Как конкурс на памятник врачам-героям придумали миллиардер Игорь Рыбаков и автор «Путина в ромашках» Алексей Сергиенко

На прошлой неделе объявили результаты конкурса на памятник врачам, боровшимся с COVID 19 в Петербурге — его организовали художник и бизнесмен Алексей Сергиенко и миллиардер-звезда youtube Игорь Рыбаков. «Собака.ru» узнала у организаторов и членов жюри, что дальше будет с проектами, а также рассказывает, что происходит в мире с увековечиванием памяти врачей, сражающихся с пандемией.

Кто придумал и организовал конкурс?

Бизнесмен и художник Алексей Сергиенко и миллиардер Игорь Рыбаков объявили конкурс на создание памятника врачам-героям, борющимся с COVID-19, в середине апреля этого года, в самый разгар эпидемии коронавируса. В Петербурге тогда ежедневно выявляли свыше 400 заболевших. Никаких ограничений для участников не было, а в жюри позвали педиатра Леонида Рошаля, заведующего Отделом современного искусства Государственного Эрмитажа Дмитрия Озеркова, заведующего Отделом новейших течений Русского музея Александра Боровского, основательницу Центра современного искусства ВИНЗАВОД Софью Троценко, также Василия Церетели, директора Московского музея современного искусств. «Идея родилась из ситуации. Понятно, что происходят изменения в обществе, мы с Рыбаковым — активные мужчины, которые несут ответственность за окружающее нас», — рассказывает Алексей Сергиенко. Он — известный в Петербурге бизнесмен, художник, йог с 29-летним стажем преподавания, который проводил занятие-перформанс даже в Главном штабе, кроме того — отец 7 детей. В двух шагах от Площади Искусств он открыл Музей Эмоций, а осенью 2019 года такой музей появился в Москве, на заводе «Арма» у Курского вокзала. 

«Посещение такого музея неизбежно дает импульс к развитию нашего эмоционального интеллекта, а значит, к формированию более точного и самостоятельного представления о мире», — комментирует детище Сергиенко Дмитрий Озерков. В мае 2018 году Алексей открыл на Невском проспекте еще один музей — «Интерактивный Музей Современного Искусства Алексея Сергиенко», но уже в сентябре того же года институция прекратила свое существование из-за проблем с арендодателем. Если говорить о Сергиенко-художнике, с именем которого иногда фигурирует выражение «русский Энди Уорхол», то он знаменит прежде всего изображениями ромашек на небесно-голубом фоне — этот паттерн Алексей поместил на свой автомобиль BMW. Сами ромашки становятся фоном для портретов, самый знаковый — с президентом Владимиром Путиным, который послужил вдохновением для создания коллекции Aizel x Team Putin.

С Игорем Рыбаковым, создателем компании «Технониколь» и 96-м миллиардером в российском списке Forbes 2020 года, а также популярным youtube и instagram-блонером, Алексей Сергиенко познакомился в клубе предпринимателей «Эквиум», который открыл Рыбаков. В конце прошлого года партнеры совместными усилиями создали арт-объект — стеклянный трон, наполненный $1 млн. Он дает возможность ощутить энергию денег каждому «присевшему». В феврале его смогли «опробовать» все желающие на ярмарке Art Russia в московском Гостином дворе, а постоянное место «прописки» произведения — московский музей Алексея. Рыбаков и Сергиенко называют трон самым дорогим арт-объектом в России, который к тому же позволяет приумножать свой доход. 

Хотя бизнес Игоря Рыбакова связан с производством строительных материалов и систем, а также инвестициями, он, возможно, самый творческий миллиардер в России. Кроме активного ведения youtube-канала он записал на студии Игоря Матвиенко собственный альбом «Уходило лето», жанр которого Рыбаков определил как Pop / Trip-hop. В записи участвовало около десяти молодых музыкантов, сонграйтеров и продюсеров. Альбом предприниматель посвятил жене и матери 4 своих детей Екатерине, на пару с которой организован филантропический «Рыбаков фонд», который продвигает концепцию «Школа — центр социума», помогает талантливым преподавателям и менеджерам в сфере образования. 

У Сергиенко уже есть опыт продюсирования нескольких памятников в городе, например, бюста первого российского генерал-полицмейстера Петербурга Антона Девиера в Звенигородском сквере на улице Марата. Конкурс на памятник врачам он решил проводить собственными силами — по его словам на организацию процесса ушло 3 миллиона их личных с Рыбаковым средств, плюс еще по 100 тысяч каждому из 3 победителей. 

Красная дверь и коронавирус в объеме

«Мы собрали 346 заявок: участие принимали даже дети, самому юному — 10 лет. Из всех работ выбрали около 120, которые соответствовали требованиям, из них 10 отсеяли путем народного голосования, а еще 5 отфильтровало жюри», — рассказывает Сергиенко. Все проекты выложены на сайт конкурса, по мысли организаторов каждый, кто захочет установить памятник врачам, может зайти, выбрать понравившийся вариант и связаться с автором по поводу реализации. «Рыбаков профинансирует половину стоимости установки памятника в 3 городах от которых мы получим заявки. Кроме того мы написали письмо губернатору с просьбой организовать выставку арт-объектов в Смольном, чтобы администрация и губернатор посмотрели и дали задание Комитету по градостроительству и архитектуре подобрать место для установки», — комментирует Сергиенко. В планах также — выставка в Государственной Думе для стимулирования депутатов к продвижению инициатив по установке монументов. 22 июня на конференции ТАСС в Москве назвали три работы-победителя, в их числе проект «Красная дверь» дизайнера-художника из Санкт-Петербурга Дмитрия Силинского. 

На «Красную дверь» уже положил глаз готовящийся к открытию арт-центр «Аврора», который будет располагаться напротив крейсера. Именно этот проект отмечает как единственный удачный Александр Боровский и отдельно хвалит Василий Церетели: «Мне понравилась работа "Красная дверь", я очень рад, что она прошла в финал». Создатель, дизайнер Дмитрий Силинский, как и почти все остальные участники конкурса, не известен искусствоведам и арт-менеджерам. Дмитрий получил среднее образование в Северодвинске, а в Петербурге занимался, например, декорированием подиума для показа модельера Игоря Гуляева на Mercedes Benz Fashion Week Russia и работал в команде реставраторов музея Дом игральных карт в Петергофе. «Конкурс я нашел случайно, просто решил поучаствовать, не помню, где и и как на него наткнулся. Я больше думал над этим проектом, чем его делал. Я сидел около часа и размышлял над идеей, и набросал эскиз за 10 минут», — вспоминает Силинский. «Мне хотелось создать что-то достаточно простое и не совсем банальное. Я сразу отказался от идеи изображать врачей или коронавирус. Хотелось, чтобы памятник бросался в глаза, цеплял людей. Основная идея: оставить воспоминание о том, что когда-то с помощью врачей и медицины мы смогли победить вирус и выйти из режима самоизоляции. Сам крест — символ медицины, дверь — выход из режима самоизоляции». До этого проектов8 памятников Дмитрий не создавал.

Еще один победитель — проект памятника «Три врача» архитектора из Нижнего Новгорода Дмитрия Пермякова: три фигуры врачей в масках стоят на красном кресте и прорываются сквозь расколотое напополам воплощение вируса COVID -19 монструозных размеров. Закрывает тройку проектов-финалистов монумент «Камень с бронзой» от художника из Волгограда Евгения Павлюченко: сквозь глыбу пробивается скульптурное изображение врача, который держит над пациентом кислородную маску. «Очень ценно, что благодаря Игорю Рыбакову и Алексею Сергиенко, появилась еще одна возможность для авторов реализовывать такие исторически важные проекты на открытой конкурсной основе – это оказывает положительное влияние и на художников, и на зрителей, и на культуру в целом», — комментирует результаты проекта Софья Троценко, основательница  ВИНЗАВОДа. Все проекты, которые были представлены на конкурсе, можно рассмотреть тут.

  • Один из проектов, присланных на конкурс

  • Один из проектов, присланных на конкурс

  • Один из проектов, присланных на конкурс

  • Один из проектов, присланных на конкурс

  • Один из проектов, присланных на конкурс

Александр Котломанов

кандидат искусствоведения, доцент СПГХПА им. А.Л. Штиглица, автор работ о скульпторе Генри Муре
 

«Представленные на конкурс проекты — уровень курсовой работы в художественном вузе, когда дается общая тема и ее надо решить более-менее реалистическими средствами. У меня есть большие сомнения в профессионализме участников, не понимающих, по всей видимости, что в масштабе все эти кресты, двери, фигуры в защитных костюмах и руки, вырастающие из земли/ гранита/ асфальта, будут выглядеть чудовищно. Если серьезно, любая актуальная тема может быть выражена монументальными средствами, но для этого желательно учитывать контекст и пространственную взаимосвязь. Корреляция формы сюжету и теме вовсе не обязательна, и тем более, если речь идет о «гуманитарной» проблематике. Например, это может быть полностью абстрактное монументальное решение, вроде мегалита. Но, в любом случае, идея такого памятника может обсуждаться только после очевидной «победы», а сейчас это, мягко говоря, преждевременно.

Если говорить о примерах памятников врачам в городе, то у нас есть Мемориал военным медикам возле Военно-медицинской академии, он был создан в середине 90-х. Памятник наподобие часовни — чисто архитектурное решение, вполне традиционное. Хороший также памятник есть на близкую тематику, но не медикам, а пожарникам, скульптора Левона Лазарева, на Большом проспекте Васильевского острова. Есть еще отдельные памятники, например, Пирогову, Бехтереву, доски мемориальные. Был «памятник змее» на Литейном проспекте, вначале у него пропадала змея из цветного металла, а затем и чашу убрали, еще лет 20 назад, наверное. Есть памятник Гигиене у Военно-медицинской академии. В общем, не так и мало примеров.

Кто еще делает памятники врачам, борющимся с COVID-19?

В мае бизнесмен Александр Лебедев спросил в своем instagram-аккаунте, готовы ли подписчики поддержать установку памятника врачам, который создала художница и бывшая галеристка Айдан Салахова. Кстати, именно она стала звездой главной площадки для продажи искусства во время пандемии — группы «Шар и крест» в Facebook, где за искусством охотились Валерия Гай Германика и бывший пресс-секретарь Дмитрия Медведева Наталья Тимакова. Салахова рассказала РИА «Новости», что скульптуру из каррарского мрамора весом 2 тонны Лебедев приобрел, чтобы установить в Алуште. «Скульптура была выставлена в Италии, на площади в Карраре. Эта ниспадающая ткань напоминает букву "М". После карантина в реабилитационном центре Царицыно я была потрясена работой медиков, героические люди. У меня возникла идея, я ей поделилась с владельцем галереи "Триумф" Емелей Захаровым, он рассказал Лебедеву, и тот решил ее приобрести», — рассказала агентству Салахова, которая во время карантина работа в своей студии в Карраре, недалеко от знаменитых карьеров с мрамором, откуда брал материал для шедевров еще Микеланджело.

В Риге памятник врачам уже создан — 6-метровый монумент «Медики — миру» возвели под руководством известного местного скульптора Айгарса Бикше. Женщина в медицинском халате и маске, смотрящая в небо, появилась 16 июня у здания Латвийского национального художественного музея. Как сообщает издание Sputnik , монумент сделан из пластика с использованием технологии 3D, и на его создание ушло всего два с половиной месяца, средства были получены благодаря частным пожертвованиям. Скульптура простоит на площади до декабря, затем «Медики — миру» могут отправиться в другие города. Возможно, в дальнейшем скульптура будет отлита в бронзе и обретет свое постоянное место в городской среде Риги. Бывший мэр латвийской столицы, а ныне депутат Европарламента Нил Ушаков скептически высказался по поводу этого события, напомнив об обещании сейма повысить зарплаты врачам еще до эпидемии, которое выполнено не было, зато появился памятник. Его пост в Facebook активно обсуждается в латвийской медиа-среде.

В СМИ также появлялись сообщения о том, что один из проектов-участников конкурса Сергиенко и Рыбакова будет реализован в Махачкале. «Первый памятник планируется открыть 5 октября 2020 года — в Международный день врача, день солидарности и активных действий врачей всего мира», — сообщает ТАСС. Однако по сообщению издания «Кавказ.Реалии» в пресс-служба мэрии Махачкалы не располагает какой-либо информацией и указаний по месту установления памятника пока они не получили. Какой город России станет пионером в установке «Красной двери» остается загадкой.

Александра Генералова,
Комментарии

Наши проекты