Аркадий Пекаревский

Аркадий Пекаревский и его брат Борис основали первую в нашем городе сеть магазинов недорогой повседневной комфортной одежды. Модели разрабатываются в Израиле, производятся в Китае, носятся в России… В сезон открывается по 50 новых магазинов.

Можно начать так: когда маленький Аркадий Пекаревский выступал в оркестре баянистов и аккордеонистов ДК им. Ленсовета... Или так: когда он шагал домой в свою коммуналку на Петроградской... Все это имело место быть. В коммуналке было хорошо. По субботам топили титан. Вместе ходили в баню. Такая вот была жизнь. Которой больше нет. Однако и Аркадий (вице-президент фирмы «Sela»), и его аккордеон прекрасно себя чувствуют. Можно сказать – процветают.

– А еще, – ностальгирует Аркадий, – в известном на Петроградской баре «Кирпичи», подробно описанном в романе «Русский транзит», мне впервые дали попробовать «ерша». Ну, выпил я, выхожу из бара, чувствую – сугроб приближается...

Такое разве забудешь? Да ни в жизнь. Но вообще юношеские впечатления – избирательны и показательны. О чем еще Аркадий вспоминает в течение нашего недолгого разговора? О родном Горном институте. О практике в забое.  И, конечно, о брате Боре, который сейчас живет в Израиле.

– Воспитателем моим и учителем был старший брат Борис. Он же нынешний партнер. А первый мой опыт – мы продавали арбузы. За полтора месяца больше тысячи можно было заработать… (при зарплатах в сто рублей). Потом брат создал один из первых кооперативов в городе, так что на самом деле это про него писать нужно… Помните, фотографы стояли на Невском? Как бизнесмен я, конечно, был еще никакой, но все-таки это был первый опыт.

В 1991 году Борис приехал сюда уже из Израиля и предложил создать совместное предприятие. Назвали его «Sela», что в переводе с иврита означает «скала». Чем только ни занимались – от спирта «Royal» до вентиляторов. С одеждой как-то пошло. Сами не зная, что же они такое делают, братья занялись строительством бренда. И попали, что называется, в тему, – те, кто не хотел одеваться на рынке, а хотел дешево, но в магазине, пошли к ним. Просто потому, что больше некуда было... Вопрос, конечно, кто пошел? Бедные? Униженные и оскорбленные? Средний класс? Кто?

На это Аркадий отвечает хитро:
– Если средний класс – это 1000 долларов на каждого члена семьи, то вряд ли у нас таких много. В общем, наша одежда рассчитана на всех, кто работает.  Мы могли привлечь невысокой ценой, музыкой, примеркой, уютом магазина. Я еще ходил тогда по рынкам и смотрел, сколько там, например, пуховик стоит. Если 230 – значит, ставил цену – 195. А потом уже к нам пришел дизайнер, мы стали делать коллекции, и сегодня у нас можно от носков до пуховика одеться в едином стиле. Вот что такое «МакДоналдс»? Это праздничная повседневность в еде. Мы хотели, чтобы «Sela» была некоей праздничной повседневностью в одежде.

Тут я рискну пошутить на тему китайского качества. Аркадий с экспрессией демонстрирует мне свой костюм, купленный в бутике за немалые деньги. А кармашек оторвался через две недели.

«Дело не в Китае, а в системе контроля за качеством», – утверждает он. И советует всем дружно полететь в Китай и посмотреть, как здорово там люди работают. Я вспоминаю про наши обвалы и экономические кризисы. И любопытствую, что же удержало братьев на плаву. В чем, так сказать, эксклюзив?

– Мы подходили к вопросу философски: мы не зарабатываем деньги, мы работаем. Причем все вместе. Смотрите, в течение 10–11 лет мы рано приходили, поздно уходили и что-то делали. Не покупали сразу дорогие машины, не летали обедать в Париж… Зачем? И еще у нас есть одна важная идея. Я считаю, что люди по жизни идут клином. Надо поддерживать друг друга. Если кого-то прибило – надо помогать. Я уверен, что общение – это главное. В любых сферах. Я никогда не забуду, как мы начинали бизнес. Как я пришел к управляющей банка за кредитом. Тетеньке было за сорок... Мы поговорили... Я увидел, что она – правильная, хорошая тетенька. Она поверила мне и дала кредит. За каждым чиновником, бизнесменом – человек. И если ты его видишь, все получится.

Потом Аркадий эмоционально отвечал на вопросы по теме «любовь-морковь». Любовь, как выяснилось, – это жена Женя. Которая научила всему: как одеваться, как себя вести, как заниматься йогой. Даже шутить расхотелось – так приятно было узнать о гармонии в семействе Пекаревских. А гармонию строит именно Женя.

– Сложных периодов у нас было несколько, но главное – как себя ведешь в эти периоды. И моя жена Женька в этих ситуациях, вместо того чтобы швырнуть в меня сковородкой, говорит – делай, как считаешь нужным. Это, конечно, мудрость, которая не сразу приходит. А для еврейского папы семья и дети – это же главное...

Ну вот, бизнес идет. Открываются новые магазины, отмеченные флажками на карте в кабинете Аркадия. Дочки растут. Жена занимается домостроительством и еще многим другим. Аркадий то гоняет на сноуборде, то играет в теннис, то в баскетбол, то сидит в позе лотоса. Успевая при этом играть на аккордеоне. Думаю, он может с полным основанием сказать, что жизнь удалась.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме