Татьяна Парфенова: неопубликованные рассказы

к списку всех номинантов

В этом году дизайнер сохраняла впечатляющую активность: запустила демократичную линию White by Parfionova, показанную в Милане и Париже и тут же попавшую в гардероб Леди Гага, устроила во Флоренции мировую презентацию марки балетной репетиционной одежды Diana Vishneva by Parfionova for Grishko, представила кутюрную свадебную линию и коллекцию «Я садовником родился!». В Мраморном дворце показывали арт-объект Парфеновой «Актуальный рисунок», в Царском Селе — перформанс «Китайская опера», а на Радио России читали ее рассказы. Нам Татьяна Валентиновна предоставила свои еще неопубликованные сочинения.

САМА С СОБОЙ

Куда ехать, в Уругвай или в Парагвай? Каждое утро, а утро у меня начинается в разное время, может быть даже вечерами, говорю себе: «Здравствуй. Неужели это опять?» Начинается длинный день, который может закончиться вечером следующего дня, так устроен мой собственный календарь. Цифры — мои друзья. Я ими любуюсь, и почти всегда у меня зеркальное или симметричное время: 20-20 или 20-02, или 02-20.

Я говорю сама с собой, и если подумать, сколько лет я с собой говорю, то, пожалуй, собой знает обо мне почти все, почти — это потому что есть такие темы, которые я не обсуждаю даже с собой.

Они живут во мне, в моей глубине. Это и есть одиночество. Иногда я говорю с собой вслух, но главное правило, чтобы никого кроме себя не было рядом. Я чувствую себя необыкновенной: я могу все. Я могу захотеть и исполнить любое мое желание. Выстроив действия стройными цепочками этапов, перейти в любое состояние и прийти к цели. Я могу стать знаменитым, богатым и, возможно, счастливым человеком. Я могу влюбить в себя любую женщину, то есть ту, которую я захочу сама, и любого мужчину. Зачем? Для того, чтобы найти замену себе. Чтобы иногда говорить не сама с собой. У меня есть шкаф, в шкафу есть коробка, а в коробке шкатулка, названия не важны, размер тоже условный. Ограниченная, чтобы не вываливалось из него пространство с крышкой или дверью, где хранятся образы, истории, случаи, которыми я могу играть, перебирать, смешивать и владеть ими так, как только я хочу. Там живут и совершают разное ненаписанные персонажи: люди-фрукты, диваныаристократы, трудолюбивые трутни и много еще кто. Возможно, многие так из этого шкафа и не выйдут, но это им не важно. Им там, возможно, лучше, спокойнее. Вот, например.

— Я вообще не люблю вечера, потому что потом ночи, а ночью нужно спать. Я вообще не люблю спать.

— Ты же любишь закрывать глаза?

— Да. А ложиться спать не люблю. Я и просыпаться не люблю. Не люблю вставать утром.

— Ты любишь день? А я люблю новый день.

— Я люблю новую ночь, я люблю все новое.

— Неправда.

— Правда неправда.

ОТМЕТКА

— Одна маленькая девочка очень хотела поскорее стать большой. Каждый день она просила сделать отметку на косяке двери и смотрела, насколько выросла за день. Отметка была на том же месте. Девочка очень расстраивалась: ей казалось, что она совсем не растет. Она очень сердилась. Перестала есть полезные для роста тушеные овощи. Родители переживали, думали, как ей помочь. Потом придумали, отвлекли ее, развлекли, увезли на лето. Каникулы быстро пронеслись. Девочка с родителями приехала домой и первым делом побежала к дверному косяку. Какова же была ее радость: она здорово выросла. И сразу поняла главное: не измерять себя, тогда растешь быстро и заметно. «А может, растешь, когда не учишься в школе?» — подумала она.

РОДИНА

Тихие украинские омуты, светло-зеленая луна, дрожит в воде ее отражение, лает, подвывая собака, и другая, и еще, цепной лай уходит далеко-далеко. Черные силуэты деревьев на черном небе и от меня черная тень. В черном саду белые цветы светятся голубым неоновым светом. Все тайно, секретно.

— Давай поговорим про любовь.

— Давай.

— Конечно, нет ничего более заманчивого, чем любовь. Но в то же время и страшно. Как хорошо владеть собой, ой, тобой.

— Да, когда ты влюблялась, я тебе не подчинялась.

— Он причинил мне много зла, принес мне много печали, подчинил мое сознание, покалечил, нет, убил мою красоту, довел меня до сумасшествия.

— Да нет, красоты не было, а сумасшедшая ты была всегда, несознательная и печальная.

— Он меня за это и полюбил.

— Я знаю. Я сама в себе это развивала.

— Перед зеркалом?

— Нет и да. Я быстро схватываю образы. Я люблю мечтательность в себе. Печально поникшую, благородную голову. Слезы в глазах. Руки опустить в холодную воду, такую холодную, как будто горячую. На секунду.

— Зачем?

— Не знаю. Мы вообще мало знаем. Нам, мне много знать нельзя, я чувствовать перестаю. — Хорошее оправдание.

— Вот не знаю, что случилось. И думаю, предчувствую, предполагаю что-нибудь очень скверное и большое страшное, а все наоборот, ничего особенного. Вот, думаю, какой гигантский водопад, а он ничего особенного. Хочу птицу — попугая. Хочу черепаху. Хотела бы в зоопарк. Развела бы животных по их родным местам.

— На смерть?

— Как хорошо, что у меня есть ты.

— Буду называть тебя холодный душ. Поливай меня, поливай.

— Ты думаешь это так легко? Взял лейку и льешь. Можно залить до смерти, до гниения. Корни отмочить.

— Я чувствую корни.

— Вот и хорошо

. — Мои корни глубоко в земле, земля в горшке, горшок на окне. Я — чудесная роза. У меня крупные, темно-зеленые листья, и я хочу воды. Я хочу домой, в Индию. Я подарю свой прекрасный цветок прекрасной девушке из касты неприкасаемых. Я тоже хочу быть неприкасаемой.

— Это про другое. Касания вообще сложная штука. Есть люди, к чему бы они ни прикасались, все превращается в золото, а есть наоборот.

— Лучше в золото.


Фото: Алена Кузьмина
Ассистент фотографа: Александра Новожилова
Визаж и прически: Юлия Слепнева, Ася Кабакчи
Прически: Эмма Орлова
Модели: Маша Неботова, Тоня Ермолина, Майя Новожилова, Лиля Самигуллина (LMA Lukovsky Model Agency)

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также