Статский цирюльник

Иногда они – простите за выражение – возвращаются. После перерыва ни много ни мало в шесть лет на экране снова появится великий и ужасный Никита Сергеевич Михалков в паре со своей любимой креатурой Олегом Меньшиковым (причем, надо заметить, последний не появлялся на экране те же самые шесть лет).
Изначально история должна была быть еще интересней, потому что одновременно со «Статским советником», где главные роли достались нашим героям, в прокат планировалось выпустить новый фильм Алексея Балабанова «Жмурки», чернушную комедию про бандитов, в которой опять же Михалков сыграл одну из главных ролей (русский вариант Гарри Топора в малиновом пиджаке). Однако премьеру «Жмурок» перенесли на июнь, и можно понять почему.
«Статский советник», режиссером которого значится Филипп Янковский, со всех точек зрения главное кинособытие апреля. Во-первых, ни одного достойного соперника в борьбе за кошельки зрителей рядом нет. Ну в самом деле, куда там кастрированному сиквелу «Трех Иксов», в котором отказался сниматься Вин Дизель. Во-вторых, следить за судьбой проекта «Фандорин» страшно интересно. Редкий случай, когда придуманная интеллектуалом идея имеет столь массовый успех. В-третьих, «Турецкий гамбит» – это, по определению самого Акунина, шпионский детектив, а «Статский советник» – детектив политический: народовольческое движение, бомбисты и терроризм. Это, прямо скажем, будет посерьезней записок с полей турецкой кампании. И в-четвертых, наконец, динамическая пара Михалков–Меньшиков. В какой-то момент показалось, что оба они – уже сбитые летчики и с парохода истории сброшены раз и навсегда. Совершенно и не сбитые, как выясняется.
Жизнь если и не всегда, то хотя бы порой богаче литературы. «Статский советник» для Меньшикова–Михалкова – это второй шанс после «Сибирского цирюльника», хотя в жизни такого шанса просто не бывает. Эпопея о Фандорине вообще и «Статский советник» в частности повествуют о том же, что Михалков пытался так пафосно показать в своем собственном фильме. Только «Статский советник» умнее, интереснее и, смешно сказать, правдивее, чем «Сибирский цирюльник». Меньшиков, ясное дело, играет Фандорина, ужасно похожего на Андрея Толстого (причем и финал истории очень похожий: Эраст Петрович, как известно, бросит блестящую карьеру и в конце концов уедет в Англию на ПМЖ, а сын Толстого украсит своей доблестью американские вооруженные силы).
Стоит напомнить сюжет. Действие происходит в конце XIX века, в царствование Александра III. Недалеко от Москвы в министерском поезде убит один из видных сановников Российской империи. Убили его члены террористической группировки народовольческого толка – за то, что он издевался над политзаключенной. Очевидно также, что убийцы скрылись где-то в Москве. Поскольку дело это исключительной важности, все правоохранительные органы Первопрестольной во главе со статским советником Эрастом Петровичем Фандориным кидаются на поиски террористов (главного душегуба играет Хабенский). Найти, понятное дело, никак не могут, потому что у террористов есть тайный помощник в органах. Собственно, его-то и пытается вычислить Фандорин. При этом Москва, как водится, враждует с Петербургом, жандармские и полицейские начальники – редкостные сволочи, террористы – честные молодые люди, а Фандорин строго в рамках законности пытается воспитать и привести в чувство и тех и других. В определенный момент в поиски включается бодрый следователь из Петербурга господин Пожарский, у которого все в итоге получается, даже спихнуть с губернаторства князя Долгорукова (его играет Олег Табаков), но сам он в конце концов гибнет. Все лавры достаются Фандорину, новый губернатор, брат государя, предлагает ему блестящую должность и сумасшедшие перспективы, но Фандорин, окончательно разочаровавшийся в государственной службе, уходит в отставку.
Олег Меньшиков, какие бы смешанные чувства ни вызывали его выпученные глаза и мальчишеская челка, по-прежнему главный кумир русских женщин. По популярности он один равен трем Хабенским и двум Куценко, причем вместе взятым. Может, и не зря.

 

 

Михалков же – это вообще отдельная песня. Как справедливо заметил один петербургский критик, Никита Сергеевич – чистый гений кино. Гений в том смысле, что человеческому пониманию его талант совершенно не поддается. Излишками ума его природа не обидела, чувством такта, меры и вкуса – тоже. Много лет он делит шкуру давно умершего Союза кинематографистов, пытается стать политиком, властителем дум и придворным режиссером (эту весьма сомнительного свойства привилегию, между тем, увел у него Сокуров), а когда на одном фестивале он принялся читать избранные места из сценария «Утомленных солнцем–2», я было решил, что Никита Сергеевич окончательно впал в маразм. Попросту говоря, Михалков – пошляк с барскими замашками. И тем не менее Михалков очень хороший режиссер (не зря далеко не глупый Чхартишвили сначала очень хотел, чтобы «Статского советника» снял именно Михалков, а когда тот отказался в пользу Янковского, писатель поручил Михалкову строгий догляд за юным дарованием), даже «Сибирский цирюльник» – если забыть про всякие перегибы в сюжете – отлично сделанное кино. Просто он сильно опередил свое время: в 1999 году не было ни кинотеатров, ни зрителей, готовых платить за русское кино, не говоря о том, что фильмы с бюджетом в сорок пять миллионов долларов в нашей стране будут окупаться еще нескоро. Михалков со своим редким талантом скрещивать развлекательное кино с хорошим – это такой русский Спилберг. Плюс к тому – что совершенно уникально – дико талантливый актер. Один из тех, которые одним своим появлением делают фильм на порядок лучше. При этом согласие Никиты Сергеевича на роль в «Жмурках», где его герой с татуировкой «СССР» на широкой груди вальяжно рассуждает, как делать бизнес в России, говорит о том, чтоу Михалкова есть даже здоровый цинизм. Но роль двуличного Пожарского, доставшаяся ему в «Статском советнике», – это просто подарок. Дико талантливый карьерист, который взбирается наверх по головам соратников и врагов, самый искренний патриот, у которого понятия государственного и личного блага смешались в одно целое, для которого мораль не более чем инструмент управления людьми. Никита Сергеевич наверняка считает Пожарского своим полным антиподом (для коренного москвича Михалкова отдельная пикантность этой роли в том, что Пожарский в Москве, говоря современным языком, «питерский»). Но сходства у актера с персонажем все-таки больше, чем различий. Это как если бы Саддам Хусейн согласился сыграть Сталина.
Нет никаких сомнений, что и в самом фильме, и вокруг него разговоров будет куда больше, чем в случае с «Гамбитом». Уж больно тема животрепещущая. Как сформулировал основную идею Фандорин: «В России всегда так. Почему-то на стороне добра и порядка служат негодяи, а на стороне зла – по-настоящему хорошие люди». Есть мнение, что с конца позапрошлого столетия в этом вопросе никаких особенных изменений не произошло. В итоге мы имеем блокбастер для миллионов, в котором убедительно доказывается, что быть честным человеком и служить государству в принципе невозможно. Причем объяснять с экрана это будут самый популярный актер страны Меньшиков и самый верноподданный режиссер Михалков. Как говорил наш первый президент, «интересная получается рокировочка».

  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: ART + FASHION

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также