Полина Нитолкан: «В моем гардеробе нет ни одной черной вещи»

Новое имя в петербургской моде — Полина Нитолкан: модель LMA (AFFA) делает пальто с бисерными уточками и свитеры с вязаными помпонами. В интервью «Собака.ru» девушка рассказала о своих клиентах, ценообразовании и любви к красочным вещам.

«Из солнечного Сингапура я вернулась в серый, грустный Петербург. Мне очень не хватало солнца и света. Я решила во что бы то ни стало найти цвета солнечного государства — цвета орхидей и спелых тропических фруктов — и выразить все это в одежде»

 

Мне двадцать пять лет, из них шесть я занята в модельном бизнесе и успела поездить по миру. Но всегда по возвращении в Петербург шила, вязала и рисовала. Недавно решила осесть и сконцентрироваться на творчестве, потому что командировки надолго выдергивают из реальной жизни, сложно развиваться в определенном направлении. Как модель я работала и в экзотических странах. Восток сильно впечатлил меня: древняя культура, аутентичная архитектура и какое-то особое состояние духа у людей. А еще там много солнца, и люди не ходят в total black, как у нас. Может быть, благодаря этому сейчас мне хочется создавать исключительно красочные модели. В моем гардеробе нет ни одной черной вещи. И моя мама уже давно увлекается буддизмом, поэтому, наверное, я впитала интерес к Азии с самого детства. Отсюда и пошли яркие оранжевые платья, пальто цвета фуксии и вышивки в виде восточных масок.

Четыре года я училась на конструктора-закройщика и собираюсь продолжить свое образование. Уже сейчас чувствую, что порой не хватает знаний и навыков для реализации новых идей. В первую очередь планирую пойти на курсы работы с кожей и мехом. Мое образование позволяет мне не отрисовывать модели, а импровизировать на каждом этапе создания. Вещи полностью сшиты или связаны мною, вручную сделаны вышивки из бисера и аппликации из кожи. Покупаю только натуральные итальянские ткани: шерсть, шелк, хлопок. Я знаю несколько потаенных складов, где нахожу отрезы всего по нескольку метров. Сначала я вижу ткань, ее цвет и фактура рождают в голове определенные образы, из них начинает вырисовываться силуэт моей новой работы. Затем я строю выкройку, приступаю к пошиву, но в процессе могу менять крой и детали. Могу неожиданно добавить яркую подкладку к пальто или сделать вышивку крестиком на лаконичном платье. Всегда нужен акцент, который цеплял бы взгляд. Так же с картинами: я всегда начинаю с лица, а потом вокруг него выстраивается композиция — животные, цветы, ландшафты.

  • «Я переехала жить за город, во всем чувствовалось присутствие волшебства. Мне захотелось изобразить это волшебство в виде лесного зверя, подстерегавшего меня везде».

Мои клиенты — модели, их отзывы о моей одежде сработали как сарафанное радио. Мы с девочками очень дружны, помогаем друг другу, и агентство тоже поддерживает. Спасибо им за это. Иногда подруги полностью доверяют мне, так что до последнего могут не представлять фасон будущего изделия. Некоторые из них признаются, что копили полгода на мое пальто. Не всякая модель может позволить себе вещь за двадцать тысяч. И тогда я делаю им скидку, понимая, что работаю себе в убыток.

В Петербурге человек порой готов заплатить большие деньги даже за подделку известной марки. При этом он же, видя качественную вещь из хорошей ткани, но неизвестного дизайнера, вряд ли решится приобрести ее. Мое пальто стоит двадцать тысяч, и ткань оплачивает сама заказчица. Сейчас мои готовые вещи продаются только в одном месте — это шоу-рум Subbota на Большой Конюшенной. Я ориентируюсь на Москву и уже даже поглядываю в сторону европейского рынка, поэтому настроена только на повышение цен. 

  • «Свитер вязала во время Недели моды в Петербурге, а каждый помпон — как трофей сделанного показа».

Текст: Наташа Наговицына
Фото: Саша Почобут, Александр Плотников


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме