Память, говори

Последний роман Василия Аксенова «Таинственная страсть» – это в равной степени ностальгический автопортрет в кругу друзей-шестидесятников и история отношений культуры с властью, от Хрущева до Горбачева.

 Аксенов прежде не раз камуфлировал мемуары под фикшн, прикрывая масками знакомые лица, в том числе свое собственное, когда это было необходимо. Скажем, в опальном «Ожоге», за хранение которого в 1970-е можно было получить семь лет лагерей, и в романе «Скажи изюм» – истории самиздатовского детища Аксенова, журнала «Метрополь». В нынешние дремотные времена писатель прибег к эзопову языку не по инерции, а в память о том, что в пору хрущевской оттепели все равно приходилось жонглировать недомолвками. Как это делает Влад Вертикалов (читай – Высоцкий) в «Охоте на волков», с премьеры которой стартует роман, – в метафоре шестидесятническая братия распознает себя, отвыкшую было от окрика «нельзя за флажки». Герои сбегают от надвигающейся брежневской зимы под коктебельское солнце, где беспробудно пьют и любят друг друга, читают взахлеб стихи и стараются не думать, как хрупок их союз. Из этого рая взгляд писателя перелетает в будущее, на встречу писателей с членами Политбюро, к разгрому «формалистов» в Манеже, к «бульдозерной выставке». Но взгляд этот – с характерным аксеновским прищуром. Колкой иронии хватает на всех: и на беспутных друзей, и на серых товарищей в кабинетах, и на себя самого.

Василий Аксенов.
«Таинственная страсть».
«Семь дней»

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме