Путешественники из Петербурга, застрявшие в Мавритании из-за карантина, — о невозможности вернуться домой

Автостопщики из Петербурга Валерия Скутина и Денис Бурханов путешествовали по Африке, надолго оставаясь без связи и возможности читать новости. Из-за этого они оказались единственными россиянами, фактически запертыми в Мавритании: из-за пандемии коронавируса страна закрыла границы. Валерия рассказала «Собака.ru» о местном карантине с массовыми молитвами и едой из одной тарелки и попытках вернуться домой.

  • Валерия Скутина (слева), Денис Бурханов и их подруга Евгения Титович, также оказавшаяся с ними в Мавритании

Начало путешествия

В декабре я закончила учебу и полугодовую стажировку по специальности в Финляндии. Хотела перезагрузиться, подумать о будущем, посмотреть разные страны Африки — и улетела в Марокко 31 декабря. В тот день я видела в ленте первые новости про пневмонию неизвестного происхождения в Китае, но они не выделялись среди других событий. Никто не представлял, какие масштабы приобретет ситуация за несколько месяцев.

Я не планировала четкой даты возвращения в Петербург, но рассчитала, что накоплений хватит до середины-конца марта. В Марокко меня уже ждал друг Денис Бурханов, мы поехали дальше вместе. По дороге познакомились с русской девушкой Евгенией Титович и с тех пор едем втроем. Мы мало тратили — передвигались только автостопом, искали жилье на couchsurfing или ночевали в палатке.

Когда был интернет, мы читали русскоязычные новости, видели, какие ограничения вводят в Европе, но долго не покидало ощущение, что мировой проблемы из этого не выйдет, и скоро все закончится.

Как путешественники лишились жилья и возможности покупать продукты

В десятых числах марта на couchsurfing хосты стали массово отклонять наши заявки. Они извинялись, желали удачи, но говорили, что не могут рисковать семьями. В Мавритании, где мы находились в это время, стала быстро закрываться туристическая инфраструктура, многие остались без работы, сидели по домам, но в то же время по вечерам шли на молитвенные собрания за здоровье населения. Мы не могли найти жилье, начались проблемы с магазинами: во многих местах отказывались обслуживать и просили не трогать продукты. Обычно мы давали деньги местным и просили их что-то нам купить.

Попытка улететь через Сенегал

К середине марта стало очевидно, что надо уезжать. Рейсов из Мавритании уже не было. С тех пор мы постоянно на связи с российским посольством. Консул предложил вылетать из Сенегала, оттуда еще планировались два рейса. Он много для нас сделал: сам возил оформлять визы в посольство Сенегала, договорился об оформлении одним днем вместо семи. Привез маски, витамины, давал инструкции по безопасности в условиях эпидемии. 

18 марта днем у нас на руках были все документы для вылета и больше суток, чтобы добраться до Сенегала. Проблема заключалась в том, что уже был введен комендантский час, коммерческий транспорт не курсировал, ночью трасса была пустая, а днем никто не останавливался. Наверное, водителей пугала внешность европейских туристов. Мы простояли на дороге больше суток и 20-го марта полицейский, который патрулировал трассу, отвез нас обратно Нуакшот и купил еды. От него мы узнали, что воздушные границы Сенегала закрылись. 

Положение сейчас

Последние недели мы живем в Нуакшоте у хоста, с которым познакомились, когда только прибыли в Мавританию. У него однокомнатная квартира, но он, по крайней мере, живет один и не рискует семьей. Рядом есть несколько магазинов, где получается минимально поддерживать коммуникацию с продавцами на французском и арабском и не возникает проблем с покупками, wi-fi раздается в гостиной еще не закрытого хостела. Однако деньги подходят к концу, и есть слухи, что банки в столице скоро начнут закрываться.

Как соблюдается карантин в Мавритании

Ограничений на передвижения по стране и городу нет, но формально еще 19 марта ввели комендантский час с шести вечера до шести утра. За нарушение — штраф больше 100$. Но по моим ощущениям на улицах по вечерам все равно многолюдно: никакого контроля нет, продолжаются коллективные молитвы, маски пока не в обиходе. Серьезных перемен я не замечаю, но напряжение нарастает: и из-за неизвестности, и из-за того, что многие люди потеряли работу.

Я читаю европейские новости, ужасает, что такое количество людей умирает в условиях карантина и с отличной медициной. Мне кажется, если волна эпидемии накроет Африку, то все закончится очень быстро. Аппаратов ИВЛ нет, медицины в привычном понимании — тоже. Сейчас в Мавритании заражены 5 человек, при таком раскладе инфекция должна начать распространяться быстро: традиционно здесь едят из одной тарелки и в целом не всегда легко соблюдать гигиену. Это основная причина, почему нам хочется как можно скорее уехать. 

Единственные россияне в Мавритании

Какого-либо распоряжения для туристов нам не передавали. Мы общались с несколькими путешественниками из США, но их эвакуировали через Марокко еще в середине марта, когда граница была открыта. В посольстве говорят, что мы трое — единственные граждане РФ, кто обратился за помощью в Мавритании. Наши с Денисом мавританские визы закончатся второго апреля, у Жени — на несколько дней позже. Мы советовались с русским посольством о продлении, говорят, что на это сейчас никто смотреть не будет. Но вообще официально предусмотрен штраф, на который у нас уже не останется денег, и есть миграционная тюрьма для нарушивших режим пребывания. Хочу верить, что в новых условиях всем действительно все равно, но не знаю, как получится на самом деле. В любом случае, что-то сделать с визами сейчас уже не получится — все закрыто.

Действия посольства

В посольстве нам обещали вылет в пятницу 26 марта, но ни накануне, ни в этот день никто не вышел с нами на связь. Откуда будет самолет и как до него добираться, учитывая, что все границы Мавритании закрыты, тоже не обсуждалось. Мы стали писать заявления в МИД. Из посольства опять вышли на связь и обещали организовать коридор в Марокко, чтобы пересечь закрытые границы и эвакуироваться вместе с россиянами, которые застряли там. Только, опять же, без конкретных дат. Предупредили, что ситуация может затянуться до июля. Здесь есть хостел с одноместными номерами для иностранцев с подозрением на коронавирус, мы иногда думаем, что это могло бы быть выходом, так как на длительное пребывание в стране у нас нет ресурсов, поставки еды из-за рубежа приостановлены, и стеснять хозяина квартиры не хочется, учитывая, как долго мы у него живем без оплаты. От российского посольства материальной помощи пока не было.

 

Текст: Анна Боклер


Петербуржцы, застрявшие на Филиппинах и в Марокко на неопределенный срок из-за карантина — о действиях посольств и нехватке еды

Морозова Ксения,
Комментарии

Наши проекты