Петр Ковалев

Он уже восьмой год работает в клубе «Декаданс» и за это время стал лицом заведения и заметным персонажем ночной жизни Петербурга. Коллеги удивляются его трудолюбию и энергичности, тем более что Петр работает не только в клубе, но и в Александринском театре – играет в нескольких постановках и недавно вернулся из зарубежных гастролей.



Как вы попали в «Декаданс»?

Случайно. Мне дали адрес еще старого «Декаданса», я пришел, Эдик Мурадян меня принял на работу. Собеседование не было сложным, сразу взяли.

Что за обязанности у вас в клубе?

Встречаю гостей, провожаю, помогаю официантам.

Не утомляет ночной график?

Да нет. Мне нравится.

А чем до работы в «Декадансе» занимались? Где учились?

Ну, как где учился? В школе. Потом еще учился, потом работал в связи. Делал телефонные станции. Очень интересная работа. Чтобы поставить телефонную станцию, голова нужна!

То есть у вас инженерно-техническое образование?


В принципе, да.

Сначала телефонные станции, теперь клубный бизнес…

Да. Но здесь очень хорошо: с народом общаемся, все честь по чести.

Народ рассказывает что-нибудь интересное?

Ну, это такое бла-бла-бла, вы же понимаете. Никаких историй я не знаю, я же не бармен, которому принято что-то интересное рассказывать. И вообще я не раскрываюсь, я сдержан. Я закрытый человек.

Я слышала, ваши коллеги называют вас Петрухой.

Ну, они по-дружески. Отношения на работе у нас очень хорошие.
Вместе за город иногда выезжаем…

Какие книги вам нравятся?

Сейчас я полностью перечитываю Достоевского. Все серьезно.

Что главное для вас в жизни?

Раньше цели были, а сейчас я на пенсии. Но всего, чего хотел, я добился. Дорогу пробивал себе сам.

А чего раньше хотели?

Ну не в ночном же клубе работать, правильно? Здесь случайно я оказался, благодаря друзьям. А если вспомнить, то, допустим, в восемнадцать лет я просто хотел получить образование. А потом просто честно работать. Я новые заводы строил, новые фабрики, комбинаты.

Строительство довольно жесткое дело – все матерятся друг на друга…

Нет, там ничего грубого не было. Вы просто не понимаете разницу между штукатуром и телефонной станцией. Это совсем другое дело, люди интеллигентные и с головой. Если сравнивать с настоящим периодом, то тоже разница большая. Там техническое дело, здесь – финансовое. Торговля.

В каком-то еще клубе хотелось бы поработать?

Нет, зачем? Здесь я уже давно, меня посетители знают, все хорошо, слава Богу.

Кроме как в «Декаданс», еще куда-нибудь ходите?

В основном, в музеи – во все. Нравится очень живопись XIX века –
Шишкин, Суриков… Айвазовский – прекрасный.

А в театры?

Да, я очень много постановок посмотрел. Все неплохо сделано. И Лев
Додин, и Андрей Могучий, и Валерий Фокин – все молодцы, добросовестно трудятся.

Труд – залог успеха?

А как же, только так. Надо добросовестно трудиться, и все будет хорошо.

Разве не бывает так, что работаешь-работаешь, а результатов не видно?

Такого не бывает. Все всё замечают, и справедливость существует –
только смотря какая и где. Понимаете, как вам сказать… Я про другие места не знаю, но там, где работаю я, все замечают и ценят. Я здесь и дальше буду работать, я ведь уже в возрасте…

Возможно у вас продвижение по службе? Вообще, как изменения переносите?

Конечно, ничего такого нет. Просто и так все хорошо. Да и раньше
тоже было хорошо. Я спокойно ко всему отношусь. И никаких потрясений я не испытывал, пережил все это нормально, слава Богу. И перестройку даже. Помню, особого удивления – и того не было.

Все удивлялись, а вы нет. Но большинство людей вашего поколения любят вспоминать советское время.

Как вам сказать… Много и там было хорошего: детские сады, пионерские лагеря, спортклубы… А сейчас я даже не представляю, как
таким людям, как мы, жить в новом обществе.

Вроде ЛДПР собиралась всерьез помогать маленьким людям.

Я слышал об этом, но подробностей не знаю. Не знаю, что там происходит, и не советую вам выяснять, правда это или нет. А у меня и без этого много дел: работа, по дому хозяйство, огород на даче. Дача у меня около Пушкина, выращиваем с женой и морковку, и картошку, и сельдерей. Земли не так много: всего четыре сотки, но летних заготовок хватает на зиму. Капусту квашу, но мало. Варенье люблю варить. А вино – нет. Я не пью.

Только курите.

Это так, от нечего делать. А пить, я считаю, можно только в деревне.
Там крепче люди, все продукты натуральные. Я знаю это, много в свое время ездил по стране, дай Бог вам столько. Это очень интересно, провинция живет совершенно по-другому. Там почище: здесь народ крутится, а там оседлый. Спокойно очень.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме