Петербурженка Женя Танаева уехала в Голливуд одна с 2-мя детьми и сняла фильм с Харви Кейтелем и Лиамом Макинтайром

Актриса, сценарист и продюсер Женя Танаева дает мастер-класс, как переехать в Голливуд и исполнить американскую мечту: снять фильм «До скорой встречи» (в прокате с 25 июля) с местом действия в Петербурге и дрим-кастом из Лиама Макинтайра и Харви Кейтеля. 

Про Петербург и семью

Здесь родились я, моя мама и бабушка – она провела в Ленинграде всю блокаду и единственная, кто выжил из ее семьи. В разных дозах она все время рассказывала мне об осажденном городе, с точки зрения любви к нему. Как-то в детстве я ела мороженое и бросила мимо урны обертку. Бабушка сама подняла ее и сказала: «Пожалуйста, не кидай ничего на наш город». Я запомнила это на всю жизнь. Я не просто люблю Петербург, мне чувства к нему передались на генетическом уровне. Мне всегда хотелось что-то сделать для него.

С кино в моей семье никто не был связан – мама и папа инженеры, они познакомились в институте и всю жизнь более-менее работали по специальности. Старшая сестра – финансовый директор крупной компании. Я училась на факультете дошкольной педагогики и психологии в Институте им. Герцена. 

Переезд в Голливуд

Я переехала в Лос-Анджелес 11 лет назад, после развода с мужем, папой моих двух дочек. Когда началась моя семейная жизнь, мне было 19 лет. Обычно все заканчивают школу, институт, потом начинается бурная молодость, а дальше уже появляется семья. У меня этот период выпал полностью. Я вышла замуж, родилась старшая дочь, потом младшая. Когда мы с мужем расставались через семь лет брака, я поняла, что моя жизнь начинается сейчас – меня больше ничего не держит. Я подумала, чего хочу на самом деле. Мы часто отвечаем на этот вопрос, исходя из того, что на этот момент считаем возможным. Но я представила, что ко мне пришла фея с волшебной палочкой, которая выполнит любое желание, и поняла: я хочу заниматься кино в Голливуде. А чтобы это сделать, надо было ехать туда – обрастать знакомствами, смотреть, как все изнутри работает. Я немного смягчила решение, сначала придумала, что с дочками переезжаем на лето, но уже через неделю поняла: мы тут остаемся.  


Америка – страна эмигрантов, такого понятия, как «понаехали», у них нет

Америка – страна эмигрантов. Такого понятия, как «понаехали», у них нет, потому что понаехали абсолютно все. И особенно в Лос-Анджелес. Меня там приятно поразило, что люди очень открыты и помогают другим. Если у кого-то спросишь о чем-то, человек тебя познакомит, напишет, посоветует, отведет. Например, сидишь ты в ресторане, слышишь, что за соседним столом люди говорят про кино или на русском, в США нормально подойти к ним и что-то спросить. 

Как стать актрисой

Первым делом я начала гуглить актерские курсы, почитала отзывы, позвонила, записалась, прошла первый класс, познакомилась с теми, кто занимается, спросила, куда еще ходите. Потом я нашла своего любимого  учителя –легенду Голливуда Эрика Морриса, у которого своя школа. Через него прошли все основные голливудские звезды, начиная с Джека Николсона. Он говорит, что никому не интересно смотреть, как вы играете. Его самая популярная книга так и называется «No Acting, Please» (Пожалуйста, не играйте! – Прим.ред.). Потому что у хорошего актера огромный диапазон и он способен получить ключ к своим собственным эмоциям. Мы все проходим через комплексы, травмы, обиды, которые формируют в нас блоки. И когда в сценарии есть какая-то триггерная сцена, то организм защищается, психика оберегает эту зону – сыграть получается только на поверхности. Задача Эрика Морриса как актерского тренера – найти все блоки и проработать их, чтобы заходя в сцену ее проживали. Многие его ученики не становятся известными актерами, но его школа очень меняет людей. На него даже несколько раз подавали в суд, потому что он якобы занимается не обучением актерскому мастерству, а нелегальной психотерапией без лицензии. 

Актерские кастинги и другой путь

Проучившись у Эрика Морриса несколько лет, я решила сходить на кастинг короткометражного фильма. Описание его главной героини было такое: высокая блондинка, красивая, голубые глаза, спортивное телесложение. Я подумала: «Это же я!» Сейчас приду и они обрадуются, что нашли свою идеальную актрису. Зайдя в комнату ожидания, я увидела там человек 30, которые минимально отличались друг от друга: все блондинки, красивые и с голубыми глазами. Наверное, мало что может так сильно ударить по самооценке – мы ведь все чувствуем себя уникальными и особенными.

