Юрий Клавдиев

Как его только не называли – и самый модный драматург, и самый феноменальный. Дали приз на «Кинотавре» за лучший сценарий к картине «Кремень» Алексея Мизгирева и доверили писать сценарий к фильму Ларса фон Триера. А с Нового года его спектакли будут раз в месяц идти в Петербурге в рамках проекта «Новая драма».

О вашей молодости ходят легенды: вы были скинхедом, читали жесткий рэп, – это правда?

Сначала я был футбольным фанатом, потом радикальным хулиганом, потом пошел дальше «вправо». Скинхедом стал в восемнадцать, а перестал им быть в двадцать пять. Просто умом дошел, что это ерунда, что вместо того чтобы давать нам свободу и как-то реально менять мир, нас используют в своих целях. Я вернулся к милым моему сердцу панкам, а оттуда было два шага до тяжелого рэпа.

А журналистикой вы параллельно занимались?

Да, все это время. С детства писал рассказы, а в девяносто третьем году, когда мне было семнадцать, выяснилось, что у маминой знакомой есть знакомые в тольяттинской газете «Площадь свободы» (я родился и раньше жил в Тольятти). Я тогда работал слесарем в «Водоканале» и, если честно, не представлял, как дальнейшая жизнь будет складываться. А у них там формировалась какая-то молодежная редакция, я сходил туда, мне дали задание, я написал пару статей, их напечатали. В общем, я понял, что лучше работать журналистом, чем слесарем, – просто легче физически. А потом от написания статей перешел к написанию спектаклей.

После того как вы получили приз на фестивале «Новая драма», ваш спектакль «Заполярная правда» поддержали в ЮНЕСКО. Как сложилось такое сотрудничество?

Это изначально был проект ЮНЕСКО, в который они позвали немецкого режиссера Георга Жено, а Георг Жено встретился со мной и предложил поработать. Мы полетели в Норильск, и мне ужасно понравилось, что все должно происходить в Норильске, потому что у меня там дедушка сидел вместе с народным артистом Георгием Жженовым – и они основали там первый театр, сейчас это Государственный драматический театр Норильска. Я понял, что еще один круг замыкается, что надо обязательно ехать. В Норильске все тоже ужасно обрадовались, что приехал тот самый Юрий Клавдиев. Пришлось объяснить, что не тот самый, просто меня зовут так же, как дедушку: он был Юрий Михайлович, и я Юрий Михайлович.

«Заполярная правда» – спектакль о ВИЧ-инфицированных. После первых же разговоров с ними я понял, что этот проект будет очень глубокий – не столько про СПИД, сколько про стремление человека правильно прожить свою жизнь, про стремление к правильной внутренней свободе… потому что в первый же день пять или шесть человек в разговорах так или иначе высказали мысль, что через какое-то время они начали воспринимать СПИД как подарок Бога. Он специально укоротил им жизнь, чтобы они прожили ее как  можно лучше. Я как сидел, так и съехал на пол, когда это услышал.

Когда вы переехали в Петербург?

Два года назад, когда женился. Я всегда мечтал жить в этом городе. Я был здесь до этого всего один раз – в девяносто пятом году, приехал болеть за футбольную команду, за «Ладу». Я первый раз увидел Петербург и сразу понял, что это будет мой самый любимый город на земле. Ужасно скучал и все время очень хотел приехать, но было нельзя, потому что у меня здесь ни знакомых, ни жилья, ничего. Поэтому когда «Новая драма» поехала в Питер, я ужасно радовался, опять здесь целую неделю гулял. Я ужасно люблю Питер! Здесь потрясающая архитектура, здесь река течет сквозь город. Если есть на свете идеальное место для героев моих пьес, то место, куда бы они стремились, то, скорее всего, оно выглядит именно так: наполовину построенное в XVIII–XIX веках, с рекой, с Финским заливом, с какими-то потрясающими огромными северными лесами по краям, – это просто мечта.

Расскажите про фильм о Чайковском, сценарий к которому пишете.

Я в этот проект попал через Кирилла Серебренникова – он режиссирует этот фильм в сотрудничестве с Ларсом фон Триером. Мы очень давно хотели встретиться, но познакомились только в апреле. Поговорили и собрались с ним снимать кино по «Рассказу о семи повешенных» Леонида Андреева, но проект не пошел. Зато Кириллу понравилось то, что я написал, мне очень понравился он как человек: с ним приятно работать. И когда к нему обратились эстонские продюсеры, он в числе предполагаемых сценаристов назвал меня. Когда мне рассказали концепцию, я долго сомневался, потому что не очень люблю классическую музыку и про Чайковского знаю мало. Но им показалось, что обычных хрестоматийно-биографичных фильмов о Чайковском снято уже достаточно, и нужно попробовать сделать что-то еще, и для этого им был нужен человек с совершенно иной, свежей кровью, поэтому они попросили меня. Это будет не биография, поданная в стиле «мы рассказываем о великом человеке», – нет, мы расскажем об обычном человеке по имени Петр Ильич Чайковский, совершенно абстрагируясь от того, что это великий композитор. Потому что все люди, в принципе, одинаковые: две руки, две ноги, одна голова. То, что мы делаем в жизни, не добавляет нам исключительности: композитор не исключительнее столяра, а великий режиссер или драматург ни в коем случае не исключительнее дворника, – все одинаковые. И жизнь каждого по-своему интересна.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме