Дарья Марчик: «Всякое хорошее искусство порой вызывает отвращение»

Фотограф, художник, стилист, постановщик съемок и клипов — все это Дарья Марчик. Она снимает саму себя в разных образах, подобно фотохудожнику Синди Шерман. Совпала с Леди Гага в увлечении жанром бурлеска. Сотрудничает с андеграундными дизайнерами. А в итоге соединяет искусство и моду, становясь фэшн-дивой на манер Дафны Гиннесс.

Вы уехали из России в детстве, выросли в Нью-Йорке. А когда перебрались в Берлин?

Как только мне стукнуло восемнадцать, тут же сбежала в Европу. В Берлине главным образом и обитаю с тех пор.

Но перед отъездом в Европу вы еще успели поучиться в известном бруклинском арт-колледже Pratt Institute.

Да, пару лет училась там на фотографа, а потом еще на художника-иллюстратора в берлинской Технической академии. Не могу сказать, что образование как-то помогло мне в работе. Вдохновляли меня скорее путешествия, эксперименты и общение с людьми, с которыми я познакомилась вовсе не на факультете. Можно, конечно, изучить чисто технические аспекты фотографии, но в реальности мастерство приобретаешь, когда снимаешь.

Почему вы предпочли Нью-Йорку Берлин, а теперь Москву?

Берлин — это такая хорошая смесь прошлого и настоящего в искусстве, там у людей не ограниченное какими-то рамками мышление. Что касается Москвы, то мне интересно, как здесь развиваются искусство и мода. Если в Нью-Йорке они давно уже сугубо коммерческие, то тут все-таки пока еще креативные. Это как белый лист, на котором можно нарисовать чтото новое, задать новый формат искусства.



Как вы находите людей, с которыми сотрудничаете?

Иногда просто на улице, как это часто бывает в Берлине, — я раньше снимала там стрит-луки для журналов. Когда ищешь, всегда находишь. Тут важен фактор харизмы, ее видишь издалека. Так, в Германии я сотрудничаю с фотографами Robert G. Bartholot и Madame Peripetie, с художниками Anto Christ и Rubbish Fairy, с артистами, занимающимися перформансами, — Ginger Synne, Clea Cutthroat, Mad Kate и Lulu Rafano, с DJ Sisen, а также с музыкантами и группами Jessie Evans, MC Gaff E, Peaches, Bonaparte и Petra Flurr; в Лондоне — с художниками Mr. Pustra, Marnie Scarlet, Empress Stah и Daniel Lismore; в США — с группами The Polyamorous Affair, Actually, Brooke Candy, Prince Poppycock и с фотографом Austin Young; в Париже — с группой Noblesse Oblige. В Москве у меня не так уж много единомышленников, но два года назад я повстречала здесь очень близких мне по духу людей: Андрея Бартенева, Данилу Полякова, Сашу Фролову и ее группу «Аквааэробика». И благодаря этим оригинальным художникам у меня появляется здесь все больше проектов.

Можете сформулировать основной посыл своего творчества?

Я хочу показать нестандартную моду и формы тела — то, что обычно расценивается как экстравагантное и экзотичное. И надеюсь, что это будет считаться красивым в Москве и Петербурге, как уже считается таковым в Берлине и НьюЙорке. Очень часто я сама выступаю в качестве модели для своих работ, в других случаях модель — это такой арт-объект в моем костюме или в вещах разных дизайнеров. Получается трэш-дива, в чьем облике готика замиксована с Ренессансом и современностью. А порой лучше раздеть человека, чем одеть: если есть красивое тело, то одежда становится не нужна. В этом случае я люблю использовать украшения.

Кто является для вас вдохновляющим примером?

Таких людей очень много. Из фотографов, например, Нан Голдин — не уверена, что в России ее хорошо знают. Синди Шерман — прекрасный художник в жанре автопортрета. Дэвид Лашапель — его работы интересны сочетанием коммерческой и художественной составляющих. Вдохновляют фильмы Ингмара Бергмана, Дэвида Линча, Расса Мейера, Тима Бертона и «Жидкое небо» Славы Цукермана. Творчество мастера перформанса Ли Бауэри и певиц Аманды Лепор, Нины Хаген, Аманды Лир, Диаманды Галас, Earth the Kid. Книги Генри Миллера. Конечно же, Андрей Бартенев, он вообще никогда не выходит из моего списка. Кино, театр, мода — все вместе.

Судя по вашим работам, унылая повседневность явно не для вас. Чем вас привлек жанр бурлеска?

Бурлеск заинтересовал меня, когда вышел на сцену благодаря Леди Гага, которая переработала и показала множество классических берлинских номеров. И я ее за это совершенно не осуждаю: идеи-то были гениальные, просто они долго существовали в андеграунде Берлина или в творчестве американских звезд гротескного бурлеска, таких как Клео Кастро или Мэсс Кит. Не все ведь понимают, что бурлеск — это не просто когда девушка прилюдно раздевается. Это театр-шоуперформанс с элегантными моментами, в котором задействовано женское тело. Иногда это вызывает отвращение. Но, на мой взгляд, всякое хорошее искусство порой вызывает отвращение. Я занимаюсь своего рода документированием того, как этот жанр постепенно выходит из подполья в мир коммерческих трендов. Я увлеклась бурлеском в 2005 году, много с ним работала и думаю, что не оставлю его еще долгие годы, хотя с тех пор я стала заниматься и другими темами.

Вы не чуждаетесь коммерческих проектов?

Абсолютно нет. Художник должен работать и коммерчески, и для своего удовольствия, и на галерею — как можно больше, масштабнее, шире. У меня фотосъемки не останавливаются: пришла, разобрала чемоданы и тут же собираю их для следующего проекта. Только когда снимаешь, нарабатываешь технику своего творчества — набиваешь руку, как говорят художники. И нужно делать как можно больше вариантов того, что ты хочешь показать, будь то коммерческий проект, клубный перформанс или выставка в музее. Но я не думаю о будущей экспозиции, когда создаю какой-то проект. Последовательность обратная: сначала съемка, а потом набирается материал для выставки.

В Петербурге вы выставлялись меньше, чем в Москве?

Я вообще была в Петербурге только два раза, это моя ошибка. Очень хочу приезжать чаще. Он такой теплый и европейский по сравнению с Москвой.

В каком направлении вы намерены двигаться дальше?

В сторону фэшн, кино и музыкальных клипов. Сейчас я в качестве арт-директора буду работать над клипом для молодой русской певицы Lex Nulla. Она пока малоизвестна, но яуверена, что это будет бомба. В дальнейшем хочу снимать короткометражные фильмы, мне это интересно. Хотела бы больше заниматься модой. Кстати, у меня вот-вот состоится съемка лукбука для петербургского дизайнера Алины Герман. Мне вообще интересно работать с молодыми творческими людьми и в России, и в Европе.

Вы и в повседневной жизни одеваетесь ярко. Что транслируете своим образом?

Индивидуальный стиль. У меня все обычно очень приталенное, по фигуре, расклешенный низ и небольшой головной убор — в принципе, по этой схеме я всегда и одеваюсь. Но я также делаю костюмы со своих фотографий, часто ношу винтажный мех, в прошлом году много работала с перьями. Недавно пыталась сама сшить, получилось плачевно, шить я не умею. (Смеется.) Ну ничего, зато я умею снимать и люблю работать в команде. Мне нравится одежда из переработанных материалов. Я делаю из бытового мусора, цветов и пластика натюрморты для перформансов, когда живые модели становятся ходячими арт-объектами, а я их снимаю. Мне кажется, это заставляет людей обращать внимание на экологию, думать о защите окружающей среды. В моем гардеробе уживаются перья, лохмотья, веера, короны, шляпы, объекты, сделанные дизайнерами из Барселоны и Берлина, маски, игрушки. Иногда даже живые животные. (Смеется.) Я их использую в съемках.

Где вы находите все это великолепие?

Каждый раз я вдохновляюсь дизайнером, с которым делаю проект. Тата Кристиан из Парижа создала множество костюмов для моих съемок. Работы дизайнера одежды Раки Фернандес я использовала в недавнем перформансе в Москве. Много вещей с блошиных рынков: с Камден-маркета в Лондоне, из Мауэрпарка в Берлине, с развалов на 14-й улице в Нью-Йорке. Но в Нью-Йорке я чаще иду в Century 21, где с большими скидками распродаются дизайнерские коллекции. Так как я художник молодой, предпочитаю приобретать их там. (Смеется.) У меня много вещей от Константина Гайдая, есть предметы из коллекций Светланы Тегин и бренда Маши Смирновой Inshade. А еще меня всю жизнь преследует Nina Ricci: покупаю что-то винтажное и очень часто обнаруживаю, что это она. Вот только что нашла театральное платье, смотрю — опять ее лейбл.

И куда вы в этом выходите?

Иногда дома наряжаюсь, для хорошего настроения. Я заметила, что в московском метро ездит огромное количество безумно нарядных женщин: дорогие шубы, сумки Furla, украшения Bulgari. Я на таком фоне даже теряюсь.

Какие персонажи мира моды вас восхищают?

В мире моды никто никем не восхищается, все друг другу только завидуют. Шучу. (Улыбается.) Меня всякий раз вдохновляют показы Тьерри Мюглера. И новый креативный директор его модного дома Никола Формичетти очень нравится. Шляпы Филипа Трейси всегда прекрасны. Множество начинающих и пока малоизвестных марок: Bell Savage, Charles of London, Assaad Awad, Animal.

А на каких исторических персонажей ориентируетесь?

Ой, пару лет назад для вечеринки в стиле маркизы Казати в Москве я решила в ее честь покрасить волосы в красный цвет на один день. Но случайно вылила на себя целый флакон шампуня-красителя и ходила потом с такими волосами целый год. После этого я к ней немного остыла. (Смеется.) Теперь мой идеал — Мария-Антуанетта, соединенная со Злой ведьмой Запада из «Волшебника страны Оз». Такая современная ведьма-принцесса без головы.

Что никогда не выйдет из моды?

Мех, бриллианты, золото и, конечно же, красная губная помада.

Досье


Дарья Марчик родилась в 1986 году в Москве. В 1995-м вместе со своей матерью Екатериной Бочавар эмигрировала в США, выросла в Нью-Йорке, а затем поселилась в Берлине. Работает в жанрах перформанса, фотографии, нетрадиционной моды. Принимала участие в проектах Художественного музея Челси в Нью-Йорке и Московского музея современного искусства, была участником международного фестиваля искусств «Гогольfest» в Киеве, фестиваля медиаискусства Cyberfest в Петербурге и фестиваля «Мода и стиль в фотогра- фии» в Москве.

Выставки работ и перформансы Дарьи Марчик проходили в разные годы в Европе и России: Double Identity в лофт-проекте «Этажи», Петербург, 2008; DAM. Virtual Art Gallery в Центральном доме художника, Москва, 2010; Видеоинсталляция BartWallz (совместно с Андреем Бартеневым) в Государственной галерее на Солянке, Москва, 2010; Window — выставка фото- графий Дарьи Марчик и ювелирных украшений Кати Бочавар в Barbarian Art Gallery, Цюрих, 2010; Dames in Berlin в Lucas Carrieri Art Gallery, Берлин, 2010; Berlopia в галерее Art+Art на «Винзаводе», Москва, 2011.

Фото: Ирина Воителева
Стиль: Данила Поляков
Идея: Дарья Марчик. 
Графика: Женя Сытяев.
Интервью: Виталий Котов


Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 6 мая, 2014
    Комментарий удален

Читайте также

По теме