Олег Сапронов («Меджикул»): «Я не изображаю из себя великого музыканта»

Фронтмен группы «Меджикул», ранее известный как хип-хоп-исполнитель Малыш Praddd, повзрослел и взялся за тюнинг музыки 1980-х, в результате дав свежее звучание диско и фанку: под его хит «Марфа» пляшет и модная молодежь, и фанаты сериала «Физрук».

Как вы стали хип-хоп-исполнителем? Окончили музыкальную школу?

В шесть лет мама отвела меня в класс фортепиано, но я ненавидел занятия. Сроднился с музыкой только тогда, когда у меня появилось желание самому ее писать. Первую композицию сделал в двенадцать лет на двухкассетном магнитофоне: записывал один фрагмент и повторял его вручную двенадцать раз подряд, чтобы получилась длинная дорожка. Тогда мне казалось, что я сам придумал эту технологию. Купил в комиссионке несколько проигрывателей, учился на них скретчить, и еще у меня был детский синтезатор с классными басовыми звуками. Потом я перевелся в класс ударных, и с того момента пошла любовь к хип-хопу. В пятнадцать лет мы с товарищами сделали группу «Братья Praddd» и сначала в амплуа дворовых рэперов читали «за жизнь». А мне уже тогда нравились Баста Раймс, Мисси Эллиотт, Тимбалэнд с более модным клубным звучанием — смесь R'n'B и хип-хопа. В 2005 году наши треки вошли в ротацию радиостанций «Рекорд» и Studio. Тогда было много работы, я писал джинглы, вел передачу Who's the Man на 102,4 FM, получал неплохие деньги, тусовался по клубам.

С тех времен что-то изменилось в клубной индустрии города?

До кризиса 2008 года клубная жизнь казалась более насыщенной, было много больших площадок, как «Ля Пляж», Plaza. А сейчас время баров — маленьких заведений. Честно говоря, мне массовые скопления народа и не по духу. Иногда хочется пожить в тайге, подальше от всех. Я даже состоял в сообществе, участники которого обсуждали, как поехать на необитаемый остров, что взять с собой и как выжить.

Какова история создания «Меджикул»?

В 2010 году я начал писать в стол диско и фанк и занялся вокалом. Однажды я пересматривал фильм «Назад в будущее» и фантазировал, что бы я сделал с машиной времени: точно бы забрел на студию и на старом оборудовании записал танцевальные треки с учетом современных тенденций — популярности хауса и хип-хопа с семплами. В то время мы с басистом Максом Куцеваловым играли хип-хоп-каверы на джемах в клубе «Грибоедов», постепенно стали вводить в выступления мои песни и отсекать чужие. Стало понятно: нужно собирать группу. Мы пригласили Юлия Романченко, который играл в Non Cadenza Саши Алмазовой, тот позвал клавишника Сашу Алексеева — джазового музыканта, выступавшего в Филармонии. Еще в основной состав вошел мой старый знакомый из Fun2Mass Сережа Обоенков. Периодически мы выступаем с духовыми — тромбоном, саксофоном, трубой — и с перкуссионистом. Это классное ощущение, когда твои песни исполняет оркестр самых видных профессионалов города, а на лайве мы, импровизируя, с легкостью переходим из диско в техно. В моих песнях можно услышать отголоски композиций Стиви Уандера и раннего Майкла Джексона, понемногу от групп Earth, Wind & Fire, Shalamar, Unlimited Touch, Kleeer, D Train, а еще от Роксаны Бабаян.

Во время выступлений вы поете с трубкой во рту. Это она придает электронное звучание голосу?

Да. Такая маленькая колонка, подключенная к синтезатору или гитаре. Ее я позаимствовал из старых технологий. Помните песню Роджера Траутмена California Love или хит Around the World группы Daft Punk? Они использовали это устройство для аналогового звучания еще в середине 1990-х.

Многие музыканты вашего поколения поют на английском языке. Песни на русском — это ваша «фишка»?

Pompeya и Tesla Boy — молодцы, сами себя сделали без посторонней помощи. Они мне нравятся, но я не понимаю английского языка, так что не могу в полной мере насладиться их творчеством. Тем более у меня более попсовое звучание, поэтому и специфика другая: я пытаюсь занять нишу фанка и диско, которая в России пока пустует. Сразу веет временами, когда на гастроли приезжали Boney M., а на советской эстраде был популярен ВИА «Диско» со шлягером «Мгновенье, стой». Песни «Меджикул» понятны и моим ровесникам, и их родителям, ведь музыкальные тенденции цикличны.

Что, по-вашему, значит состояться для музыканта в России?

Для эстрадника, как я, это ротация на радио. Хотя наше радио уничтожает песню: когда она звучит везде, то начинает раздражать людей. К примеру, я даже рад, что достаточно попсовую «Марфу» со словами «В сиреневом передничке с голубыми тенями, и я уже маленечко тебя люблю» не взяли на «Русское радио» и «Европу Плюс», зато ее крутят на «Серебряном дожде» и в регионах. Главная моя задача, наверное, — оставаться на слуху, распространять информацию о группе посредством сарафанного радио и стремиться к миллиону просмотров клипов на YouTube. Конечно, от концертов в ресторанах никуда не деться, в отечественном шоу-бизнесе половину заработка приносят жующие. Да и музыкальные приемы, которые я использую, не новы, я могу отличиться только своей харизмой и подачей. Вроде бы я нашел собственную «фишку»: делаю свое дело шутя, не изображая из себя великого музыканта, который сейчас всем раскроет глаза на мир.

Олег родился в городе Канске Красноярского края, учился на вокальном отделении в СПбГУКИ. Под псевдонимом Малыш Praddd выступал вместе с Тимати и Богданом Титомиром. Группа «Меджикул» отыграла концерт на афтепати юбилейной премии «ТОП 50. Самые знаменитые люди Петербурга». Съемки клипа «Насалатило» на VHS-камеру проходили на «Ленфильме», где организовали дискотеку 1980-х. Выход дебютного альбома намечен на 13 декабря на Лендоке.

Текст: Наталья Наговицына
Фото: Алексей Костромин


  • Автор: Лена
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также