Дело Собчака: Как Музей искусства Петербурга XX-XXI веков сделал блокбастер про 90-е и коллаб с Василеостровским рынком

Коллекцию Музея искусства Санкт-Петербурга XX–XXI века (МИСП) начали собирать с подачи Анатолия Собчака в 1990-е. Сейчас младший брат «Манежа» и бывшее рабочее место фронтмена Shortparis Николая Комягина приглашает мигрантов вместо экскурсоводов, наполняет арт-объектами Василеостровский рынок и открывает свою первую выставку-блокбастер «Лихие 90-е». 

  • Марина Джигарханян, директор музея: «В начале 90-х мне подарили мобильный телефон нокиа с большой антенной. Я положила его в карман сумки, а антенна осталась торчать — аппарат у меня, конечно же, быстро вытащили в метро». 

    На Марине: блуза Hugo Boss, тренч Dromе, ботильоны Casadei (все — ДЛТ)

     

Первая коллекция локального contemporary

О небольшом музее петербургского искусства непрофессионалы знали благодаря лидеру Shortparis, который возглавлял в МИСПе образовательный отдел. В прошлом году стало очевидно: новая молодая команда умеет «упаковывать» непопулярное локальное искусство прошлого века во внятные выставки и продвигать через коллаборации с социальной сетью «ВКонтакте». Через три года у музея появится новое большое пространство, а у Отдела новейших течений Русского музея — серьезный конкурент.

«Идея музея современного искусства возникла у Анатолия Собчака в начале 90-х —так в ЦВЗ “Манеж” появился специальный отдел по формированию коллекции, куда закупали и получали в дар работы самых актуальных на тот момент художников, в том числе с Пушкинской, 10», — вспоминает директор МИСПа Марина Джигарханян, которая 29 лет назад сама собирала по мастерским хайлайты коллекции: от Бориса (Боба) Кошелохова и Владимира Шинкарева до Тимура Новикова и Сергея Бугаева (Африки).

  • Вид из окна МИСПа на мурал во дворе музея

  • Кошелохов Борис. Трактор Голландии. 1991.Музей искусства Санкт-Петербурга XX-XXI веков.

«Тогда в “Манеже” художник Петр Рейхет, например, выставлял работу «Китовый гондон» — огромный целлофановый пакет, протянутый через все пространство выставочного зала. Еще у него была серия блюющих людей из гипса “Блёвушки”, которых он расставлял по Петербургу, а в итоге выставил в том самом зале, где сейчас показывают серьезный проект Дейнека/Самохвалов”», — проводит исторический экскурс PR-директор музея Володя Шадрин, благодаря которому официальным инфопартрнером МИСПовских выставок стала социальная сеть «ВКонтакте».


В конце 90-х коллекция разрослась настолько, что в Манеже перестало хватать места  — город предлагал варианты отдельного здания: сначала Новую Голландию, потом здание Варшавского вокзала, Никольский рынок, завод «Бавария». 

В конце 90-х коллекция отдела современного искусства разрослась настолько, что в Манеже перестало хватать места для ее хранения и город начал предлагать варианты отдельного здания: сначала Новую Голландию, потом здание Варшавского вокзала, Никольский рынок, завод «Бавария». В итоге собственное небольшое помещение на канале Грибоедова, где до революции находился полицейский архив, будущий Музей искусства Санкт Петербурга получил, когда в Манеже началась реконструкция и фонды нужно было срочно вывозить. Изначальная концепция музея петербургского contemporary art трансформировалась в представление малоизвестных широкой публике художников XX века, хотя после выставки «Гротеск в искусстве» в коллекции появилась, например, скульптура молодой медиахудожницы Леры Нибиру. 


Анжелика Урусова

Хранитель 

«Здорово замечать пересечения нашей коллекции с более крупными. Когда я пришла работать в МИСП меня поразили работы художника и мастера художественного стекла Борис Смирнова. В эрмитажной экспозиции он стоит рядом с Малевичем, а у нас я вдруг я наткнулась на его графические работы — не эскизы к стеклу — а листы с абсолютно сюрреалистскими конями, которые бегут по небу над зданием Биржи». 

  • Пелагея Шурига «Полосатый кот». 1973

  • Владимир Гринберг. Велосипедисты на Неве. 1935 год. 

В собрании МИСПа 3, 5 тысячи произведений — не только «перестроечное» искусство, но и ленинградские художники 20–30-х годов — наследники авангарда. В прошлом году на двух этажах музея показывали забытую «амазонку авангарда» Пелагею Шуригу, — на выставку заезжала даже директор Третьяковки Зельфира Трегулова. Среди «тихих» шедевров коллекции — ленинградские пейзажи Николая Лапшина — ученика Михаила Ларионова и Натальи Гончаровой, графика Юрия Васнецова, на иллюстрациях которого росли советские дети, и арт-объекты недавно ушедшего из жизни скульптора Константина Симуна — автора минималистичного монумента «Разорванное кольцо блокады» на берегу Ладоги. Постоянная экспозиция у МИСПа появится уже через 3–4 года — музей наконец-то получил большое пространство бывших казарм на углу набережной Обводного канала и Лермонтовского проспекта, у метро «Балтийская».

  • Подопечный «Ночлежки» Андрей ведет экскурсию в рамках проекта «Ракурс»


Работая в МИСПе, Николай Комягин реализовал самые смелые в Петербурге музейные образовательные программы: арт-школа SCULA для подростков, занятия которой проходили, например, в галерее Anna Nova и Севкабель Порту, арт-лагерь для детей мигрантов и экскурсии «Ракурс», где гидами по выставкам выступили бездомный, девушка с биполярным расстройством и петербургский скульптор Павел Игнатьев.

  • Скульптура «ПапаWok» Сергея Бородкина. 2018. Фото: МИСП

Коллаборация и интервенция как двигатель музейного прогресса

В ожидании нового пространства МИСП осваивает искусство коллаборации и интервенции. Первый опыт — «ПапаWok» Сергея Бородкина — гротескный арт-объект, избражающий папу, несущего на себе маму и ребенка. Скульптуру поместили прямо в канал Грибоедова в дни Культурного форума, а когда ее потрепала петербургская погода — убрали во двор. Через пару месяцев стрит-арт-группа «Явь» сделала на том же месте феминистический оммаж — «МамаWok», где в основе семейной пирамиды стояла мама. Локальный медийный скандал закончился дружеской встречей авторов обеих работ в музее — к приятному удивлению стрит-артисток.

Осенью кураторы МИСПа переквалифицировались в арт-консультантов для петербургского бизнеса — благодаря им на обновленном Василеостровском рынке появились примитивистские натюрморты москвича Димы Миронова в духе Матисса и малых голландцев одновременно, а также инсталляция из металлических луков-пореев выпускника Академии Штиглица Константина Решетникова. «В Петербурге — дефицит выставочных пространств, и молодые художники особенно это ощущают.  Нам хотелось совершить “вторжение” contemporary в место для него не предназначенное — так появилась коллаборация «Рынок современного искусства». Натюрморты “под Матисса” сделал Дима Морозов — в Петербурге он учился у Андрея Могучего, а потом вернулся в Москву, где делает спонтанные уличные выставки-закладки чуть ли не в ковше экскаватора. Он работает по-московски быстро, поэтому мы уложились в сроки и успели оформить рыночный зал к открытию», — PR-директор Володя Шадрин комментирует один из главных медийных успехов музея.

  • Сотрудники МИСПа: Марат Исмагилов — куратор, Владимир Шадрин — PR-директор, Анна Спирина — ассистент куратора, Анжелика Урусова — хранитель. На фоне — работа  Белые ночи (Два рибока) Николая Сажина 1996 года.

    На Марате Исмагилове: пуловер Daniele Fiesoli, кардиган, брюки и кроссовки Gucci (все — ДЛТ), на Владимире Шадрине: сорочка Luigi Borrelli, капюшон Gucci, джинсы Canali (все — ДЛТ), на Анне Спириной: свитер Moncler, лосины Giorgio Armani, ботильоны Jimmy Choo, очки Andy Wolf (все — ДЛТ), на Анжелике Урусовой: блуза и куртка Balenciaga, юбка Philosophy, ободок Jennifer Behr, мюли Gucci (все — ДЛТ) 

  • Гавричков Михаил. Боярин. 1999. 

  • Коржев Гелий. Философы. 1990. Фонд Гелия Коржева.

Как «Лихие 90-е» стали блокбастером

Пока в декабре все переосмысляли уходящие 10-е годы, музей первым в Петербурге дал внятную картину того, что происходило на арт-сцене 90-х: Мамышев-Монро в образе Ильича или Мэрилин находится в одном пространстве с отвратительными монстрами советского классика Гелия Коржева, писавшего в 60-е суровых коммунистов и категорически не принявшего новые времена. На 4 этажах показали стеб над советскими реалиями от Бугаева-Африки и Виктора Пивоварова, некрореалистов вперемешку с «новоакадемистами», а постапокалиптические полотна невписавшихся в рынок художников-семидесятников рядом с портретом криминального авторитета, подозрительно похожего на Дональда Трампа.

  • Мамышев Монро Владислав.Жизнь замечательных людей. 1995. Новый музей Аслана Чехова

  • Тобрелутс Ольга. BOOK GERAKL. 1998.

  • Владимир Канищев «Большая битва из-за бабы в селе Троицком». 1999.

«Для выставки мы записали около 40 видеоинтервью с авторами, которые работали в то время. Один художник рассказал, что 90-е были для него чудесным временем: открылись шлюзы и его начали покупать, да, в том числе и бандиты, но ведь они стали героями его картин: перестрелки, парни в темных очках — российский вариант Чикаго 30-х», — объясняет Марина Джигарханян.

  • Семенов Арсений. Похищение Европы. 1998. Музей искусства Санкт-Петербурга XX-XXI веков

Визуальное оформление каталога выставки с десятками архивных фотографий придумала главный петербургский музейный графический дизайнер Ирина Чекмарева, а «лихой» леттеринг для афиши сделал Андрей Шелютто. 4 года назад выставки МИСПа посещало 200 человек за пару месяцев, теперь это — дневной минимум. Никогда еще у искусства, прячущегося обычно в микромузеях Пушкинской, 10, не было такой аудитории: на «Лихие 90-е» приходят одновременно завсегдатаи Coop Garage и «Мансарды».

Кофейня Constable

Во дворе МИСПа 2,5 года назад открылась самая трогательная петербургская кофейня при музее, где практикуют альтернативные способы заваривания, подают на завтрак домашние кексы и ставят на проигрывателе редкие винтажные пластинки Сержа Гинсбура и Франс Галль. Constable открыли иллюстратор Саша Павлова и юрист Николай Предтеченский, который управляет «Теплоходным товариществом “Петроград”» — первым хипстерским сервисом по аренде теплоходов, на одном из которых лукбук снимал бренд M_U_R. В кофейне продают открытки и мерч к музейным выставкам, например открытки с «бизнесменами» в зеркальных очках с картины Остапа Драгомощенко.


«Лихие 90-е»
МИСП
до 1 марта

Фото: Маргарита Смагина
Текст и идея: Генералова Александра
Стиль: Лилия Давиденко
Визаж и волосы: Алена Кондратьева

Александра Генералова,
Комментарии

Наши проекты