Знакомьтесь, Галя Солодовникова – художник спектаклей Серебренникова и Диденко

Если на афише спектакля имя Гали Солодовниковой — надо срочно брать билеты. А если там же вы видите фамилии Серебренников, Диденко, Кулябин или Варнава, то вы уже опоздали. Рассказываем, как художник-сценограф стала оформителем самых резонансных театральных постановок от «Тангейзера» до «Золотого петушка».

  • Футболка и жилет Tata Christiane («Пиф Паф Супершоп»)

  • Платье Tata Christiane («Пиф Паф Супершоп»)

В тандемы с Максимом Диденко и Владимиром Варнавой Галя в постановке «Собачьего сердца» вступает уже не в первый раз, и всякий, кто видел результаты такого сотрудничества, точно их запомнит. Запомнит команды «красных» и «синих», закапывавших друг друга на Новой сцене Александринского театра в спектакле Диденко 2015 года «Земля» по мотивам фильма Александра Довженко. Так же как и джедаев-регбистов со светящимися мечами в балете Варнавы «Ярославна. Затмение» на музыку Бориса Тищенко — после его премьеры этим летом в Мариинском театре в памяти у зрителей намертво застряли двуглавый орел-скелет, святые с нимбами-кокошниками и гигантская тень динозавра. Даже в самых смелых мечтах никто не представлял себе такой спектакль по «Слову о полку Игореве». Экстремально эффектные декорации и костюмы приковывают внимание зрителя, и Солодовникову приглашают в соавторы лишь те постановщики, которые уверены в себе и в том, что фэнтези-сценография адекватна их столь же яркой творческой концепции. Например, так сделал Кирилл Серебренников в 2011 году: в полном соответствии с замыслом Римского-Корсакова он превратил оперу «Золотой петушок» в Большом театре в политическую сатиру на отношения царя-батюшки и народа — сталинский ампир Галя там перемешала с постсоветским имперским китчем в пропорции 1:1. Так же поступил Тимофей Кулябин, в вагнеровском «Тангейзере» которого в Новосибирском театре оперы и балета в 2014 году главный герой превратился в кинорежиссера, снявшего фильм о ранних годах Христа, проведенных в плотских утехах в Гроте Венеры, — костюмы Солодовникой к этой сцене были столь же откровенны, как вольны нравы древних римлян.

Для визуализации смелых идей требуется внутренняя свобода, ощущение которой, по словам Гали, пришло к ней в возрасте девяти лет в родных Великих Луках. В конце 1980-х родители отдали склонного к рисованию ребенка в экспериментальную художественную студию, где ученикам ставили записи Мусоргского или Чайковского, предлагали включить воображение и воплотить на бумаге то, что чувствуют. «В советской системе образования не было и намека на свободу и творчество. И такое отступление от нее меня очень впечатлило, — говорит Солодовникова, — в этой студии я занималась всего года полтора, но чувство полета осталось со мной на всю жизнь».


Я изучала допустимые нагрузки конструкций и масок или противостояние воздуху

Затем Галя жила в Петрозаводске, мечтала стать художником или модельером, рисовала, а параллельно находила в сундуках у бабушек старые вещи, которые перешивала, наряжаясь и придумывая экстравагантные образы. Мечты казались нереализуемыми — обе эти профессии Солодовникова считала невероятным даром и ответственностью. Но после школы решилась поступать в Московский государственный текстильный университет имени Косыгина на специальность «художественное проектирование костюма», прошла огромный конкурс и еще в годы учебы придумала бренд одежды Aloe. Тогда же начинающий дизайнер увидела спектакль режиссера Живиле Монтвилайте и поняла, что театр по современной пьесе с нестандартными решениями может быть ей тоже интересен, — вместе они выпустили в 2002 году в Центре имени Мейерхольда постановку «Паразиты» по пьесе Мариуса фон Майенбурга.

Окончив вуз в 2003 году, Галя была уверена, что дальше должна поехать учиться за границу. Солодовникова подала заявку в Британский совет на обучение в Центральном колледже искусства и дизайна святого Мартина, выдержала множество интервью и получила стипендию. Увидев ее работы, преподаватели Сент-Мартинс сами решили, что студентке из России больше подходит театральная специализация, — и спустя два года она получила диплом магистра сценографии. Время учебы в Лондоне Галя вспоминает как мощную школу жизни и серьезную культурную инъекцию. Свой дипломный спектакль Traces, смешавший жанры физического театра, работу с объектами и современный танец, она показала в лондонском театре Cochrane. Тогда же стала арт-директором Future Cinema — иммерсивного проекта, соединяющего кино, театр и современное искусство.

