Анатолий Вассерман

За последние годы ветеран «Что? Где? Когда?», «Брейн-ринга» и «Своей игры» отодвинул в тень маститых коллег по интеллектуальным шоу Александра Друзя и Бориса Бурду. Свои мыслительные способности он демонстрирует не только на телевидении, но и в сверхпопулярном блоге – по итогам прошлого года Вассерман вошел в тройку лидеров конкурса «Герои Рунета».



Может ли интеллект стать смыслом жизни?

Я никогда не возводил интеллект в абсолют. Более того, поскольку результат каждой конкретной жизни предсказуем, ее смысл заключен в ней самой, в том, чтобы она развивалась и продолжалась даже после нас – и по возможности была лучше, чем при нас. Интеллект – всего лишь один из инструментов повышения качества жизни, хотя, бесспорно, инструмент удобный и легко совершенствуемый.

Про вас ходит много анекдотов. Как вы к этому относитесь?

С интересом. Среди них попадаются довольно удачные. Лично мне более всего понравился такой: Анатолий Вассерман не знает, что значат слова «Анатолий Вассерман не знает». Вообще, я стараюсь следовать хорошо знакомому пиарщикам правилу, что единственная по-настоящему плохая публикация – некролог. Хотя смерть Майкла Джексона вычеркнула из черного списка и этот вид публикаций: некролог изрядно помог певцу расплатиться с долгами. Если человек спокойно относится к публичности, он не станет заявлять журналистам о том, что в семнадцать лет дал обет безбрачия. Я просто констатировал факт. Эта часть моей личной жизни была известна задолго до того, как на меня стали обращать внимание журналисты, поскольку держать такой факт в тайне от многочисленных знакомых довольно трудно.

Считается, что в еврейских семьях матери ограждают своих детей от «общения с миром», проявляя излишнюю заботу. С вами было так же?

Если мама и ограничивала меня, то только в школе. Но после принимал решения только я. Запретить мне что-либо – как раньше, так и сейчас – мягко говоря, непросто. Любой запрет я воспринимаю как руководство к действию.

Вы увлеклись программированием тогда, когда мало кто представлял, что такое компьютер. Как это получилось?

Я учился в восьмом классе. Компьютеры только стали появляться в стране, но в магазинах уже было довольно много книг по программированию. Первое же знакомство с ними убедило меня: это – мое! Программирование началось как увлечение, а стало профессией. И так со всем: с политикой, с журналистикой, даже с интеллектуальными играми. Например, за время участия в телепередаче «Своя игра» я получил в отдельных играх в виде призов – за вычетом налогов – около сорока тысяч долларов. Пожалуй, единственное серьезное увлечение, пока не переросшее в профессию, – военное и оружейное дело. Идей по устройству разных узлов стрелкового оружия у меня накопилось на пару десятков пунктов патентных формул. Но по личным причинам я не хочу оформлять эти патенты, а желающих воплотить мои разработки в железо пока не обнаружилось.

Почему вы оставили Украину, где родились, и переехали в Россию?

Окончательно я перебрался в связи с тем, что освоил новые специальности: журналистику и политическое консультирование. В Одессе такой работы было немного, и в 1995 году я уехал. Но я не воспринимаю Россию и Украину отдельно. То, что кто-то сумел убедить заметную часть украинцев, будто они не русские, это временно. Украинцы – одна из ярчайших красок разноцветной русской радуги. Я считаю себя и русским, и украинцем, и евреем, и одесситом, это просто, если угодно, разные степени обобщения. Воссоединение Украины с Россией произойдет в течение полугода после того, как за Зубчатой Стеной примут соответствующее решение. И дело здесь не в том, что я верю в силу Кремля, – я верю в силу разума.

Перед тем как консультировать, вы сами попробовали политику на вкус.

Отто фон Бисмарк сказал: неучастие в политике не освобождает от ее последствий. Как только последствия политики, в которой я не участвовал, стали очевидны, я решил: пора! Началось все перед самым распадом Союза, когда в 1990 году я предпринял попытку избраться в Верховный совет Украины, тогда еще через трудовой коллектив. Но коллектив, к сожалению, меня не поддержал: решил, что там нужны люди посерьезнее и мне там делать нечего. В дальнейшем я всегда старался доказать, что мне есть что делать в политике.

Восстанавливать Союз?

Да. Но пока приходится заниматься делами помельче, хотя тоже существенными. В составе группы политконсультантов я участвовал в интересных проектах, обеспечивших победу двум президентам – Борису Ельцину в России и Петру Лучинскому в Молдавии, дюжине губернаторов, нескольким мэрам и десяткам депутатов разных уровней.

Марксистские взгляды вы унаследовали от родителей?

Скорее, от воспитания советской эпохи. Предложенные Карлом Генриховичем и Фридрихом Фридриховичем методы исследования исторических процессов очень разумны. Другое дело, что их рецепты общественного устройства могли быть эффективны в их эпоху, но заведомо неэффективны в нашу. Однако сей факт не умаляет их заслуг, не отменяет критики капитализма – скорее, заставляет усложнить конструкцию общества, альтернативного капитализму. То, что такая альтернатива необходима, вне всяких сомнений. Это дело будущего, но не столь уж отдаленного. Технические предпосылки для построения такого общества есть.

С 2005 года вы еще и очень популярный блогер. Кто ваш читатель?

Во-первых, это те, кому я интересен как одна из знаменитостей интеллект-шоу. Во-вторых, люди, всерьез интересующиеся тем, что я пишу, моими политическими и социальными взглядами. Но тех, для кого важна содержательная сторона моего ЖЖ, в последнее время больше. И это объяснимо: сам-то я хорошо знаю, что далеко не самый умный среди участников интеллектуальных игр. К сожалению, человек не всесилен, и я всегда буду в чем-то разочаровывать моих поклонников.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме