Как Александра и Антон Георгиевы выкупили фабрику «Крестецкая строчка» и возрождают народный промысел

Бизнесмен и дизайнер выкупили фабрику «Крестецкая строчка» и возрождают народный промысел, образцы которого находятся в собраниях Эрмитажа и Елизаветы II. Недавно новгородскую вышивку включили в президентский подарочный фонд и показали на выставке Maison & Objet.

Антон, вы стали владельцем фабрики в поселке Крестцы недавно, но впервые побывали на ней еще в начале 1990-х, совсем не интересуясь тогда народными промыслами. Как это произошло?

Мой отец работал в советские времена в НИИ робототехники и кибернетики в Петербурге, а когда институт в годы перестройки развалился, занялся сельским хозяйством в Новгородской области. Он и попросил меня однажды показать фабрику своим шведским партнерам, которые закупили там большие партии скатертей, штор, салфеток. Я удивился, зачем им это нужно, а они объяснили, какая это ценность — уникальная ручная вышивка. Работало в ту пору на предприятии человек двести, в три раза меньше, чем в лучшие годы. А несколько лет назад я увидел в новостях информацию о банкротстве фабрики «Крестецкая строчка», и мне захотелось восстановить народный промысел. К тому же жена у меня дизайнер по образованию, и работа над новыми коллекциями — отличная возможность для реализации ее талантов.

Александра, вы окончили Университет технологии и дизайна и, наверное, сразу поддержали мужа в его желании купить швейную фабрику?

Когда Антон рассказал мне о фабрике «Крестецкая строчка» и предложил съездить ее посмотреть, я, конечно, согласилась. Но производство с тремя оставшимися работницами и сторожем выглядело так грустно, что мы не спешили с покупкой — не представляла себе, как я, воспитывая троих дочерей, буду постоянно ездить в Новгородскую область из Петербурга. Только через год мы все же решились взяться за дело всерьез. Сейчас я регулярно езжу в Крестцы на производство: в шесть утра выезжаю из дома, в десять вечера возвращаюсь обратно.

Что вам уже удалось сделать?

Антон: Фабрика была в плачевном состоянии, сейчас мы уже закончили первый этап реконструкции — привели в порядок все, от полов до крыши. Причем мы не просто делаем евроремонт, а создаем фабрику-музей и поэтому очищаем каждый кирпичик, стремимся показать ценность самого здания. Скоро начнем принимать туристов, путешествующих по трассе Новгород — Валдай.
Александра: Мы закупили новое оборудование и пригласили мастериц, которые работали на фабрике прежде, — они обучили новых вышивальщиц, и всего у нас сейчас трудится на производстве семьдесят сотрудников. Помогает то, что это действительно народный промысел — техника строчевой вышивки до сих пор передается в семьях Новгородской области из поколения в поколение. Мы создали несколько коллекций столового белья, разрабатываем коллекции одежды. Сарафаны и сорочки, украшенные крестецкой строчкой, были у очень многих советских женщин. В музее, который существует при фабрике, можно видеть блузки и платья 1960-х годов — большинство из них актуальны и сегодня.


Фабрика была в плачевном состоянии. Мы сделали ремонт и открыли музей

Планируете продвигаться в Европу, продавать там продукцию?

Александра: Да, сейчас в мире очень востребована ручная работа, а на нашей фабрике она именно такая от начала до конца. Очень полезным оказалось участие в профильных выставках в Париже и Мадриде: так, выяснилось, что в Испании хватает своих скатертей с вышивкой, а вот одежда с ней будет интересна. А на парижской Maison & Objet мы познакомились с представителями итальянской фабрики, которые были в таком восторге от наших изделий, что предложили использовать для них не только традиционный лен, но и сатин, тонкую шерсть, батист, шелк, которые они производят.
Антон: Промысел «Крестецкая строчка» существовал сто пятьдесят лет до нас и будет существовать столетия после нас, а наша задача — сделать все, чтобы возродить его. Важно ведь не просто произвести изделие, нужно уметь его продать. Этим мы и занимаемся. Кстати, герб Крестецкого района Новгородской области украшает строчевая вышивка, и несколько лет назад местные депутаты поднимали вопрос, чтобы убрать ее оттуда, потому что фабрика не работала, — а сейчас такая мысль никому в голову уже не приходит. Это приятно.

Как вообще обстоит дело с народными промыслами в России?

Антон: В этой отрасли сохранилось около семидесяти предприятий, и большинство находится в непростой ситуации. Министерство промышленности и торговли разработало дорожную карту, в которой прописаны серьезные меры помощи отрасли. Так, госкомпании должны будут в обязательном порядке закупать подарки у внесенных в единый каталог производителей художественных промыслов — таких как Гжель, Палех, Хохлома, дымковская игрушка, жостовская роспись. Нашу продукцию уже включили в подарочный фонд президента. А 2019-й объявлен в России Годом народных художественных промыслов.

Антон, вы ведь успешно занимаетесь бизнесом более двадцати лет?

Да, причем мой основной бизнес был организован в 1998 году, после августовского дефолта. До этого я специализировался на оптовых продажах зарубежного шоколада, и когда курс доллара вырос в три с лишним раза, пришлось срочно задуматься об импортозамещении — так я основал компанию «Медовый дом». За прошедшие годы она стала лидером на российском рынке меда.


Промысел «Крестецкая строчка» возник в 1860 году. В 1911 году изделия новгородских артелей художественной строчки были представлены на I Показательной выставке народных промыслов России в Петербурге и в том же году получили медаль 1-й степени на Всемирной выставке в Турине. Сегодня образцы крестецкой строчки находятся в собраниях Государственного Эрмитажа, Российского этнографического музея, Государственного Русского музея.

текст: Виталий Котов
фото: Антон Вельт

Комментарии (0)
Автор: andrey
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также