Тогда же у меня появилась мысль, что кастинги – не мой путь и нужно попробовать зайти в индустрию по-другому. У меня стали возникать мысли о своем кинопроекте. Я тогда занималась организацией корпоративного отдыха российских топ-менеджеров: делала всю логистику – перелетов, отелей, яхт. Это, кстати, и дало мне возможность переехать. Я продолжила работать, но уже не из Петербурга, а из Лос-Анджелеса. Как-то я летела в Дубай и в самолете посмотрела фильм «Незабываемый роман» 1957 года с Кэри Грантом и Деборой Керр. Я очень редко плачу в кино, но он тронул меня до глубины души. Я подумала, почему сейчас такие фильмы не снимаются. Мне захотелось сделать всем понятную картину про людей.

Как написать сценарий

Изначально было несколько слагаемых, что главная героиня – мать-одиночка, но без негативного оттенка, как это часто рисуется у нас. Также в фильме должен был быть Петербург, а главная героиня стать русской – это же решало мой вопрос с акцентом. Ведь чтобы зайти в голливудскую индустрию, нужен один проект – к акценту Пенелопы Крус уже ни у кого нет вопросов. Все это я оформила в одну историю на две страницы.


Мне приходили ответы, что в сценарии все плохо

Меня познакомили с сотрудником студии Warner Bros. Дэйвом, через которого проходит много синопсисов. Он прочитал текст и ответил, что из этого можно сделать красивый фильм о любви и надо писать сценарий. Как пример он прислал мне другой сценарий. Когда я его увидела, подумала: «Мама моя!» Оказалось, они пишутся в профессиональной программе Final Draft, по которой надо брать отдельные уроки. Плюс я узнала о четкой голливудской структуре текстов. Так, на первой странице должна быть завязка, на второй случиться то-то, на пятой это. Страница 90 называется «all is lost» (все пропало – Прим. ред.) – земля вот-вот взорвется, герои друг друга пропустили и больше никогда не найдут, она выходит замуж за Дубровского и так далее. А потом – к концу все выруливает. Дэйв помог мне найти профессионального писателя, который взялся меня всему этому научить. Через три месяца был готов первый вариант сценария. Как я сейчас понимаю, неудачный, хотя тогда мне казалось иначе. Дальше был самый мучительный этап – почти 2, 5 года переписываний.

У меня было много классных встреч по поводу сценария. Например, меня познакомили с Майклом Эйснером, который больше 20 лет возглавлял Disney. Он сказал, если ты все сделаешь грамотно, из этого может получиться epic love movie (эпический фильм о любви – Прим.ред.). Потом я начала отправлять сценарий в студии. На первом этапе отбора текст попадает к ридерам, которые фильтруют проекты. Мне приходили ответы, что в сценарии все плохо. Мне было очень обидно, но я вспоминала, что это мнение непонятного человека против точки зрения Эйснера. Это помогло мне пройти через весь негатив. Несколько раз я уже признавала поражение, но потом через месяц-другой еще придумывался вариант, куда прислать проект и с кем поговорить.  

Как найти финансирование и каст

Средства предоставила российская компания – это частный инвестор. По основным темам фильма я обращалась в компании и к бизнесменам, которые могли его поддержать, и нашелся человек, взявший на себя ответственность. Все начало материализоваться. Казалось бы у меня есть деньги, сценарий, но не тут-то было. Чтобы пробиться к режиссеру или актеру, надо пройти его агента, который смотрит, студийный ли фильм и может ли картина быть фестивальной. Еще один фактор не в мою пользу – я шла как главная героиня в нагрузку к сценарию. В некоторых случаях мы даже не могли пройти агента. Но к тому моменту я уже знала весь Лос-Анджелес и он меня. Я задолбала все студии – например, Джефф Шелл, глава Universal, мне всегда в течение часа-двух отвечал. Проект «See you soon» и Женя Танаева – ни у кого уже не было вопросов, что это такое.

Мы сделали предложение Орланду Блуму, но его агент ответил что неизвестная актриса – сразу нет, не важно, сколько денег вы предлагаете и какой материал. Скотт Иствуд предложил поменять футбол, которым занимается главный герой, на любой другой вид спорта. А потом мы нашли Лиама Макинтайра. Мой приятель дружит с его знакомым-композитором, тот попросил прислать сценарий и на следующий день мне позвонил агент Лиама и сказал, что его клиент заинтересован в роли.

