Как новосибирские филологи заставили всю Россию писать диктант

Выпускники Новосибирского государственного университета Егор Заикин и Ольга Ребковец готовят тринадцатый флешмоб по проверке грамотности «Тотальный диктант», который пройдет 16 апреля в сотнях городов России и мира.

Сейчас кажется, что «ТД» был всегда. А как на самом деле?

Ольга: «Диктант» был придуман в 2004 году творческим объединением гуманитарного факультета НГУ, которое называется «Глум-клуб». Егор делал самый первый диктант, я тогда еще в школе училась.
Егор: А сейчас Оля руководит проектом. Я же так и не изобрел себе должность, но когда меня просят представиться, называюсь идеологом.

Как из локального диктант стал по-настоящему тотальным?

Ольга: Сначала мы все делали по наработанной схеме, но хотелось большего, и тогда мы решили пригласить «диктатора» — так мы называем тех, кто диктует тексты, — из Москвы, Псоя Короленко. Этот ход дал свои результаты: вместо обычных двухсот участников пришло шестьсот, о нас написали все городские СМИ. Потом родилась идея придумывать уникальные тексты, а не брать классику из книжки, которую можно списать и которая написана уже не тем языком, на каком мы сейчас разговариваем. Мы обратились через «одно рукопожатие» к Борису Натановичу Стругацкому, он сочинил для нас текст, и это стало новым прорывом: в «ТД» участвовал весь Новосибирск, а информационный эффект вырос до федерального уровня. С 2011 года диктант писали уже и в других городах.

Как «ТД» соотносится с системой образования?

Егор: Наша система формального образования — школа, вузы— совершенно не охватывает взрослых. Это пошло из индустриальной эпохи, когда человек получал знания, которых хватало на всю жизнь. Сейчас темп жизни ускорился и, чтобы просто оставаться на плаву, необходимо непрерывно учиться в течение всей жизни. В сфере русского языка таким дополнительным образованием становится наша система, включающая в себя основной диктант в офлайне, онлайн-диктант, подготовительные курсы и конференцию организаторов и экспертов «Тотального диктанта», на которую съезжаются лингвисты и русисты со всей страны.
Ольга: Действующие словари зачастую не отражают многие актуальные моменты. За счет коммуникаций в Интернете язык стал меняться быстрее, и изменения, которые происходят в языковой норме, не успевают фиксироваться профильными изданиями. А наша экспертная комиссия ловит их очень быстро, потому что мы диктуем тексты современных авторов и отражающие современные языковые реалии, плюс их пишет одновременно много людей. Если не один человек, а тысяча ошибаются в одном и том же месте, то, может быть, это уже не ошибка, а движение языковой нормы? Таков самый важный научный эффект от «Диктанта».

Считается, что с грамотностью и русским языком происходит беда, а люди перестали ценить языковые нормы. Это правда так?

Ольга: Прежде всего, надо сказать, что с языком точно ничего страшного не происходит, это прекрасная система, которая живет и развивается. Что касается грамотности, то падения уровня нет. Наоборот, есть возросшая потребность в грамотности каждого из членов общества, потому что девяносто процентов людей в своей деятельности обмениваются электронными сообщениями итак или иначе публикуют тексты.

Кофе — он или оно?

Ольга: Эта норма уже двоякая. Главное — говорить, как считаешь правильным, а собеседника поправлять не стоит: скоро и «звОнит» будет нормой.
Егор: «Кофе» и «звОнит» стали словами-маркерами, по которым разные социальные группы различают друг друга, поэтому вокруг них такая напряженная дискуссия. Это уже не к языку имеет отношение.

Засилья иностранных слов тоже нет?

Егор: Могу привести пример. Слова «креатив» и «творчество», казалось бы, значат одно и то же, но употребляются в разных ситуациях. Творят художники, а креатив — это когда менеджеры с копирайтерами в офисе собрались и что-то придумали. То, что мы можем пользоваться обоими словами, делает язык богаче.
Ольга: Когда-то пол-России говорило по-французски, но русский язык от этого не исчез, зато обогатился новыми словами.
Егор: В любом случае бороться с заимствованиями не нужно. Язык сам себя хорошо очищает. Например, тридцать лет назад в молодежном сленге было очень употребительно «герла» вместо «девушка», «аскать» вместо «просить», и куда все это делось?

Зачем оценки в «Тотальном диктанте»?

Ольга: Оценка — это способ сообщить участнику, насколько его результат хорош по сравнению с другими. Но плохая оценка совершенно не значит, что человек неграмотный.
Егор: «Диктант» — это не контрольная работа и не тест ЕГЭ, а скорее интеллектуальная игра, в которой есть все, что присуще игре, включая элемент случайности. Вопрос о том, как достижения участников «Диктанта» соотносятся с объективным уровнем грамотности, остается открытым.
Ольга: Егор часто сравнивает «ТД» с марафоном. Человек, который пробежал марафон даже с плохим результатом, уже является победителем. Так и мы призываем наших участников воспринимать само по себе участие в «Диктанте» как победу.

А еще важно знать, что Егор окончил филологический факультет НГУ, а Ольга — восточный. Автором текста диктанта в этом году стал писатель, автор романа «Лавр» и номинант «ТОП 50. Самые знаменитые люди Петербурга» Евгений Водолазкин. О его тексте пока известно только то, что он — о предреволюционном Петербурге. Прежде для «ТД» писали Захар Прилепин, Дина Рубина, Дмитрий Быков и Алексей Иванов.

Текст: Павел Ютяев
Фото: Сергей Черных


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме