Алексей Мишин

Он воспитал олимпийских чемпионов Урманова и Плющенко, а его теория многооборотных прыжков совершила переворот в фигурном катании. Рука Мишина видна даже в технике мастеров, которых он сам никогда не тренировал.

– Что нужно для того, чтобы стать хорошим тренером?

– Во-первых, нельзя ни в коем случае тренировать «под себя». Так можно воспитать только чемпиона прошлого, а чемпион прошлого в настоящем ничего выиграть не может. Во-вторых, нужно чувствовать логику развития спорта и спортсмена. Тот, кто это умеет, может стать успешным тренером, даже не будучи представителем вида спорта, в котором он тренирует. Есть яркий пример наставника Нади Команечи: сначала он был тренером по ручному мячу, его жена тренировала гимнасток, он смотрел на ее работу, а потом начал работать с гимнастами, и очень результативно. Еще тренер должен сам постоянно учиться. Ему необходимо всегда быть на шаг впереди спортсмена. Как только тренер и спортсмен сравниваются по знаниям, плодотворная работа заканчивается.

– Как вы оказались на тренерской работе?

– Будущее свое с фигурным катанием поначалу не связывал. Я по образованию инженер-электрик. Но в аспирантуру пошел в Институт имени Лесгафта, где я писал диссертацию о многооборотных прыжках. Пришлось делать педагогический эксперимент. У меня была контрольная группа, которая просто каталась, и экспериментальная группа, где я испытывал свои методы. Надо было сделать так, чтобы мои экспериментальные спортсмены показали более высокие результаты. И они действительно их показали. Так я попал в тенета тренерского дела.

– После распада СССР многие из ваших коллег уехали за границу. Почему вы остались здесь?

– После всех мытарств, которые мне довелось пережить, кажется, я должен был бы бежать из России, но мне нравится здесь жить, и я очень востребован. Я езжу за рубеж только эпизодически. Хотя, наверное, многие думали, что я уеду. Ведь какое-то время я был персоной нон-грата. Представьте картину: я иду с гвоздиками по Красной площади к телу Владимира Ильича, а ко мне подходит заместитель председателя Госкомспорта Валентин Сыч и говорит: «Ты не едешь, ты не едешь». Речь шла о поездке на Олимпиаду: кто-то написал на меня донос – мол, я уеду и не вернусь, – и меня не выпустили. Мой спортсмен уехал на соревнования один, пришлось тренировать его по телефону.

Пятьдесят тысяч экземпляров моей книги, она называлась «Фигурное катание для всех», пустили под нож. Маразм заключался в том, что уничтожили только страницы с текстом, который был на обычной бумаге, а фотографии, напечатанные на финской мелованной, резать не стали. Видимо, они не содержали в себе порочного духа «врага народа». Затем мне помог Николай Платонович Патрушев. Вам знакома такая фамилия? Тогда он работал в Октябрьском районном управлении КГБ. Он согласился меня принять, выслушал и сказал: «Хорошо, мы вам поможем хотя бы с соцстранами». И помог. Я стал выезжать в страны соцлагеря, а потом и на Запад.

– Ходят слухи о ваших исключительных психотерапевтических способностях.

– Тренер – не врач. Его задача – заставить спортсмена почувствовать уверенность в своих силах,
но это процесс сугубо материалистический. Я учу мастерству, и из этого рождается чемпионский настрой, а не наоборот, слова и внушения тут не играют главной роли. Перед короткой программой в Турине я сказал Жене Плющенко: «Это твой старт». И больше ничего.

– Многие сейчас говорят, что туринский успех был последним в истории российского фигурного катания. Вы считаете, это справедливо?

– Отчего же? Знаете, следствием краха советской системы явились не только минусы. Раньше по любому поводу надо было идти к старикам на парткомиссию и все утверждать. Однажды я, не выспавшись после какой-то вечеринки, пришел к этим нудным людям. Я им про фигурное катание, а они меня перебивают: «Скажите, кто сейчас председатель Социалистической единой партии Германии?». Я вместо «Хонеккер» сказал «Хонецекер». После этого они не стали меня слушать. Теперь тренеры и спортсмены получили свободу. Современный фигурист – продукт международный. Нельзя сесть где-нибудь в «Юбилейном», в углу, и подготовить чемпиона. Блестящий, рекордный результат в Турине – это именно результат свободы. Возможно, теперь будет некоторый спад, но непродолжительный. Ведь дело не столько в спортсменах, сколько в тренерах, а толковые тренеры у нас есть. И еще в России есть то, чего нет во многих других странах, – четкая и конструктивная система соревнований, которая воспитывает чемпионов.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме