Локалс: Анна Каст

к оглавлению

Актриса, педагог, консультант тату-салона, экс шоугерл группировки Neverporn и нестандартная модель снимается в кино и в клипах группы Little Big.

Я стилистический идиот, и в этом моя идеология стиля. Мой облик — это сочетание разных понятий в единую, но не всем понятную конструкцию. В нем соединяются яркие черты персонажей культовых фильмов ХХ века: например, героев Чарли Чаплина и Лайзы Миннелли.

В детстве я собирала журналы мод 1980-х годов. Помню, как восхищалась и гордилась своей мамой. Она выглядела утонченно и стильно: с модной по тем временам стрижкой, как у жены Горбачева, и в костюме цвета морской волны, копия моделей с разворотов Burda Moden. Тогда я начала чувствовать стиль, отличать перебор и вульгарность. Я сама шила себе одежду, надевала сделанное своими руками, приходила в школу и выслушивала критику. Теперь я понимаю, что это были скорее сценические образы, чем повседневные вещи.

Есть ли у меня какие-то фетиши? Фетиш — это оживленная вещь, предмет с душой. Так меня учили на курсах вуду. На мне оживают стрелки на глазах, кружева, челка, классика рока и шипы. И для женщины это естественно. Вещи сами меня находят, я редко ищу их. В магазине едва вижу край ткани или цвет — и сразу понимаю, будет ли эта вещь моей. Проблема с размерами существует только в обуви, в остальном я подхожу под стандарты. Можно просто подогнуть рукава и обрезать джинсы. Я хорошо чувствую себя внутри, поэтому не примеряю одежду, беру на глаз, а продавцы удивляются. Мне близка Zara — сдержанностью и лаконичностью, ведь я уже не подросток. На заказ шью в шоу-руме моих друзей Satinn, ребята чувствуют мой стиль.

Мне кажется, я была рождена актрисой. Когда меня спрашивают, есть ли у меня комплексы, я улыбаюсь, пытаясь понять, что это такое. Диагноз, игра, ощущение? С детства я жила в образах, надевала на себя маску и проживала судьбы героев фильмов и книг. Так комплексы сами изживали себя. По-настоящему я смогла себя раскрыть в 2009 году, попав в шоу-проект Neverporn, самый яркий и искренний из моих воспоминаний. Тогда же я заполучила титул королевы Петербургской тату-конвенции, это был прорыв. Впервые нестандартная девушка за три дня обошла остальных участниц, у которых к тому времени было намного больше татуировок на теле, чем у меня.

За последние месяцы я успела поучаствовать в съемках двух детских сказок: «Самый рыжий лис» Александры Стреляной, ученицы Алексея Учителя, и «Клад» Ирины Волковой. И в театральных постановках принимала участие, мне это больше по нраву, чем фильмы. У меня постоянно одно и то же амплуа, режиссеры сканируют меня на одной волне с такими героями, как Фауст, Колдунья, Конферансье, Пьеро, Чаплин, Сова, Мим. А моя мечта сыграть на сцене двуликую женщину, и именно перед зеркалом. Два мира и два лица.

Восемь лет я проработала в школе дежурным воспитателем. Я люблю детей, и они это чувствуют. До сих пор поддерживаю отношения со своими уже взрослыми учениками. Моя сила и секрет уверенности — искренняя улыбка и открытый взгляд. И тогда мир меня считывает и раскрывается передо мною.

Меня как поклонника ретро радует, что этой осенью будет актуально возвращение 1950-х, пышные юбки до середины голени, брюки с завышенной талией, а также одежда 1960-х, обыгрываемая как с объемными рукавами, так и с жабо эпохи Ренессанса. Все будет смешано в фантасмагорической, подчас психоделической форме. В макияже будет видна геометрическая игра из четких фигур мейкапа на лице. Сдержанность и электроника — два лозунга приходящей осени. Думаю, такие варианты можно будет найти в продвинутых шоу-румах и концепт-сторах, таких как Lomonosova 22, «Луук», JNBY.


Фото: Саша Чайка


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме