Данила Козловский: «Конечно, я мечтаю, чтобы меня узнавали на улицах»

Козловский приковал к себе внимание всего Венецианского кинофестиваля, будучи простым студентом Театральной академии: он исполнил главную роль в спортивно-исторической драме Алексея Германа Garpastum. Сейчас Данила занят в не менее претенциозном проекте – репетирует в спектакле Льва Додина «Король Лир».

– Как все началось?

– 30 мая я с курсом приехал с мастер-класса в Милане, куда мы ездили по приглашению руководства театра Piccolo di Milano. Мне позвонили и пригласили на пробы, которые начинались 31 мая. За месяц проб сложилась компания: Дима Владимиров, Женя Пронин, Саша Быковский и я. Причем я понял, что этот месяц был одновременно периодом обучения основным принципам.

– Каким принципам?

– Техники игры в кино и в театре – вещи схожие, но не взаимозаменяемые. Нужно было избавиться от театральных голоса, жестов, мимики, потому что все это, с усиленным звуком и показанное крупным планом, уже никуда не годится. В кино не это важно, главную информацию несут глаза. За месяц нас научили соблюдать данный принцип. Кроме того, мы каждый день сыгрывались в футбол, потому что нельзя сниматься в фильме про футбол и не уметь в него играть.

– А ты футбол любишь?

– Обожаю! Раньше я занимался футболом, потом сходил по нему с ума, потом, когда начал учиться в академии, уже просто интересовался. До сих пор смотрю чемпионаты мира и чемпионаты Европы.

– Какова дальнейшая кинематографическая судьба «Гарпастума»?

– Италия купила, Голландия купила – завоеванию Европы быть. В России фильм смотрят, о нем спорят, я видел глаза людей, выходивших после сеанса, – они были задумчивыми… Незаметно фильм не пройдет.

– А что с «Королем Лиром» Додина происходит?

– Работаем. Надеюсь, в конце января будет премьера.

– В конце всех убьют?

– Да.

– И тебя?

– Я пробуюсь на две роли. Одного героя убивают, другого нет.

– Предложения сниматься поступают?

– Поступают, но приходится к ним относиться осторожно. Очень много предлагают несерьезного – сериалов и прочего.

– Но ты, наверное, уже можешь позволить себе от сериалов отказываться…

– Тут тоже нужно быть осторожным. Начнешь отказываться – пойдут разговоры: мол, Козловский, раз съездив в Венецию, от всего отказывается, да пошел он к чертовой матери! Но главное – мне надо учиться, я же еще студент.

– Что было на Венецианском фестивале?

– Два дня счастья! Ощущение нужности, ощущение хорошо сделанной работы, ощущение того, что ты приехал со своим высказыванием, которое кому-то нравится, кому-то нет, ощущение причастности к культурному процессу. Я познакомился с интересными людьми – с русскими эмигрантами.

– По приезде с фестиваля у тебя возникал синдром русского, вернувшегося из-за границы?

– Естественно. Я вернулся из Венеции, из мира кинематографа, где аплодировали стоя, где я ходил по набережной в шикарном костюме, фотографировался и давал интервью. Внутри каждого из нас есть что-то животное, не дающее нам вернуться к жизни в реальном времени. Грубо говоря, всегда хочется отдыхать. А позволять себе отдыхать можно, только когда это необходимо, а не когда хочется.

– А слава важна?

– Главное – не обманывать себя. Конечно, я мечтаю, чтобы меня узнавали на улицах. Просто нужно к этому относиться спокойно. Все должно быть пропорционально.

– Опиши своего героя в «Гарпастуме».

– Коля – это частично я. Замечательный красивый парень. (Смеется.) Целеустремленный, старается жить завтрашним днем. Мозг компании, не лишен занудства и не без паранойи. Думающий, азартный, с каким-то трагическим стержнем.

– Чем плохой актер отличается от хорошего?

– У плохого актера пять штампов, а у хорошего – пять тысяч. Чем хорош Джек Николсон? У него есть пять тысяч штампов, и он вовремя пользуется нужным. Но вообще, я думаю, что плохие актеры редко становятся известными.

Премьера спектакля Льва Додина «Король Лир» с участием Данилы Козловского в декабре на сцене МДТ

sobaka,
Комментарии

Наши проекты