Знакомьтесь, Геннадий Короткевич – двукратный чемпион мира по спортивному программированию из Петербурга

Двукратный чемпион мира по спортивному программированию, номер один в мировых рейтингах программистов-олимпиадников в 2018 году пятый раз подряд выиграл престижный турнир Google.Algorithm – и стал лауреатом премии «ТОП 50»-2019. С аспирантом ИТМО поговорили профессор этого вуза Анатолий Шалыто и организатор трансляции чемпионата мира по программированию Лидия Перовская.

  • Рубашка Balenciaga , сорочка Andrea Ya’aqov , брюки Vetements (все — ДЛТ), кроссовки New Balance

Лидия: Насколько для тебя важно признание? Имеет ли для тебя значение, например, сколько времени подряд ты удерживаешь первое место в каком-нибудь рейтинге?

Геннадий: Спортивное программирование пока не спорт миллионов. Победы объективны, звания — субъективная оценка людей, хотя и очень приятная. А за рейтингами следит в основном мой папа.

Анатолий: Где-то писали, что ты мог уже во втором классе поступить в любой технический вуз Белоруссии (Геннадий — уроженец Гомеля. — Прим. ред.). Расскажи об этом.

Геннадий: На олимпиадах по информатике нет деления на классы — вопросы для всех одинаковые. И когда я оканчивал второй класс, то прошел на республиканскую олимпиаду и очень неожиданно для себя вошел в топ-45 школьников в стране. Но права на поступление в вуз это мне не дало. Попасть в университет вне конкурса можно, если выиграть олимпиаду в одиннадцатом классе. А я вообще выбрал учебу в Петербурге, в ИТМО.

Лидия: А сколько длятся тренировки и сами соревнования по программированию?

Геннадий: Соревнования и на ICPC (Международная студенческая олимпиада по программированию. — Прим. ред.), и на IOI (Международная олимпиада по информатике для школьников. — Прим. ред.) длятся по пять часов. Сами сборы — неделю-полторы.

Лидия: Обычно после двух участий в чемпионате мира ICPC люди заканчивают с соревнованиями — работа начинает занимать много времени, появляются другие интересы. И ты один из немногих, кто продолжает участвовать в турнирах. Откуда мотивация?

Геннадий: Для многих соревнование — это способ доказать свою крутость. И когда ты уже что-то выиграл, то мотивация теряется. А если понимаешь, что вокруг тебя все молодые, бодрые и умные, а у тебя все идет уже не так легко, то ты приходишь к выводу, что пора заканчивать. Я не прекращаю тренировки во многом из-за того, что не перестал выигрывать. Может быть, если бы перестал, то и в соревнованиях больше бы не участвовал. Но пока как-то получается побеждать.


Победы объективны, звания — субъективная оценка людей, хотя и очень приятная. А за рейтингами следит в основном мой папа

Анатолий: Недавно в одном из научных журналов вышла статья по биоинформатике (область, разрабатывающая программные средства для понимания биологических данных. — Прим. ред.), с этой же сферой связана твоя магистерская работа. Откуда интерес к этой науке?

Геннадий: Биоинформатика — очень практическая область, но мой научный руководитель Алексей Сергушичев (кандидат технических наук, доцент ИТМО, сотрудник лаборатории биоинформатики и геномики. — Прим. ред.) в какой-то момент нашел задачу и спросил, как к ней можно подступиться, и я пару месяцев над ней в фоновом режиме думал. Получилось так, что задача была про биоинформатику, но та постановка, которую я получил от Леши, была достаточно абстрактной, что мне интереснее, чем практическое приложение. Сегодня многие из тех, кто занимается биологией или физикой, должны уметь программировать. Конечно, необязательно на очень высоком уровне. И наоборот, есть много вещей в биологии, которые люди из области программирования, даже чемпионы, не смогут сразу понять. Мне кажется, что можно было бы придумать удобный формат для того, чтобы ученые могли формулировать задачи, которые у них возникают во время исследований, и передавать их людям, которые решили в жизни много алгоритмических задач. Вообще, наука — сложный процесс: эксперименты, идеи, публикации, бюрократия. Говорят, что в бизнесе мало трудных задач, а здесь — много. Правда, в науке платят, кажется, поменьше.

Лидия: В университете висит постер, на котором ты поднимаешь над головой чек на 1 048 576 рублей. Насколько призовые в соревнованиях важны для тебя? И имеют ли они значение при выборе того или иного турнира?

Геннадий: Почти не бывает так, что я решаю не участвовать в соревновании из-за того, что оно не приносит денег. Есть турниры, которые интересны просто тем, что они существуют: там крутые задачи и интересные соперники. Но на большинстве соревнований оплачивают проезд и проживание, предлагают пройти собеседование в компании. Ну и да, призы на соревнованиях — существенная часть моего дохода.

Анатолий: Насколько важен для тебя олимпиадный туризм?

Геннадий: Путешествовать клево. Очень понравился Токио, хотел бы посетить Австралию. Я стараюсь выделить время на то, чтобы исследовать новый город или страну. Если бы все олимпиады проводились только через Интернет, было бы не так круто. А приезжать финалистам соревнований в одно место — это очень важно, добавляет мотивации. Из всех мест стараюсь магнитики привезти — повесить маме на холодильник и себе.

Особняк Бракгаузен Наб. Лейтенанта Шмидта, 3 / Академический пер., 14 Особняк был возведен в первой четверти XVIII века по образцовому проекту домов «для именитых» архитектора Жан-Батиста Леблона и неоднократно перестраивался в XIX веке. В 1832 году в этом доме поселился американский посол Джеймс Бьюкенен — будущий 15-й президент США, а в конце XIX века здесь жил купец Карл Генрих Сименс, основатель фирмы Siemens & Halske, предприятия которой после революции были переименованы в завод «Севкабель» и Завод имени Козицкого.
Узнать подробнее
   

Благодарим Особняк Образцовый X-Palace group, компанию «Зигзаг удачи» и сообщество RetroTech Squad за помощь в организации съемки

стиль: Эльмира Тулебаева, Лилия Давиденко.

«Собака.ru» благодарит за поддержку партнеров премии «ТОП50 Самые знаменитые люди Петербурга 2019»:

главный универмаг Петербурга ДЛТ,

Испанский Ювелирный Дом TOUS,

glo,

Nespresso,

Премиальные классы Яндекс. Такси.

andrey,
Комментарии

Наши проекты