Марина Глухова

На ее визитке вместо фамилии значится прозвище Всемогущая, придуманное ее друзьями-дизайнерами. В свой двадцать один год Глухова успешно провела независимую неделю моды Russian Seasons с участием четырех топ-дизайнеров и собирается продолжить этот проект в будущем.



Как возникла идея проекта Russian Seasons?

Летом я проходила стажировку в Европе, путешествовала. Вернувшись в Москву, встретилась со старыми друзьями-дизайнерами, среди которых и Дима Логинов, и Костя Гайдай. Нашей дружбе уже много лет. Они поделились со мной тем, как проходит подготовка к новому сезону и насколько тяжела жизнь дизайнера в кризисное время. Под угрозой оказались даже показы весенней коллекции будущего года… Тогда-то я и предложила сделать совместное шоу – качественное и грамотно организованное. В результате в конце ноября состоялись Russian Seasons, объединившие четыре дизайнерских бренда: Viva Vox, Pure Joy Fashion, Leonid Alexeev и Arsenicum.

Если с дизайнерами все ясно, то зачем понадобились эти «Сезоны» лично вам – большой вопрос…

Это действительно большой вопрос, не имеющий к самопиару никакого отношения! Если бы я хотела, давно бы гремела где только можно. Ответ в том, что мне по-настоящему хочется знать, может ли мода в России быть успешной как бизнес. Я уже три года работаю в фэшн-индустрии, но собственно с индустрией не сталкивалась. У нас ведь легкая промышленность до сих пор в упадке, и моду так и не сделали прибыльной. В этом смысле Russian Seasons – попытка взглянуть на моду не как на искусство, коим она, безусловно, является, а как на бизнес. А поскольку таких попыток у нас немного, я считаю «Сезоны» и социальным проектом… Показ коллекций четырех брендов – всего лишь красивое начало, надеюсь, длинной истории.

Намереваетесь реанимировать легпром? В этом социальность?

В том числе, но не только. Думаю, назрела необходимость в создании арт-пространства для стажировки студентов. Проблема с кадрами колоссальная, но при этом набираться опыта тем, кто искренне влюблен в моду, в России негде. Мы планируем открыть экспериментальный цех по пошиву изделий из кожи и меха, а также сумок и обуви. Надеюсь, что к работе подключится правительство, ради возможности представлять Россию за рубежом посредством моды. У нас пока не все понимают, что мода – мощнейший механизм выстраивания имиджа страны.

Почему решили стать продюсером?

Я ничего не решала. Всегда хотела быть актрисой, это было главной мечтой моей жизни. Даже в Щукинском училище год проучилась…

А как вы попали в мир маркетинга и пиара?

Ушла в пиар, когда мне было всего семнадцать лет. Сначала в шоу-бизнес – я работала в продюсерском центре Иосифа Пригожина и Виктора Дробыша, помогала выводить в свет артистов, а потом случайно ушла в моду. Случилось это в 2007 году, когда я получила предложение организовывать сезонный показ Emanuel Ungaro. Потом делала открытие Московской недели моды в отеле Ritz-Carlton… Но решающую роль сыграл мой друг Дмитрий Логинов. У новоиспеченного дизайнера года в тот период как раз возникли трения с коммерческим партнером, и он в некотором смысле остался на бобах. Тогда я ему, как другу, и сделала показ. Но потом решила, что из дизайнера Дмитрия Логинова нужно создать бренд. И мы начали совместную работу над созданием компании Arsenicum!

А почему вас называют Мариной Всемогущей?


Началось все с того, что мы как-то гуляли по Новому Арбату: я, Дима Логинов и Алеша Колпаков. А они, зная мою натуру, часто просят меня о чем-нибудь невозможном. И вот Леша просил, просил меня о чем-то, а я ни в какую! Тогда он остановился и, театрально возведя руки к небу, сказал: «Ну ты же, ты всемогущая!» Меня это завело, и я тут же пошла исполнять его просьбу. Так и повелось! Я даже на визитках вместо указания рода деятельности написала «Всемогущая»! Но это был чистый фан.

Тогда понятно, почему на вашу милость сдалось даже Министерство культуры…


Думаю, дело все-таки в другом. Я просто обратилась за помощью, потому что по мировому опыту знаю, что без правительственной поддержки никакой индустрии моды нигде давно бы уж не было. Скажем, в Италии и Франции на моду выделяются колоссальные средства. Слава богу, наше Министерство культуры все-таки решило ступить на эту дорожку и даже выделило нам площадки под мероприятие.

Почему, на ваш взгляд, у нас так и не получилось одной полноценной недели моды?

Хороший вопрос. Я целиком за то, чтобы она наконец появилась. Неважно, под каким названием, – важно демонстрировать лучшее! Скажем, собрать десять-двенадцать лучших брендов и показать в едином блоке все: тенденции, ткани – одним словом, уровень. Когда все лучшее собирается в одном месте в одно время, можно думать о том, чтобы везти иностранную прессу, предметно общаться с байерами, шоу-румами.

Russian Seasons так и останутся проектом четырех?


Сразу скажу: со следующего сезона концепция существенно изменится. Проект станет более бизнес-ориентированным.
Если у нас сложатся отношения с брендами в плане производства, дистрибуции – хорошо, если нет – до скорой встречи! Мода – это мир возможностей, но мир затратный. Огромные ресурсы уходят на промоушн, и если проект не окупается, то зачем он нужен? Моя цель – не отделываться фэшн-шоу, а построить бизнес. Задача амбициозная, и не факт, что решаемая в современных условиях. В любом случае, если я пойму, что «Сезоны» не приносят прибыль, я не буду ими заниматься.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме