«Мне больше негде учиться!» — монологи студентов Европейского Университета о причинах закрытия вуза

10 октября бывшие студенты и выпускники Европейского университета вышли с пикетами в защиту вуза, пытаясь прояснить ситуацию с лишением лицензии. Сейчас в здании остался только ректорат, а библиотека и учебные аудитории уже переехали в новые помещения напротив особняка Кушелева-Безбородко. Три бывших студента ЕУ рассказали нам о том, что говорят в университетских кругах и почему вся эта ситуация вызвала такую волну недоумения. 

Александра Воронина, 23 года

«Я закончила первый курс магистратуры. Нам было предложено написать заявление об отчислении, либо о переводе в другой вуз. Большинство студентов выбрали отчисление, поскольку мы ждем и надеемся на то, что лицензия будет восстановлена. Те, кто выбрал другой вуз, учатся либо в РГПУ им. Герцена, либо в ВШЭ. Один молодой человек с моего потока учился в ЕУ платно и после изъятия лицензии как раз перевелся в ВШЭ. Сумма, которую он платил за обучение в ЕУ, оказалась меньше чем в новом месте учебы, и сейчас ЕУ оплачивает за него эту разницу.

Что будет дальше — совершенно непонятно. Большая часть учащихся продолжает работать над своими магистерскими диссертациями, а преподаватели нас в этом поддерживают. О какой-либо полноценной учебной деятельности речи не идет. Тем не менее, мы стараемся поддерживать общение с нашими научными руководителями. У нас у всех есть надежда на то, что когда-нибудь ЕУ вернется к обратно, а мы сможем защититься и получить дипломы.

Я участвовала в пикетах на Дворцовой площади, и все прошло очень спокойно: никакой агрессии со стороны правоохранительных органов или горожан не было. Ко мне подходила полиция, вежливо попросила паспорт, записала мои данные, и спросила, знакома ли я с правилами организации пикетов. Подходили незнакомые люди и спрашивали, зачем я там стою, и я рассказывала им, что происходит с нашим университетом.

Обучение у нас было довольно плотным, и когда начали откладывать начало учебного года, кто-то выдохнул с облегчением и обрадовался, потому что появилось время на написание диссертации. Но абсолютно все студенты недовольны сложившимися обстоятельствами.

В самом худшем варианте развития событий, если будет понятно окончательно, что учеба в вузе не возобновится, я буду планировать поступление в магистратуру за границей. Об этом, собственно, я и написала на своем плакате во время пикета 10 октября: «Я хочу остаться в России, но мне больше негде учиться». С моей темой диссертации мне кажется не очень продуктивно и разумно переводиться в другой российский вуз».

Павел Демченко, 23 года

«10 октября я был на пикете с товарищем. Наша акция проходила на Парке победы у здания РНБ. Все прошло очень спокойно, никакого внимания со стороны правоохранительных органов не было. Просто подходили прохожие и спрашивали, что происходит.

Согласно закону, студенты имеют право на перевод на аналогичную программу в другой вуз, но все это сложно, поскольку в Петербурге таких программ, как в ЕУ, больше нигде нет.

С другой стороны, существует проблема финансового характера. При поступлении в ЕУ разыгрывается грант на обучение, то есть формально оно платное, но по сути университет платит за него в рамках гранта. Плюс ко всему, есть еще хорошая стипендия. Так что не очень понятно, кто будет оплачивать учебу студентам, которые решили не терять время и перевестись в другие вузы. Лично я не знаю успешных случаев таких переводов.

Я закончил ЕУ в прошлом году и мой диплом мне пригодился, сейчас я поступаю в аспирантуру ВШЭ по своему же профилю (история), работаю репетитором. В скором времени у меня должна начаться учеба, так что работу по своей специальности на короткий срок было довольно сложно найти, а постоянную я даже не пытался искать. Диплом ЕУ очень хорошо котируется на Западе, и европейские коллеги знакомы с нашим вузом, в отличие от других учебных заведений Петербурга.

Я до поступления в магистратуру ЕУ учился в СПБГУ и в плане зарубежных связей, конечно, последний значительно уступает. Когда твое исследование направлено не только на российское пространство, зарубежные связи, которые дает ЕУ, гораздо важнее. Да и в целом, у этих двух вузов очень разная специфика преподавания и работы.

Что касается слухов о том, что ЕУ закрывают из-за каких-то якобы либеральных взглядов, то наш исторический факультет ничуть не либеральнее того же истфака СПБГУ. Более того, я сам слышал, что на лекциях некоторые студентки-активистки в дискуссиях с преподаватели даже обвиняли ЕУ в том, что он слишком традиционный. Вуз уже давно отказался от иностранного финансирования (до этого его объявляли иностранным агентом). Требования Рособрнадзора к зданию и вовсе смешны и нелепы — любой человек, который когда-либо пытался оформить помещение в России, прекрасно знает, что выполнить все требования СанПина и пожарных служб просто нереально.

Прикрывать Европейский университет в таком городе, как Петербург, который изначально строился по европейскому типу и с домами в европейском стиле, очень неразумно. Господину Милонову, который изначально подал жалобу в Рособранадзор, не нравится абсолютно все. В таком случае ему надо предложить снести европейские здания и построить деревянные дома в стиле русского зодчества». 

Елена Красильникова, 24 года

«Я закончила первый курс магистратуры, потом взяла академический отпуск и должна была вернуться к учебе сейчас, но возвращаться как студентке мне некуда. Я сознательно не думала о том, чтобы перевестись в другой вуз, потому что мне очень нравилось обучение в ЕУ и по моей теме специалисты работают только в этом университете. Таких учебных программ и такого университета больше нигде нет.

Я продолжаю работать над своей магистерской диссертацией и общаюсь со своим руководителем, езжу в архивы, читаю литературу, пишу заметки и соединяю это все в абзацы и главы. Но такой поддержки, как обсуждения на семинарах, конечно нет, и ее очень не хватает.

Мы все очень надеемся, что лицензию ЕУ все-таки дадут, потому что очень хотим заниматься наукой и дальше. В противном случае, придется перепоступать куда-то заново. Я пока даже не рассматриваю такой вариант развития событий. Очень хочется просто спокойно доучиться.

Если уезжать в магистратуру за границу, то в этом случае я не уверена, что стоит возвращаться обратно в Россию. Я наверное бы осталась там и продолжала свое образование и академическую карьеру.

В студенческой среде очень много версий относительно того, почему у вуза отбирают лицензию. Например, Рособрандзор вообще не дал никаких комментариев. Видимо, у ведомства исчерпан запас формальных требований. Поэтому наверное действительно существует какое-то намеренное противодействие получению лицензии университетом, иначе был бы какой-то комментарий относительно того, что нужно исправить. А тут, судя по всему, все, что можно исправить, уже исправлено.

Разрушить превосходный исследовательский центр, который регулярно попадает в многочисленные международные рейтинги — может это какой-то особый российский путь и нам нужен не Европейский, а Евразийский университет? Эта ситуация нелепа и вызывает много непонимания в академической среде.

Целью одиночных пикетов 10 октября и была попытка прояснить ситуацию. Почему нам не дают лицензию? Мы до сих не можем понять, почему нет четких, конкретных объяснений и внятного ответа от Рособрнадзора. Нам, студентам, это необходимо, чтобы понять, что делать дальше, и не сидеть сложа руки. Мы очень хотим вернуть свой университет обратно. Я думаю, он этого достоин».

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также