Локалс: Николай Киселев

к оглавлению

Бренд-бармен, лицо проектов Must Have Bar и «Пингвин», разработчик коктейлей и постановщик барных карт в сентябре везет на Moscow Bar Show собственную линию профессиональных фартуков Mr. Murka и участвует в съемках обновленного шоу-проекта Redman's Kitchen.

В 1990-е я жил в Воронежской области. Тогда все и началось. Я был нормальным пацаном из нормального района. Получал по голове от сверстников во дворе за свой стиль, но не прекращал гнуть собственную, неформальную для них линию. Я появлялся в клетчатом пальто и берете, насмотревшись иностранных фильмов вроде «Пули» с Микки Рурком и боевиков с Сэмюэлом Л. Джексоном. Ходил в том, что сейчас называется винтаж. Потом меня захлестнула эпоха рейва во главе с The Prodigy, Scooter, The Chemical Brothers. Сестра сшила мне ядрено-салатовую футболку, а я находил мамины свитеры из 1970-х, обрезал и дырявил их. Носил женские футболки, чтобы они эффектно торчали из-под ворота, но некоторые детали со стразами и яркими принтами приходилось скрывать под курткой. Поэтому в те времена я не раздевался в публичных местах, чтобы не выдать секрет. Затем я стал студентом мединститута, и меня захватил свободолюбивый дух хиппи-рок-метал-движения. По образованию я врач гигиены труда, должен был стать врачом Роспотребнадзора. Но меня затянуло в общепит. Я подружился с ребятами, которые в стиле балансировали между панком, роком и всеми этими неформальными субкультурами. У меня появились узкие джинсы, потом клеш. Я обесцвечивал волосы, затем отпустил их до середины спины. Наверное, это был акт протеста, потому что моя мама — парикмахер.

После первого курса у меня не было денег уехать домой, поэтому пришлось идти работать. Устроился сначала помощником повара с постоянными ночными сменами, затем грузчиком, а потом и барменом. Ресторанный бизнес избаловал меня быстрыми деньгами и быстрым результатом. Меня многие боятся: я строгий со всеми — и с гостями, и с близкими людьми. У нас такой менталитет: люди опасаются, зато им становится интересно. Пугливые гости приходят снова и снова и только на третий-четвертый раз садятся за барную стойку и знакомятся со мной.

Конечно, я играю. Моя роль зависит от публики и заведения, в котором я стою за барной стойкой. В баре Mishka я воспитатель, усатый нянь. Я всех строю и организую во времени и пространстве. Там мой посыл: «Здесь главный я и еще два товарища на входе. Хочешь хорошо повеселиться и выпить? Значит, надо немного подождать». В баре «Пингвин» я хозяин, встречаю всех хлебом и солью. Все пришедшие — это гости в моем доме, где не стоит забывать правила приличия. Здесь люди не настроены на танцы, они не трясут деньгами перед лицом. Они готовы ждать своего напитка или блюда, поэтому мы даем им орешки, воду или что-то еще, чтобы скоротать время ожидания. Практически со всеми я здороваюсь за руку и обнимаюсь на прощание. И третий образ — это кейтеринг Must Have Bar, уличная еда на ресторанных днях и фестивалях. Вот тут я самый настоящий. Здесь я со всеми свой парень, будто мы знакомы всю жизнь. Могу и спеть, и станцевать. На премиальных кейтерингах я прячу все татуировки под рубашку с длинным рукавом и бабочкой под воротник, убираю волосы в хвост, тщательно накручиваю усы. И чтобы, как говорит моя мама, рубашка хрустела. Тут у меня образ настоящего самца.

Я считаю, если ты медийная личность, надо соглашаться на все предложения. Иначе тогда зачем вся эта популярность зарабатывалась? Меня часто зовут сниматься в клипах. Первый опыт, три секунды славы, был для группы «Про100мария». Потом я снялся у моего друга рэпера Джамбази в клипе «Время», это были уже пять секунд славы: я выступил в хирургическом костюме и маске, мама узнала меня по крупному плану уха. Недавно я задружился с группой Алины Пязок Little Big и поучаствовал в трех их клипах.

Фартук — это аккуратность. Я работаю в нем, чтобы не марать одежду. А во время запары я пачкаюсь молниеносно. Однажды в Берлине, в заведении Stranger Lee, я увидел фартук, висящий на стене, и понял, что хочу себе такой же. Мои подруги сшили мне экземпляр в качестве презента. Затем мы с товарищем, фотографом Романом Ивановым, решили сделать свою линию фартуков Mr. Murka. В России нет спецодежды и приспособлений, таких как чехлы для ножей и ножниц, для профессионалов в области общепита, салонов красоты, тату-салонов, косметических кабинетов. Так что модели я придумываю сам с предшествующей консультацией у гуру своего дела: шеф-поваров, парикмахеров. Так функциональность грамотно сочетается с эстетикой изделия. А потом Полина Тохтасьева конструирует модели и шьет образцы.

Люблю аксессуары: подвески, кольца, браслеты, цепи и ключницы. Мне их дарят друзья, привозят из путешествий. Железные детали дополняют образ и функциональны. В моем рюкзаке всегда лежат вакса для усов, расческа и гель для волос. Люблю подтяжки. У меня есть коллекция галстуков, продолжаю папино начинание, собрал уже около ста экземпляров. Предпочитаю русские часы, особенно спортивные модели, чтобы можно было на работе намочить или ударить невзначай. Главный фетиш — татуировки. Всем рекомендую делать тату всегда у одного мастера, с которым ты идешь по жизни. Мой мастер — Сергей Талбузин, а эскизы рисует Djagarta.

Этой осенью стоит прочесть книгу Уинстона Черчилля «Вторая мировая война» в шести томах, носить одежду в милитари-стиле и шейный платок. А я собираюсь посетить Берлинскую барную конвенцию и концерт Криса Ботти в Филармонии.


Фото: Саша Чайка

Комментарии (0)
Автор: sobaka
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также