Наталия Кутобаева

Наталия Кутобаева признается, что она трудоголик. В детстве она училась в школе на Кубе, в юности – в Берлине, затем работала корреспондентом на НТВ и ведущей новостей на ТРК «Петербург». Сейчас Наталия – правая рука Валентины Матвиенко.



– Скрываете свою должность, если оказываетесь в незнакомой компании?

– Зачем? Хотя при случайных встречах не афиширую. Но это публичная работа, и скрывать ее довольно сложно, особенно в Петербурге.

– Друзья не пытаются выудить какие-то подробности о «придворной» жизни?

– Конечно, пытаются. Но надо различать профессиональный интерес журналистов – я стараюсь удовлетворить его максимально – и то, что называется спортивным интересом. Профессия пресс-секретаря губернатора, тем более такого известного политика, как Валентина Матвиенко, требует двух взаимоисключающих вещей: способности давать прессе максимум информации и деталей, чтобы журналисты могли сформировать самое полное и адекватное мнение о личности губернатора, о ее конкретных решениях и действиях, и одновременно с этим – способности к самоограничению в беседах, не имеющих отношения к работе.

– Не скучаете по журналистике?

– По большому счету, я нахожусь в той же информационной среде, в которой варилась и раньше. Только теперь я знаю намного больше, и поэтому сейчас мне работать интереснее. К тому же я постоянно общаюсь со своими коллегами, даже не могу назвать их бывшими: у нас есть совместные проекты на Пятом канале. Так что не скучаю.

– Все-таки это серьезный переход – из журналистов в чиновники.

– Вряд ли меня можно назвать чиновником. Это не совсем верно по существу. Чиновник – это тот, кто пришел во власть с осмысленным желанием делать административную карьеру, он сохраняет свое место и свою должность вне зависимости от смены политического руководства города. Я пришла работать с Валентиной Матвиенко и вместе с ней уйду. И вообще, слово «чиновник», честно говоря, мне не нравится. Образ возникает малоприятный.

– Что-то серое.

– Мягко говоря!

– Но вы не похожи на такого человека.

– Я очень надеюсь. Да и в целом к ситуации в Смольном этот стереотип не подходит.

– Люди стали другими?

– Абсолютно точно. Очень много молодых – раньше это было редкостью. Даже среди вице-губернаторов и председателей комитетов появилось больше энергичных людей из бизнеса, которых чиновниками никак не назовешь. – То есть они бросили свой бизнес и пришли работать в Смольный?

– Они сделали свой выбор. Я считаю, это важное решение: теперь у них есть возможность что-то изменить не только в рамках своего бизнеса.

– А как вы сделали свой выбор?

– У меня не было такой ситуации, чтобы я ходила по городу, размышляя, чем бы заняться. Все случилось неожиданно. На Пятом канале сменилось руководство, начались активные процессы. Меня утвердили как ведущую новостей. Я была вовлечена в новую жизнь канала: планы, идеи. И вдруг поступило такое предложение из Смольного. У меня было время подумать. Но, честно говоря, я почувствовала, что должна предложение принять, и это будет правильно.

– Вы хоть изредка позволяете себе выйти за рамки? Скажем, весело провести где-нибудь время?

– Мне повезло с друзьями, это очень активные, вовлеченные в светскую жизнь города люди. Так что мне
не приходится организовывать свое личное время: театр, вечеринки и так далее.

– Что запомнилось из последнего?

– Для меня идеальное общение не на вечеринках, а там, где есть возможность поговорить. Поэтому ходить туда, где играет супергромкая музыка... Мне нравится более спокойный формат – большинство вечеров проходит в «Пробке».

– Как, на ваш взгляд, сейчас происходит общение власти с журналистами?

– Вряд ли у власти могут быть отношения с прессой лучше, чем сейчас. Мне кажется, мы достигли максимального комфорта для обеих сторон. Смольный ведет абсолютно цивилизованную информационную политику, и это все понимают. СМИ, в свою очередь, не таят злобы на власть. То есть обе стороны друг друга уважают. Вообще, нет ничего интереснее, чем общаться с журналистом, который профессионально задает острые вопросы. Валентина Ивановна, кстати, меня всегда останавливает, когда я пытаюсь слишком сглаживать углы.

– Многие журналисты публикуют свои книги в жанре нон-фикшн. Вам не хочется написать что-то подобное?

– Не пришло еще мое время разбрасывать камни. Я знаю о подобных журналистских опытах. Авторы этих книг гораздо дольше меня работали на своих постах. Не думаю, что после двух лет работы стоит приступать к мемуарам. Может быть, когда-нибудь я поделюсь своими впечатлениями, их уже много накопилось.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме