Петр Аксенов: «Кино — самое дендистское искусство»

Слава понятия, которой мы обязаны
Барбе д'Оревильи, Джорджу Браммеллу, Оскару Уайльду
и Александру Пушкину, наконец докатилась до сезона весна-лето 2013.
Теперь наряд не наряд без приставки «денди». Тут же оказалось,
что все главные модники выстроились как на плацу и
разделились на четыре полка. Читателю предоставляется право
сделать свой собственный сезонный выбор и узнать,
в каком полку прибыло.

Петр Аксенов

Основатель русофильского ювелирного бренда
Axenoff Jewellery в составлении гардероба следует
заветам Дягилева и Висконти.

Новые денди — это музыканты 50 Сent и Пафф Дэдди, они уловили самую суть понятия и утрируют образ обычного мужчины чем придется: шубами, массивными золотыми цепями, огромными украшениями. Если бы я занялся созданием молодых денди, то я бы одел их в узкие джинсы, необычные ботинки или даже кроссовки, в пиджак Dior Homme или Saint Laurent, белую рубашку. Но главное — это аксессуары: платок, брошь, карманные часы на цепочке. Если бы кто-то начал носить хотя бы и бутоньерки, живой цветок в петлице бархатного пиджака, он бы моментально прослыл денди. Но массовости у такого явления нет и быть не может, последователи Бо Браммела всегда были rara avis. Из современников — это модный критик Хэмиш Боулз, который собирает редкие вещи и умеет их носить. Я встретил его недавно на показе Alta Moda Dolce & Gabbana, он подошел и сразу сфотографировал все мои аксессуары. Я был в шляпепирожке, которую купил на базаре в Азербайджане у какогото деда. Я вообще люблю вещи без происхождения, такие, как в лавках Неаполя: потрясающие ювелирные изделия, духи, кружева, драгоценности, традиционные наряды на свадьбы, крестины. Всего этого не сыщешь в центре Парижа! В этом и есть тот самый дендизм и красота, причем, все, что обладает этими качествами, — архаично. Там есть магазин, который специализируется на одежде для похорон: невероятные черные вуали с наполеоновскими пчелами, платья, шляпы, перчатки, причем от старинных ручной работы до вполне дешевых черных хлопковых платков. Из секретных адресов денди могу назвать волшебного парижского парикмахера Давида Маллета. Идешь по старой части города — заброшенные церкви, дома, — поднимаешься на второй этаж и попадаешь в абсолютно модное место, где все очень просто, нет никакой чуши, называемой современным дизайном. Посреди комнаты стоит страус в человеческий рост, лежит чучело гепарда и уложен пол из грубой доски. Все очень по-настоящему. Я был в восторге! Любой, кто к нему попадет, будет счастлив.

Почему среди богатых людей, у которых есть возможности приобрести любую редкость, почти нет денди? Их проблема в том, что они концентрируются на брендах, на люксе и в страшном сне не наденут шапку с рынка. Если уж есть средства на кашемировые пальто Loro Piana, то все должно быть Loro Piana, а в этом нет красоты, все это законсервировано. Тома Форда я тоже не могу назвать денди, он все-таки представитель лакшери. Мне близок Дэвид Боуи, по-своему денди был Фредди Меркьюри, который носил корону с майкой. Карл Лагерфельд — потому что он все время трансформируется. Андре Леон Телли — умеет носить самую безумную одежду.

Я ношу архаичный образ потому, что занимаюсь своей ювелирной линией, я патриот и пропагандирую русскую культуру, литературу, музыку. Мне нравится все то, что нравилось русским аристократам прошлого века, они жили тем, что смешивали европейскую культуру с нашей, таким образом все друг в друга перетекало и рождалось. Самые яркие представители и мои кумиры — это Феликс Юсупов и Сергей Дягилев. Еще мне нравятся художник Сомов, из англичан — Бернард Шоу, Ивлин Во — певец богемы, из американцев — Фрэнсис Скотт Фитцджеральд. Когда я был маленьким, у нас не было телевизора, и родители по выходным водили меня в «Дом кино», поэтому я вырос на Висконти, Феллини, Антониони, Гринуэе, Тарковском, Бертолуччи. Кино — самое дендистское искусство. Я уверен, что наше время — это время кино и видео. Современное искусство не так интересно, как видео и фотография. Визуалы победят, скульптуры и живопись остались в прошлом. 

Точные выверенные образы денди в кино — это «Король говорит», фильм с Дианой Крюгер «Прощай моя королева» — про чтицу. Она перед сном читала королеве, была такая отдельная профессия. Это кино интересно тем, что в нем, в отличие от «Марии-Антуанетты» Софии Копполы, где показан красивый клип про кружева, печенья, пирожные, наряды, бриллианты и ткани, придворные в темном коридоре с бутылкой вина, с мясом в руке, без париков, седые, сплетничают, кто у кого ночевал, кто повесился, а утром при полном марафете выходят встречать королеву. Каждой фрейлине раз в год выдавалось определенное количество духов, и если они вдруг кончались, нужно было забегать к подруге подушиться, по-тому что не пахнуть лавандой при королеве нельзя. Мне нравятся все эти тонкие вещи, которых так много в европейском кино. Если заканчивать тему визуальности, то надо упомянуть «Инстаграм», абсолютно дендистскую программу. Ты можешь транслировать любой образ, снимать те самые детали и разговаривать исключительно картинками.

 

ПРЕДМЕТЫ

Тексты: Ксения Гощицкая, Яна Милорадовская,
Ольга Вокина, Вадим Ксенодохов
Фото: Марат Мухонкин


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме