Почему нужно увидеть спектакль Яны Туминой «Где нет зимы» в МДТ?

Режиссер Яна Тумина дебютировала на сцене Малого Драматического театра – Театра Европы спектаклем «Где нет зимы» по прозе Дины Сабитовой. Критик Наталия Эфендиева рассказывает, почему эта сентиментальная постановка обязательна к просмотру. 

  • Яна Тумина, фото: Данил Ярощук

  • Яна Тумина, фото: Данил Ярощук

  • Яна Тумина, фото: Данил Ярощук

«Где нет зимы» – уже третья повесть Дины Сабитовой, героями которой становятся сироты. В европейской литературе давно существует особый поджанр – истории о детях, потерявших родных и пытающихся адаптироваться в изменившихся обстоятельствах. Помимо определенных художественных достоинств, такие произведения выполняют еще и ощутимую психотерапевтическую функцию: они поддерживают реальных сирот и их воспитателей или приемных родителей и помогают им разобраться с самоидентичностью и самоопределением. В отечественной литературе этот сюжет не имеет такой богатой и продолжительной традиции. Что, впрочем, не мешает современным российским писателям исследовать новые и для себя, и для читателей вопросы. Как не мешает и театру. Выбор режиссера Яны Туминой выглядит логичным и естественным продолжением темы инклюзии и особенных детей, заявленной в «Колином сочинении» (спектакль идет в БДТ – Прим.ред.). Сироты тоже ведь особенные. 

  • По сюжету сирот Пашу и Гуль хотят отдать в разные детские дома. Дети сбегают, чтобы избежать разлуки. 

    Ярослав Дяченко и Дарья Ленда. Фото предоставлено МДТ

  • Ярослав Дяченко и Надежда Некрасова, фото предоставлено МДТ

Для спектакля на сцене МДТ художник-постановщик Эмиль Капелюш придумал минималистичную, но очень изобретательную сценографию. Под колосниками повесил три пары деревянных балок, схематично обозначающих дом, где живет двенадцатитилетний Паша (Ярослав Дяченко) с девятилетней сестрой Гуль (Дарья Ленда) и бабушкой Шурой (Наталья Акимова). По ходу действия балки превратятся в крылья гигантской птицы, за которые будут цепляться дети, в рождественскую елку, в крышу приюта. Функции многих предметов здесь расширяются и могут меняться. Например, швейная машинка, за которой много лет работала Шура, во второй части спектакля «исполнит» роль пианино. В постановке полно таких вроде бы простых, но вместе  с тем замечательных придумок: раздолье для воображения как детей, так и взрослых. Фантазией Гуль оживает кукла Лялька (великолепная Мария Никифорова) и до поры до времени остальные замечают лишь тряпичную фигурку. В финале же, когда Лялька спасет маленькую хозяйку, ее увидят и услышат все герои. Еще один обитатель, показывающийся далеко не каждому – домовой Аристарх Модестович (Михаил Самочко). С его появления спектакль-то и начинается. А вместе с ним и обещанное волшебство. Он может вытащить книгу из стопки порядком запылившихся фолиантов, но она не развалится. Может оставаться невидимым, когда захочет. Знает всю историю дома, начавшуюся задолго до того, как здесь появились Паша, Гуль и даже их мама, и рассказывает ее.  

  • Михаил Самочко и Мария Никифорова, фото предоставлено МДТ

  • Екатерина Клеопина, фото предоставлено МДТ

Цвет, как всегда у Яны Туминой, играет значительную роль. Пока дети живут с мамой и бабушкой, они одеты в костюмчики в неброской охристо-коричневой гамме (художник Анис Кронидова). Но стоит им оказаться в детдоме, как свитер и брюки Паши и сарафанчик Гуль приобретают унылые серые тона. Световая партитура (художник Василий Ковалев) также решена соответствующе: пока у героев все хорошо, «дом» освещен теплым светом. Происходит перемена к худшему – и тьма поглощает его почти целиком, оставив небольшой пятачок, на котором дети поместятся с трудом. В сценах бабушкиных воспоминаний словно включается волшебный фонарь, и тогда  пространство заливают потоки голубого прозрачного света. Для них и для Пашиных рисунков режиссер-мультипликатор Миша Сафронов придумал строгую графичную форму, имитирующую детскую манеру: черно-белые фигурки двигаются по белому экрану, установленному у арьерсцены, визуализируя душераздирающую Шурину историю. А в финале обернутся игрушками, которые развесят на «елку». И тогда же, наконец, встретятся те, кто покинул этот удивительный дом, и те, кто в нем остался. Сентиментальность финала может показаться несколько избыточной, но такая степень эмоциональной насыщенности, безусловно, имеет право быть. Особенно тогда, когда ее нехватку невозможно не заметить за пределами театральной реальности. 

Ближайшие показы спектакля «Где нет зимы» 7, 23 февраля, 24, 27 марта

sobaka,
Комментарии

Наши проекты