ТОП 50 2013. Коллектив спектакля «Ленька Пантелеев. Мюзикл»

театр

Илья Дель, Павел Семченко,
Николай Дрейден и Максим Диденко

Творческий коллектив спектакля «Ленька Пантелеев. Мюзикл» вернул петербургскому ТЮЗу давно забытые аншлаги и удостоился четырех номинаций на премию «Золотая маска». За всю команду его создателей высказался один из режиссеров, Максим Диденко.

Автор идеи — наш коллективный разум. Сначала в ТЮЗ на постановку позвали режиссера Николая Дрейдена, а он уже пригласил меня. Мы сели, немножечко подумали, взяли в компанию еще драматурга Костю Федорова. Сначала захотелось поставить Брехта, «Трехгрошовую оперу», но мы узнали, что у этого произведения очень бдительные правообладатели, ограничивающие режиссерскую свободу. Жутко расстроились, а потом сообразили, что и хорошо: это же мощный творческий импульс. Решили всех перехитрить и взять за основу не Брехта, а сюжет «Оперы нищих» Джона Гэя, которым пользовался и который переработал Брехт. Потом возникла счастливая мысль про бандита времен нэпа Леньку Пантелеева: использовать его фигуру вместо Мэкки-Ножа, а Ленинград 1920-х годов — вместо Лондона.

Я с Ильей Делем, который сыграл Леньку, знаком ужасно давно. Он был моим соратником еще тогда, когда мы занимались панк-акционизмом в петербургских подземельях. И с той поры я его всегда имею в виду, когда что-то делаю. Мы очень помогли друг другу в свое время. У меня был творческий кризис, я хотел все бросить. Илья сидел в Москве, нигде не играл, работал таксистом. Мы встретились, пообщались и как-то убедили друг друга продолжать заниматься театром.

Стали подбирать музыкальный материал, примеряли разные песни, искали разных аранжировщиков, композиторов, пробовали то одного, то другого. В результате как-то неожиданно возник Иван Кушнир: мы с ним раньше не были знакомы, нашли его через друзей. И как только он появился, мгновенно все стало искрить. Много музыкального материала возникло прямо во время репетиций. Как, скажем, песня проститутки Анжелы «Расцвела сирень в моем садочке». У меня в гостях был мой друг и бывший однокурсник актер Олег Абалян. Он поставил мне этот трек в исполнении Аркадия Северного и еще приплясывал под него, говоря: «Послушай, здорово!» Я впечатлился, а Кушнир придумал такую интересную, депрессивную аранжировку. И то, что в финале звучит утесовский «Пароход», это тоже не планировалось заранее. Просто случился коллективный инсайт в процессе репетиций. А кстати, идея, что Ленька мечтает о пароходе, выросла из жизни. Наши друзья-панки полтора года назад собрались компанией: один продал квартиру, другой машину, на эти деньги купили яхту и уплыли в дальние страны под норвежским флагом. Мы с Колей Дрейденом просто не могли не вставить это в нашу пьесу.

С художником «Леньки Пантелеева» Пашей Семченко мы дружим столько лет, что я уже не помню, сколько точно. У нас был совместный проект — театр «Барбузоны». Со спектаклем «Непрерывная кривая» (это такая, как мы ее называем, абстрактная клоунада), который мы вместе придумали и играем, мы и на «Золотой маске» выступали, и полсвета объехали с гастролями. А в спектакле «Синяя Борода: надежда женщин» Павел был режиссером, а я артистом. С Русским инженерным театром «Ахе» я тоже и ногда сотрудничаю. Мы уже так срослись, что стали как одно целое.

Мюзиклом в обычном смысле слова мы наш у постановку не считаем. Это был эксперимент с жанром. Нас интересует поиск свежих, актуальных форм в театре, а не жанр как таковой. Хочется делать что-то новое, а не ставить на конвейер уже наработанное.

Сейчас мы с Николаем работаем над фильмом «Ленька Пантелеев», тоже совместно. Стопроцентной уверенности в том, что этот проект состоится, у нас, к сожалению, нет. Дело упирается в деньги. Мы сделали пилотную версию на десять минут, теперь ищем инвестора. От первоначального варианта фильм, разумеется, будет отличаться. В кино совсем другие законы, другие принципы, чем в театре. Это будет не тупой перенос на пленку, а фантазия на темы, намеченные в спектакле. Но в главной роли, конечно, Илья Дель, куда без него?

Когда мы только начинали ставить спектакль, в театр пошли угрожающие письма от некоего сотрудника правоохранительных органов, который требовал закрыть спектакль и не популяризовать рецидивиста Пантелеева. Но мы этого человека позвали на премьеру, он посмотрел и все свои претензии снял. Ему понравилось.

Интервью: Андрей Пронин
Фото: Елена Насибуллина 


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме