возглавили студию?

У «Ленфильма» были гигантские коммунальные долги поставщикам газа, воды, электроэнергии, которые ежемесячно генерировались с 2007 года. Мы остановили этот регресс, начали рассчитываться по долгам и увеличили в полтора раза объем заказов. Студия зарабатывает услугами по кинопроизводству и сдачей помещений в аренду. Удалось своими силами разгрести завалы и осушить подвалы. Волонтеры из ГУКиТа разбирали библиотеку. Это был постоянный субботник длиною в год - мы решили, не дожидаясь денег, восстанавливать студию. Стали заново реанимировать цеха киностудии и без допфинансирования, своими силами смогли закончить картины, которые студия была должна сделать еще в 2010 году. Мы приняли участие в питчингах Министерства культуры и Фонда кино и получили поддержку трех проектов.

Кто работает на студии, ведь большинство специалистов ушли?

За несколько лет убыточной жизни, когда производства не было, многие действительно разошлись. В основном туда, где есть работа – в Москву, в Беларусь и другие страны. Первое, что мы стали делать – собирать людей обратно, и они потихоньку возвращаются. Замечательный пример – известный звукорежиссер Ростислав Алимов: он жил в Петербурге, потом уехал в Москву и стал там работать на самой современной студии в стране. Я пришел к нему, начал уговаривать. А он и говорит: ну вот как мне ехать назад, я здесь уже женился, вот тут я работаю, а вон там, через дорогу, мой дом, в Москве я востребован, много заказов – скажи, зачем мне ехать на «Ленфильм»? Я его уговаривал два месяца и в итоге он согласился. Сейчас Алимов закончил работу над «Сталинградом» и возглавил наш звуковой цех. Самое главное – это люди, и в них надо вкладываться. Наша задача на ближайших кинопроектах – сформировать «второй состав», то есть среднее звено съемочной группы: ассистентов художников, администраторов и режиссеров. Сейчас его фактически нет, поэтому наши потенциальные заказчики из Москвы и других городов летят снимать в Прагу или Минск, ведь привозить с собой всю съемочную группу невыгодно.

«Золушка» и «Шерлок Холмс» - мастерски сделанные фильмы своего времени, но кинематограф ушел далеко вперед. Как «Ленфильм» намеревается догонять индустрию?

Мир технологий идет вперед очень быстро, а в России производится всего несколько фильмов, которые становятся кинособытиями года. Да и самих студий немного, и у специалистов кино небольшой объем загрузки, им учиться не на чем, индустрия не развивается. Поэтому мы решили ездить учиться туда, где выше всего конкуренция и экспертиза по всем направлениям – в Голливуд. Например, сестры Ксения и Лидия Малкины, которые возглавляют у нас гримерный цех, отправились в Лос-Анджелес и прошли там курсы на студии, которая делала грим для «Бенджамина Баттона» и «Пиратов Карибского моря». Это верх мастерства грима и аниматроники – то есть робототехники, замещающей актеров в кадре. Для всех мастеров студии обязательно нужно проводить профессиональные семинары. Необходимо работать со студентами – это не приносит заработка, но так закладывается будущее студии.

Что еще будет на «Ленфильме» такого, чего не было никогда?

Мы создали цех визуальных эффектов. Есть в мире замечательный, гениальный визуальщик Гарсон Ю. Его проекты – от заставок всех мейджоров типа Paramount или DreamWorks до недавних фильмов «Послезавтра» и «Жизнь Пи». В феврале я ездил на съезд общества визуальных эффектов — там 3000 членов из 29 стран, никого от России. Познакомился с Гарсоном и стал его убеждать работать с «Ленфильмом»: давать мастер-классы, обучать наших ребят, выстроить у нас технологическую цепочку. Больше двух месяцев он не понимал, чего я от него хочу, а потом загорелся и предложил провести в Петербурге симпозиум по визуальным эффектам. Этого еще никто не делал. Так что в будущем году к нам со всего мира приедут оскароносные гуру-визуальщики, и это будет настоящее событие в мире кино. Гарсон согласился стать членом экспертного совета «Ленфильма» и теперь делится с нами своими знаниями, дает консультации.

Есть ли преимущество в том положении, из которого «Ленфильму» приходится начинать возрождение?

Фактически мы создаем совершенный студийный комплекс, адаптированный к современным условиям. Мне кажется, мы находимся в лучшем положении, чем любая другая киностудия: не берем устаревший гаджет, пытаясь превратить его в более продвинутый, а сразу создаем модель нового поколения. Первые два месяца я формировал экспертный совет студии, уговаривал мэтров индустрии помогать нам ее возрождать. Здесь много лет не было настоящего кинопроизводства, поэтому создавать надо все с нуля. Это очень интересно и я испытываю спортивный азарт.