С Харви Кейтелем тоже интересно получилось. Нам нужен был актер в возрасте на роль наставника главного героя. У нас было два варианта: Пирс Броснан и Харви Кейтель. Агент Броснана нас сразу послал, а с Харви была тишина какое-то время. Я начала думать, кого бы еще можно было позвать, и вдруг его менеджер предложил обсуждать контракт. Когда Харви приехал на съемки в Румынию (а он снимался только там), его ассистентка попросила позвать женщину, которая написала сценарий. Я подумала, что сейчас он попросит менять диалоги, а он вдруг говорит: «Мне интересно, с кого ты писала моего героя, потому что это я». 


Мне много раз поступали какие-то намеки и было сложно объяснять, что я вообще про другое

Съемки проекта

Мир внешний – это проекция того, что происходит у нас внутри. Если меня что-то не устраивает снаружи, я знаю, куда обращаться и что разгребать. Нужна визуализация, вера и любовь к своему проекту. В Петербурге на съемках нам помогал «Ленфильм» и Константин Сухенко, председатель комитета по культуре. Благодаря ему нам разрешили снимать в пустом храме Спас на Крови и на Дворцовом мосту – его специально для нас сводили и разводили.

Стереотипы о русских

Есть классический стереотип о русских девушках. Мне много раз поступали какие-то намеки и было сложно объяснять, что я вообще про другое. Это обидно, но надо понимать, что стереотип тоже не с потолка взялся. Фильмом мы тоже пытались его разрушить. Ведь обычно в американском кино два варианта: мужчина – шпион с сильным акцентом, а девушка – обязательно легкого поведения. Мне хотелось показать, что у нас интересная культура и глубина, которой нет в американцах.  

Феминизм и история Золушки

Я не поддерживаю феминистское движение, люблю мужчин и верю, что сила женщины в ее слабости. Я против соревнований, ведь мы разные. Мужчина сильнее в чем-то одном, женщина – в другом. Мне кажется, гармония инь-ян, а не противостояние, мудрее и эффективнее. Я очень романтичный человек и верю в «гусарские» поступки, когда мужчина оберегает свою женщину. А она в чем-то его слушается, в другом нет – всегда же можно сделать что-то по-своему. Зачем же лбом стену расшибать, если ее можно обойти.

Насчет истории Золушки – я часто слышала сожаления в свой адрес: ты одна с двумя детьми. Но заявление, которое я хочу сделать своим фильмом, что развод и наличие ребенка – это не конец жизни. Если мужчина, с которым вы хотите быть, вас любит, он будет заботиться и о ваших детях.  


Если вы в отношениях, которые не работают – не надо в них оставаться

Нам в детстве читают сказки про ту же Золушку, чтобы мы поверили, что есть любовь и справедливость восторжествует. В расставаниях самое тяжелое – это крушение надежд. Потому что когда мы заходим в какие-то отношения, у нас столько иллюзий про то, как все будет. В момент расставания все эти надежды рушатся. И большим девочкам, которые переживают непростой период, намного нужнее сказка, чтобы вдохновиться и поверить, что хорошее бывает. Я сама сейчас без принца, но мой условный принц – это мое кино. То, что я смогла сделать и успех, к которому я смогла прийти.

Еще мне хотелось бы донести, что если вы в отношениях, которые не работают – вам в них некомфортно и нехорошо – не надо в них оставаться. Например, потому что у вас ребенок или вам страшно. Надо набраться смелости, вылезти из болота и пойти по пути, который вас привлекает. Потому что как только мы встаем на него, удивительные вещи начинают происходить.

Про #MeToo

Движение #MeToo – это все таки часть феминистской волны, и я его не поддерживаю. Есть человек-свинья Харви Вайнштейн, который вел себя ужасно и дико, но в эту мясорубку попали и невинные адекватные люди. Я знаю лично нескольких мужчин, которых так пытаются засудить. Еще лживой эту историю делает то, что ни на одного не мультимиллионера в суд не подали. Как будто только богатые мужчины хватают и прижимают женщин, а те, у кого денег нет, так не делают. Если мы за принципиальность, то это должно работать в обе стороны. У того же Харви множится каждый день количество исков. Их подают девушки, которые просто работали с ним в одном здании и даже никогда не пересекались. Конечно, женщина должна чувствовать себя безопасно, работая с мужчинами, но не надо так все переворачивать. Это уже рикошетит – сокращается количество принимаемых в крупные компании на топовые позиции женщин. Просто потому что никому не нужны такие скандальные истории. Компания, как только поступает жалоба, мужчину увольняет, а потом только начинает разбираться. 

Фото: Егор Федосов, материалы из архива продюсерской компании "See You Soon Project"

sobaka,
Комментарии

Наши проекты