Сергей Луковский

Бывший солист Мужского балета Валерия Михайловского уже семь лет отвечает за режиссуру почти всех фэшн-мероприятий в Петербурге. Его дело развивается: модели Lukovsky Model Agency становятся лицами зарубежных марок, бренд LMA Production открывает новые имена в дизайне, сам же Луковский выступил официальным постановщиком недели моды Aurora Fashion Week и провел концептуальный показ марки Martin Margiela.



Сколько шоу вы уже поставили? Есть ли у вас фавориты?


Свои показы я никогда не считал, наверное, за тысячу перевалили. Имен множество: Леонид Алексеев, Таня Котегова, Вивьен Вествуд, компания Estel, Elegance, Frey Wille… Любимых работ нет. Это прозвучит пафосно, но для меня значимы все проекты, вне зависимости от масштаба. Я исполнитель желаний и с равным усердием воплощаю в жизнь фантазию каждого дизайнера. Это как в балете: если роль не любима, она не вызовет у зрителя эмоций. Хотя некоторые спектакли запомнились особо. Например, у меня был номер «Сон. Фрагмент» на музыку «Кармен». Я был на площадке один почти полчаса. Герой, убогий рабочий сцены, который во сне представил себя актером в роскошных декорациях, занимался любовью с громадной розой – примой постановки.

Расскажите о своей профессии. В чем состоит работа режиссера?


На самом деле я не режиссер, название моей профессии придумать сложно. Сейчас снова буду хвастаться. Луковский – это любое мероприятие практически под ключ, от идеи до реализации: сценарий, декорации, музыка, поиск подрядчиков, технические задания, кастинг моделей, разводка на подиуме, хореография, встреча и проводы гостей… Я больной человек, никому и ничего не доверяю. Моя команда свыклась с тем, что выполнение абсолютно всех заданий я контролирую лично до мельчайших деталей.

Вы еще владелец модельного агентства и руководите подразделением LMA Production, которое организует показы начинающих модельеров. Как все успеваете?

Самое главное – планировать день до мелочей. Если поставлена задача, я обязательно ее выполню, чего бы мне это ни стоило. Я злюсь, когда возникают форс-мажоры, – не люблю и не умею так работать. Если проблемы с предоплатой, утверждением сценария, я скорее просто откажусь от работы.

Почти все подчиненные моложе вас. Как находите с ними общий язык?

Для меня возраст не имеет значения, я со всеми общаюсь на ты. Мои модели, будь им тринадцать или тридцать лет, знают, что могут прийти ко мне с любой проблемой. Мне важно, чтобы члены команды были со мной открытыми и ничего от меня не скрывали.

Вы все время на виду. Легко ли жить под таким пристальным вниманием?

Гениальный балетмейстер Морис Бежар в свое время сказал: «Неважно, что напишут после спектакля, главное – чтобы написали». Да, я публичный человек. Люди со стороны могут думать, что Луковский – деспот и тиран, с матом гоняет моделей на репетициях. А мои девочки меня безумно любят. Я четко разделяю работу и жизнь и после трудной репетиции всегда подойду к моделям поговорить и обнять. Если спросить у разных людей, кто такой Луковский, они дадут абсолютно разные характеристики. По-настоящему меня знают буквально три-четыре человека, и именно они относятся ко мне адекватно.

Вряд ли артист балета много зарабатывал в советское время. Успех как-нибудь изменил вашу жизнь?

Действительно, гонорар за спектакль был сто долларов, да и эти деньги платили не всегда. С появлением доходов в моей жизни не произошло больших перемен. Я не изменил своих пристрастий в одежде, легко могу зайти в секонд-хенд и что-нибудь нарыть. Мне не нужны бриллианты, нет завышенных требований к быту. Я люблю простые вещи.

В остальном вы так же консервативны?


Я человек привычки: у меня все должно быть одинаково. Утром я всегда встаю в восемь часов, сразу иду делать чай – обязательно черный, ем творог со сливками и любимым вареньем, потом бегаю и в одно и то же время выхожу на работу. Вечера провожу дома с любимым человеком или ужинаю с узким кругом друзей, в любимых заведениях заказываю любимые блюда. Смешно, конечно, об этом рассказывать, но я действительно так живу.

Вас легко расстроить, взволновать?

Я очень чувствительный человек.
Был случай, когда я бегал по фойе Мариинского театра в слезах, в истерике, кричал, что больше не хочу жить. Это было после спектакля потрясающего балетмейстера Иржи Килиана. На площадке – минимализм, почти обнаженные люди, и такое эмоциональное наполнение!
Например, идет мужчина, за ним на четвереньках женщина – метафора собачьей преданности. Потом раз – и они меняются местами, теперь мужчина слепо следует за женщиной. Меня поразило осознание того, что даже самый сильный человек может оказаться в зависимом положении.

А родители, какую роль они сейчас играют в вашей жизни?

Я очень люблю их, они простые люди, живут за городом. Маме семьдесят четыре года, она работает на даче, отец – капитан и даже сегодня проверяет все суда, которые входят в акваторию Невы. Родители нежно обо мне заботятся, и я отвечаю тем же, интересуюсь их жизнью. Естественно, поначалу родителям не нравилась моя китчевая манера одеваться, но потом они привыкли. Когда я приезжаю домой в рваных штанах, в длинной футболке, почти платье, или юбке-плаще, они ругаются, но настолько трогательно, что я все готов отдать за эту «ругань».

Индустрия моды в Москве гораздо более развита. Не планируете перенести свою деятельность туда?

В Москву надо ехать с целью заработать много денег либо стать знаменитым. Среди моих приоритетов этого нет. Там не нужны тонкость, интеллигентность подачи, ее философия, там нужно лишь херачить и херачить. Хотя сейчас у нашего агентства есть столичные заказчики, которые работают только с нами, и это приятно. Я обожаю Петербург – темный город дождей, в чем-то провинциальный, но родной.


Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 4 авг., 2014
    Комментарий удален

Читайте также

По теме