Парк техники «Ленфильма» нуждается в полном обновлении. Что будете закупать?

За полгода я смог достучаться до главы немецкой компании Arri, у которой все покупают «железо»: раньше пленочные камеры Arriflex, теперь цифровые Arri Alexa и линейки светового оборудования. Компания старше «Ленфильма» на год, 1917 года рождения. У них прекрасно построен маркетинг, и пока я не дошел до президента, многочисленные посредники предлагали мне купить свет, камеры, но я спокойно двигался к главному. Нашел его на выставке в Лас-Вегасе и он сначала отвел мне две минуты, но в итоге мы проболтали полтора часа. Я говорю: вашей компании почти 100 лет, и нашей тоже – что мы, железо будем друг другу продавать? Давайте мыслить стратегически, давайте построим более широкое партнерство. Зачем мне покупать Arri, если мне сейчас Sony бесплатно даст камеры? Сегодня новых студий в мире строится мало, а мы фактически воссоздаем «Ленфильм» с нуля, и это событие, за которым будут наблюдать многие в мире. Если увидят, что новая студия работает с Arri, это будет вашему бренду в плюс. Президент Arri задумался и говорит: хорошая идея. Во время недавнего выборгского фестиваля «Окно в Европу» мы заключили с Arri контракт о создании на «Ленфильме» рентал-хауса – таким образом нам не придется почти ничего закупать у них. С компанией Sony мы также напрямую, договорились об оснащении, техподдержке, обучении наших сотрудников.

То есть вы не просто закупаете лучшую технику, но ищете в лице брендов прямых партнеров «Ленфильма»?

Да, но я пошел дальше и предложил той же компании Arri начать совместное производство, а прибыль делить пополам. У них есть подразделение Arri Cinema TV – уже давно своей кинотехникой они участвуют в производстве за долю в правах. У нас в России 3000 экранов, и в Германии 3000. У нас доля российского кино 15%, и у них столько же своего немецкого - все зажаты американцами. Как конкурировать с кинокомиксами? Надо наращивать бюджет, расписывая проект на два рынка, России и Германии. И следующая встреча у нас была уже в Мюнхене. Вот смотрите, говорю я им, у нас есть новый кинопроект «Самый рыжий лис» по сказке Гете, финансово поддержанный Министерством культуры, давайте немного перепишем сценарий и будем работать вместе? Сейчас проект уже в совместной разработке. Сегодняшняя стратегия «Ленфильма» - ориентация на копродукцию, на создание фильмов, интересных на нескольких рынках, как было во времена «Синей птицы». О совместном производстве мы ведем переговоры и с компанией Sony.

За время агонии «Ленфильма» кинематографисты справлялись с потребностями в технике через небольшие прокатные компании, также была построена студия RWS. Это ваши конкуренты?

Кинематографисты, которые приедут в Петербург, зная, что «Ленфильм» жив – уже не пойдут куда-либо еще. Я никого не хочу обижать, но любой фрилансер – это ремесленная мастерская, кузница, а кинофабрика – мартеновская печь по сравнению с ней. Маленькая компания никогда не сможет себе позволить купить уникальное дорогое оборудование - они держат самые ходовые модели под расхожие нужды. А у нас должна быть техника на любой запрос и самая лучшая: Arri, Kino Flo, я хочу стать законодателем моды и наконец привезти сюда американскую марку Mole Richardson (осветительное и электрооборудование для кино). Мы не боимся конкуренции: таких больших павильонов, как у нас, нет ни у кого в городе, у студии достаточно энергетических мощностей, чтобы работать с любой техникой и обеспечить любой съемочный процесс. У RWS, например, замечательные новые павильоны, но они маленькие и подходят лишь для телепроектов. А у нас можно выстроить большие декорации, например, часть сцен «Сталинграда» Федор Бондарчук снимал в 4-м павильоне «Ленфильма».

Значительная часть бюджета «Ленфильма» могла бы приходить от использования коллекции старых фильмов, но в 2005 году она была передана в Госфильмофонд.

Да, с этим беда. Все 1700 фильмов нашей студии находятся в Госфильмофонде и мы не получаем ни копейки за их постоянный показ по всем каналам телевидения. Мы ведем практически ежедневные переговоры по этому вопросу, но понимаем, что впереди еще большая работа. Чтобы создавать новые фильмы, даже при получении господдержки, необходимо собирать дополнительно до 70% бюджета. Доход от коллекции мы могли бы вкладывать в производство новых фильмов.

