Личный опыт: сколько зарабатывает модный стилист в России?

Российский стилист на условиях анонимности рассказала «Собака.ru» о всех сложностях своей профессии. Как раскрутиться без помощи «инстаграма», сколько платят за коммерческую съемку и на что приходится тратить деньги, кроме еды, одежды и квартирной платы? 


Плата за одну съемку: от 3000 рублей
Доход: от 40 000 до 60 000 рублей за съемку
Расходы: еда, одежда, такси, химчистка, малярный скотч и зажимы для вещей


О начале карьеры 

Моя карьера в модной индустрии началась с работы продавцом. Тогда я еще училась в университете, жила в общежитии и понимала, что денег от родителей мне категорически не хватает. Из-за юношеского максимализма (или того, что я выросла в небольшом провинциальном городе) мне хотелось устроиться в Zara — думала, что там будут не только много платить, но и дарить одежду. Но в Zara меня не взяли, зато договорилась на неполный рабочий день в магазине британского бренда Karen Millen. Не могу сказать, что эта работа была в удовольствие: я радовалась только зарплате и тому, что была окружена красивой одеждой. Плюс, некоторые клиенты приходили одеваться только ко мне — я подбирала им образы и давала советы.

С одним из продавцов мы подружились — раньше он работал моделью, но мечтал о карьере фэшн-фотографа. Через него я познакомилась с командой одного известного петербургского дизайнера, у которого мы вместе стали фотографировать и стилизовать (подбирать вещи для съемки и составлять из них образы). Но я не могла отдаться этой профессии полностью — приоритетом для меня были заработок в Karen Millen и учеба на этнического конфликтолога в СПбГУП. Там все серьезно — три опоздания и делают выговор.


Мне хотелось устроиться в Zara — думала, что там будут не только много платить, но и дарить одежду

Когда я оканчивала университет, мне предложили работать у дизайнера в штате — он открывал интернет-магазин, для которого нужны были частые съемки со сложными образами. Позже я также делала луки для каталогов и рекламных кампаний — началась настоящая работа стилиста, о которой я никогда и не думала. Чтобы им стать, необязательно получать квалификацию через университет или курсы, хотя сейчас много хороших — например, у основателя образовательного проекта School Gosh Гоши Карцева и бывшего главреда Numero Игоря Андреева. Как бы банально это ни звучало, для карьеры стилиста достаточно желания и упорного труда — они помогут завести нужные знакомства и собрать портфолио. 

О первых клиентах

Если не считать работы в Karen Millen и у дизайнера, мои первые собственные клиенты появились, когда я помогала со съемкой другу-фотографу. Это был бренд верхней одежды с 80 единицами разных пальто, которые демонстрировали три plus-size модели. Чтобы успеть отснять такое количество образов, нужно делать все быстро: искать вещь, собирать ее в лук, взаимодействовать с фотографом, общаться с заказчиком. За это мне заплатили 3000 или 4000 рублей, эти же деньги я получала за трехчасовую съемку каталога на основной работе.

Марки с верхней одеждой всегда хорошо платят — как правило, у них много магазинов, в которых одна куртка стоит около 30 000 рублей. В то же время на таких фотосессиях приходилось работать только в интересах заказчика — никакой свободы, творчества и высокой моды. В российской коммерции сохранилось присутствие 90-х: «Под зеленой курткой мы хотели бы видеть платье оранжевого тона — это прекрасное сочетание теплого и холодного». Вы серьезно? Хорошо, что спустя несколько лет я могу не подстраиваться под эти условия, я обыгрывать и предлагать что-то свое — как правило, результат всех устраивает.

О раскрутке

В моем случае сработало сарафанное радио: модная индустрии в России достаточно тесная — о самых ярких представителях и усердных трудоголиках знает каждый. Поэтому когда я работала у дизайнера, меня позвали стилизовать съемки в один крупный журнал — на сегодняшний день это моя основная деятельность. Фотографы, визажисты и ассистенты, с которыми я сталкиваюсь на площадках, рассказывают обо мне знакомым — так я получаю дополнительную работу в рекламных спецпроектах. При этом «инстаграм» практически не веду — выкладываю мало примеров стилизованных съемок. Хотя если бы занималась социальными сетями активнее, спроса было бы больше: как известно, «не выложил — значит, не было».

О рабочем процессе

Когда я получаю заказ на съемку, первым делом обговариваю с заказчиком мудборд. Моя задача — развить, дополнить и воплотить в жизнь картинку, которую он изначально держит в голове. А после начинается самое рутинное — поиск одежды по городским магазинам: я слежу за тем, что ежесезонно приходит в их корнеры, поэтому всегда приезжаю целенаправленно — за конкретной вещью. Перед тем, как ее забрать, заполняю гарантийное письмо: «Обязуюсь вернуть вещь в идеальном состоянии и проконтроллировать, чтобы она была упомянута в подписях к съемке». За эту подпись магазины и дают одежду — это для них один из самых эффективных способов рекламы.

Иногда подходящие под мудборд вещи приходится искать не только в брендовых ритейлерах, но и на рынках. «Уделка», «Апрашка» — настоящее спасение для стилиста, если нужен винтажный плащ, павлопосадский платок или бижутерия из 70-х. В некоторых случаях помогает «инстаграм» — специфическая вещь находится у друзей или их знакомых.


«Уделка» и «Апрашка» — настоящее спасение для стилиста, если нужен винтажный плащ, павлопосадский платок или бижутерия из 70-х

О стрессовых ситуациях

Стрессовые ситуации бывают на каждой съемке, и связаны они, как правило, со страхом испортить вещь. Однажды я снимала фотопроект с детьми — на девочках были миниатюрные платья Dior и Dolce & Gabbana, а в руках — пирожные, мороженное и живые кролики. Все идеально: дети улыбаются, фотограф снимает, я слежу за процессом. Но через несколько минут одна из героинь начинает рыдать со словами: «Кажется, на меня кролик какает». Я была в шоковом стрессе: кролик испортил дорогущую вещь! Слава Богу, спасла химчистка — об этом так никто и не узнал.

Когда ты работаешь от журнала, расходы на химчистку он берет на себя. Сложнее дело обстоит с обувью: стилисту приходится заклеивать подошву скотчем, чтобы она не стерлась и не испортилась. Как-то мы снимали Митю Фомина вместе с догами для свадебного журнала: фотосессия проходила в отеле, но в какой-то момент фотограф предложил выйти на улицу. То, что мы с коллегой плохо заклеили обувь, поняли, когда доги понесли Митю по асфальту, а он начал тормозить ботинками — при каждом движении музыканта у меня дергался глаз. Иногда магазины могут принять обувь с потертостями — какой-то процент не так критичен, но когда сломан каблук или отломилась деталь, приходится выкупать вещь — это «издержки профессии».

О сложностях

Тяжелее всего мне работать с рэперами — они всегда настаивают на собственном выборе одежды. Попытки «подсунуть» им нужную вещь практически безнадежны — герои сразу убирают ее из кадра. Даже звезды федеральной величины в этом плане попроще — они лояльны к выбору стилиста, и уж тем более не додумаются курить в подобранной им одежде. Но самая моя любимая категория героев — дети-модели: они понимают, что это не баловство, а работа, поэтому принимают все предложения и выполняют все требования. 


Девочка радостно позировала с животными в платьях Dior и Dolce & Gabbana. А через несколько минут зарыдала: «Кажется, на меня кролик какает!».

О личных доходах и расходах

Мой доход зависит от количества съемок и сложности поставленной задачи: за лукбук, кампейн, каталог и журнальную фотосессию с несколькими героями платят разное количество денег. Чаще всего заказчик спрашивает, сколько нужно и сколько хочется, но иногда бывает фиксированная ставка. В среднем мой ежемесячный доход сейчас — от 40 000 до 60 000 рублей, но здесь важно понимать, что деньги приходят не вместе и сразу, а в разные дни. От одной съемки — в понедельник, от другой — в пятницу, от третьей — через неделю, а рекламщиков и киношников часто приходится ждать зарплату лишь под конец месяца. Поэтому подсчитать свой доход и спланировать расходы бывает непросто.

На что приходится тратить деньги стилистам, помимо еды, одежды и квартирной платы? Даже смешно: малярный скотч, зажимы для одежды, прокладки для обуви, которые также иногда клеятся подмышки герою, а также такси и химчистка — многие заказчики не ставят их в графу издержек.

О бонусах профессии

Когда я работала у дизайнера, мне «перепадали» бесплатная одежда и аксессуары. Плюс, я могла договориться с его производством, чтобы швеи сшили мне что-то по себестоимости. А сейчас бонусов практически не бывает, если не считать скидок на чулочно-носочные изделия, — подарки, наоборот, часто ждут от меня. Герои на съемках намекают: «Какое прекрасное платье Balenciaga, вот бы его оставить!». Но, естественно, я ничего дарить не могу — предлагаю купить и потом передать деньги магазину.

Сама я покупаю одежду в масс-маркете, единственные люксовые вещи в моем гардеробе — это кимоно Prada из коллекции 2010 года, откопанное в комиссионке, и смокинг в стиле Saint Laurent, купленный за 10 000 вместо 30 000 рублей. Люблю винтаж, UNIQLO, H&M Studio, Vagabond, Dr. Martens, NNedre и Asya Malbershtein, а еще беру вещи из мужского гардероба — моего парня раздражает, что я могу уйти в его футболке и рубашке. Вообще я разлюбила наряжаться, хотя одежда — визитная карточка любого стилиста. Но мне — как профессионалу и личности — еще расти и расти, поэтому многие тонкости я только начинаю усваивать. 

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также