Ася Казанцева: «Моя задача – строить мостики между настоящей наукой и обществом»

Выпускница биофака СПбГУ, популяризатор науки, лауреат премии «Просветитель» и автор двух научпоп-бестселлеров выступает по всей России от фестиваля Geek Picnic до корпоративных лекториев: рассказывает про отличия мозга мужчины и женщины, старение и пользу ГМО.

Почему ты стала научным журналистом, а не ученым?

В детстве я хотела стать врачом, интересовалась наукой и даже недолго поработала санитаркой в нейрохирургическом отделении. Выучилась в химико-биологическом классе, поступила на биолого-почвенный факультет на кафедру физиологии высшей нервной деятельности. Еще на первом курсе стало понятно, что ученого из меня не получится. Мне не хватает веры в будущее и абстрактного мышления. В научной деятельности нужно быть очень серьезным оптимистом, чтобы заниматься пятнадцать лет разработкой одной и той же проблемы с перспективой, что когда-нибудь твою статью опубликуют в британском общенаучном журнале Nature, а через полвека дадут Нобелевскую премию. А может, и не дадут. Научная журналистика психологически гораздо проще для нежных барышень вроде меня. Здесь гораздо короче дистанция между действием и результатом.

Как изменилась твоя жизнь с момента выхода первой книги «Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости»?

Последние полтора года я не хожу на работу в традиционном ее формате — в офис, редакцию или лабораторию. Сейчас у меня довольно странная, суматошная жизнь — половину времени я нахожусь в других городах. Провожу семинары то в Саратове, то в Калининграде, то в Ростове-на-Дону. Приезды домой, в Москву — это теперь своего рода выходные. У меня замечательный муж, нам всегда есть о чем поговорить. Он, кстати, в большей степени ученый, чем я: окончил МФТИ, защитил диссертацию, занимается разработкой программного обеспечения для беспилотников в сельском хозяйстве. Конечно, я читаю много научной, научно-популярной литературы. Недавно привезла из Лондона книгу Дэна Ариели «Предсказуемая иррациональность» — о том, как люди принимают экономические решения, руководствуясь когнитивными искажениями. Если говорить о художественной литературе, то недавно закончила «Диких лебедей» Юн Чжан — эта книга совершенно переворачивает представления о коммунистическом Китае. Очень мощный эпос и маст-рид.

Твоя основная занятость — чтение популяризаторских лекций по всей стране, организуемых премией «Просветитель», издательством Corpus и фондом «Эволюция».

Сейчас большие компании регулярно заказывают научно-популярные выступления для своих работников — это востребованная тема. Например, рекламное агентство приглашает меня, чтобы я рассказала им про когнитивные искажения. Это полезно для специалистов напрямую, потому что делать хорошую рекламу проще, когда вы знаете контекст научных исследований и то, как работает мозг вашего потребителя. А с другой стороны — это такой социальный бонус для сотрудников.


Люди вообще очень любят чего-то бояться. Если вы производитель апельсинового сока, можете написать на нем: «Не содержит сипулек». Что такое сипульки, никто не знает, но точно что-то страшное. 

Зачем тебе все это — жить в нескончаемых командировках и рассказывать о научных исследованиях?

Есть огромный разрыв между наукой и обществом. С одной стороны, мы живем в XXI веке, когда наука способна на многое: ученые могут редактировать гены прямо в живых клетках, предотвращать рождение детей с наследственными заболеваниями, делать искусственные органы. А с другой стороны, есть широкая общественность, которая не отдает себе отчета в существовании всех этих достижений и часто находится во власти довольно дурацких мифов. Например, многие боятся генно-модифицированных продуктов. Был очень смешной опрос Высшей школы экономики: «Согласны ли вы, что генно-модифицированные растения содержат гены, в то время как обычные растения не содержат?» Десятки процентов ответили, что да, они согласны — это показывает незнание базовых основ школьной биологии, которые гласят, что гены есть в ядре каждой клетки. Задача популяризаторов состоит в том, чтобы сглаживать разрыв в кругозоре широких масс, строить мостики между настоящей наукой и обществом.

Во второй книге «В Интернете кто-то неправ! Научные исследования спорных вопросов» ты развенчала мифы о прививках, гомеопатии, ВИЧ и ГМО. Так почему люди боятся ГМО?

Люди вообще очень любят чего-то бояться. Если вы производитель апельсинового сока и хотите, чтобы он продавался лучше остальных, вы можете написать на нем: «Не содержит сипулек». Что такое сипульки, никто не знает, но точно что-то страшное. Потребители начнут покупать ваш сок, несмотря на то что все другие соки, вероятно, тоже не содержат сипулек. Так вот никто из тех, кто боится ГМО, не может объяснить, почему и чего он боится. Если бы в Москве наконец открылся магазин, в котором торгуют генно-модифицированными продуктами, то я бы закупалась только там, даже если бы пришлось ездить через весь город. Просто для того, чтобы поддерживать деньгами биотехнологов, а не идиотов. К сожалению, в России не так много таких продуктов, мы отстаем по развитию биотехнологий от многих развитых стран. Ни теоретически, ни практически у ГМО нет никаких недостатков по сравнению с продуктами, полученными методом традиционной селекции.


Ася родилась в Сосновом Бору 5 сентября 1986 года. Стала популярной благодаря своему «Живому журналу», работала над созданием программы «Прогресс» на Пятом канале, «Наука 2.0» на «России-2», писала статьи для интернетизданий Slon.ru, «Метрополь», журнала «Вокруг света», газеты «Троицкий вариант — Наука», была шефредактором журнала «Здоровье». В 2009 году получила премию «Наука — обществу». В 2013 году занималась исследованиями в Ариэльском университете в Израиле.

текст: Дарья Максимович
фото: Дарья Самойлова

Комментарии (0)
Автор: andrey
Опубликовано:
Люди: Ася Казанцева
Материал из номера: Август, №187
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также