О киностудии судят прежде всего по фильмам, только производственным комплексом без своего лица «Ленфильм» быть не может. Какого рода фильмами вы намерены вернуть репутацию студии?

Мы намерены снимать не только умное фестивальное кино - даже во времена расцвета «ленинградской школы» с ее психологическими фильмами в 1960-70-е годы, здесь снимались картины самых разных жанров. Наша миссия – создавать новую коллекцию «Ленфильма» во всех жанрах: это должна быть и сказка, и детектив, и историческое кино. Нужно научиться делать мощное зрительское кино, такое, каким для своего времени было «Белое солнце пустыни». Мы обязаны делать фильмы, которые войдут в историю, которые будут пересматривать и разбирать на цитаты.

Если страх, что студия умрет, уже уходит, то боязнь возникновения торгово-развлекательного или бизнес-центра на Каменноостровском все еще в силе. Вы оставите производство в центре?

Конечно, кинопроизводство не так рентабельно, как гостиница или бизнес-центр. И уникальность «Ленфильма» в том, что эта территория изначально не была застроена как киностудия, в отличие от голливудских ангаров, возводившихся в чистом поле. К моменту, когда здесь решили создать студию, это место уже лет тридцать было центром отдыха горожан: театры, рестораны, каток. Но после декрета Владимира Ильича, вот уже скоро сто лет, то есть почти треть истории города, здесь живет «Ленфильм». Центральное расположение - уникальное преимущество: можно разместить в пешей доступности съемочную группу в гостиницах любого класса, здесь есть вся инфраструктура. И мы будем наращивать здесь кинопроизводственную функцию. А для этого нам нужна полная производственная цепочка: к тебе пришли за съемочной техникой, а ты предлагаешь и строительство декораций, и костюмы, и реквизит. А недостающие помещения, например, склады для костюмов для так называемого второго плана, например, на роту солдат, надо строить на улице Тамбасова, развитием этой территории мы займемся через год. По поводу реплик о неэффективности расположения «Ленфильма» на Петроградской стороне я всегда говорю: вот Эрмитаж или Публичная библиотека тоже экономически не слишком эффективны, а в хорошем месте находятся, давайте там сделаем гостиницу и рестораны?

Как горожане поймут, что «Ленфильм» - жив?

Мы вернем комплекс киностудии городу даже визуально. Здание на Каменноостровском, 10, где разместится главный вход, будет полностью брендировано, как и 10-й корпус, выходящий к Александровскому парку и кинотеатру «Великан». А в знаменитом здании с колоннами, которое никогда не участвовало в производстве – там всегда были только бюро пропусков, библиотека, конференц-зал, пара офисов да гараж - мы полностью преобразим, начиная со сквера. В нем разместится музей киностудии и проект «Ленфильм открывает двери» с кафе, пространством для выставок и кинособытий. Бренд «Ленфильма» мы будем продвигать через мерчандайзинг и магазин студии, ведь образы героев фильмов так близки зрителям.

Вы известны как создатель нескольких кинотеатральных сетей. Как получилось, что вы встали во главе «Ленфильма»?

Когда возник конфликт всех со всеми на «Ленфильме» - между потенциальным инвестором и творцами, а творцов между собой – на фоне полного регресса студии, меня попросили придти и помочь. К тому времени созданный мной форум «Кино России 2020», призванный объединить различных игроков индустрии – режиссеров, продюсеров, прокатчиков и кинотеатры, - хорошо себя показал. Я тогда начинал строить кинотеатр «Великан» и предлагал сделать правительству из Александровского парка культурный кластер, где все дополняет друг друга – Мюзик-холл, Балтийский дом, производственный корпус «Ленфильма». Здесь можно было бы проводить большие кинособытия, здесь есть место для красной ковровой дорожки. Я продвигал это проект, обивая пороги властных структур и стараясь со всеми найти общий язык и в конце концов мне предложили стать председателем совета директоров «Ленфильма», а затем его гендиректором. Естественно, я не мог отказаться — это же студия-легенда, часть города и национальное достояние.

Интервью: Дмитрий Первушин


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: Октябрь

Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 3 апр., 2014
    За.Молодцы.Вспомните о проекте Бориса Лиханова -Кинопром СК,спасение Кавказа. Гос.структура Госкино РФ. Куратор - Игорь Каллистов. На это дело Минэконом развития ассигновал 4 миллиарда руб. Занятость-по Набиуллиной 650 тыс.раб мест. + мир. Девиз - продолжение Легенды - взгляд в будущее. кинорежиссёр Б.Лиханов p.s.Ленфильм на Кавказе с 1909 года.

Читайте также

По теме