Волокита с оформлением рабочей визы подтолкнула Солодовникову десять лет назад вернуться в Москву — и нам был нужен этот камбэк. Галя начала преподавать в Британской высшей школе дизайна и рассылала по театрам резюме, активно предлагая себя в качестве художника-сценографа, как это принято на Западе. Но она была вне индустрии, не понимала, как все устроено, и никого не знала: «Со своим британским образованием, опытом участия в крупных фестивалях, уже интересным на тот момент портфолио, я не интересовала никого и сидела без работы».

Солодовникова позвонила давнему знакомому режиссеру Филиппу Григорьяну и в результате в 2009 году оказалась участницей культурной революции в Перми: их совместный спектакль «Чукчи» на сцене театра «Сцена-Молот», странный и необычный, пользовался большим успехом у публики, а постановка «Агата возвращается домой», выпущенная в коллаборации с театром «Практика», идет в нем до сих пор. Это был первый не только для Гали, но и для всего российского театра опыт использования 3D-проекций и мэппинга — так за ней закрепилась репутация сценографа, умеющего минимальными средствами добиться максимального эффекта. С тех пор они поставили в соавторстве с Григорьяном «Дядюшкин сон» в пермском «Театре-Театре», «Поле» по пьесе Павла Пряжко в «Школе современной пьесы», оперу Пуленка «Человеческий голос» в Пермском театре оперы и балета, симфонически-сценическую композицию «Полнолуние» для фестиваля «Территория».

  • Инсталляция «Авоська зимы» была установлена в московском Парке Горького в 2013 году, где ее и сожгли на Масленицу.

  • В сценографии балета «Ярославна. Затмение» в Мариинском театре Галя активно использовала видео.

  • Местом действия балета "Петрушка" стал фантасмагорический цирк

Потенциал художника еще и «большой формы» одним из первых раскрыл в Солодовникой Кирилл Серебренников. Как-то режиссер позвонил с предложением сделать вместе «Золотого петушка» в Большом театре. Отказываться Галя не стала. Громкая постановка в главном театре страны стала для нее мощной рекламой. Как говорит Солодовникова: «Мне очень сильно везло. Опера, драма, балет, современный танец — мне интересно решать новые задачи, ведь это освоение новых профессиональных зон. Например, создание костюмов для балетных артистов требует больших усилий — они вращаются, перегибаются, совершают множество движений такой силы натяжения, которая может порвать любую ткань».

Детская мечта Гали стать художником тоже реализовалась — ее инсталляции выставлялись на фестивалях «Роза Мира» и «Территория». Саму же Солодовнику в сентябре можно было застать в пустыне штата Невада на фестивале Burning Man: «Было страшно интересно увидеть семьдесят тысяч человек в невероятных костюмах, посмотреть на кинетические объекты, извергающие пламя. Полное ощущение, что ты оказалась на другой планете».

Сотрудничество Гали с хореографом Владимиром Варнавой началось в прошлом году с «Поцелуя феи» в Балете Монте-Карло, а продолжилось весной этого года в Перми, где они поставили «Петрушку» с Дианой Вишневой в главной партии. Именно этот спектакль в стилистике фантасмагорического цирка в ноябре будет перенесен на сцену Мариинского театра. Вместе с Максимом Диденко за последние два года Галя выпустила спектакли «Чапаев и пустота» в театре «Практика» и «Пастернак. Сестра моя жизнь» в «Гоголь-центре». А к 100-летию Октябрьской революции триумвират, состоящий из режиссера Диденко, хореографа Варнавы и художника Солодовниковой, покажет в театре «Приют комедианта» премьеру «Собачье сердце» (20, 21, 22 октября, 8, 18, 25 ноября). В пространстве аллегорического анатомического театра будет активно использовано видео: зрители смогут посмотреть на мир «глазами собаки».  

Текст: Виталий Котов

Фото: Антон Рудзат

Стиль: Яна Милорадовская

Ассистент стилиста: Александра Афанасьева

Визаж и прическа: Гая Вартанян

Фото сцены из балета «Петрушка» Пермского театра оперы и балета: Антон Завьялов

andrey,
Комментарии

Наши проекты