Иван Догадкин

Свои зовут его Арондель – звучное имя, доставшееся от эльфийской матери. Созданный им клуб переносит в реальность сказочные миры и дает обывателю возможность побыть волшебником Гэндальфом или воином Арагорном.

– Как за ролевиком закрепляется его… ну, амплуа, что ли?

– Это называется квента. Приходя в ролевую тусовку, человек сам выбирает, кем ему стать. Обычно квента соответствует и внешности, и характеру. Я знаю замечательного гнома, его зовут Посадник: он не только коренастый, но еще и жадный, и спорит на любую тему. Тролли – такие машины огромного роста: мозги у них, конечно, присутствуют, но речь развита слабо. Эльфы – утонченные интеллектуалы. А есть еще орки, урукхаи, духи бестелесные… Все это уходит корнями в игры по мотивам fantasy – с них все начиналось, там четкий набор квент. Сейчас появилось много игр другого характера, в которых квента не играет роли. Например, я, фэнтезийный эльф, в «Пиратах Карибского моря» стал священником испанской колонии.

– Зачем вам все это?

– Это же театр! Только такой, где, чтобы играть в постановке, не нужно ни театрального образования, ни сцены, ни восхищенных поклонников. Сижу я дома и понимаю, что хочу почувствовать себя инквизитором. Звоню своей подруге-мастеру, создателю игры, и говорю: «Родная, нет ли у тебя роли инквизитора?». Она говорит: «Базара ноль. Сделаем». И вот я уже не Догадкин, а Торквемада: читаю проповеди, пытаю еретиков, отправляю людей на костер. В его роли я испытываю эмоции, которые в настоящей жизни и в настоящей эпохе мне останутся неведомы.

– Чем занимается клуб «Цитадель» помимо организации игр?

– «Цитадель» – это самое активное сообщество ролевиков в Петербурге. Мы проводим еженедельные тренировки по историческому фехтованию на мечах и стрельбе из лука, ездим на экскурсии по крепостям, изучаем литературу и фильмы, которые могут быть сыграны, издаем журнал.

– А я читал, что ролевое движение сейчас в кризисе…

– Скорее, в подвешенном состоянии, непонятно – либо все загнется, либо случится прорыв. Я сражаюсь за второе. Ролевые игры должны стать популярным массовым явлением. На Западе стереотипное представление об их маргинальности давно разрушено. У нас этот процесс только начинается, и «Цитадель» идет впереди всех. Игра постепенно превращается в бизнес, а мы становимся центром, который привлекает к себе обывателей возможностью пережить неведомые ощущения. Мы предоставляем желающим и костюмы, и мечи, и палатку, и спальники, и еду – все, что нужно, вместе со сценарием игры.

– Мне всегда казалось, что ролевые игры – это занятие не очень обеспеченных подростков.

– Да нет, к нам уже немолодые дяденьки приезжают. Да и социальный состав сообщества очень разный. Отрываться-то хотят все. В нашем мире сейчас правят деньги, кто бы что ни говорил, а в ролевом все равно, кто ты по жизни. Можешь приехать на Bentley, а в игре оказаться последним гоблином. Я как-то в ролевке дал по репе троллю, который обозвал меня слизняком. Он вызвал меня на дуэль, я его «убил». А потом выяснилось, что он – директор банка.

– У вас есть любимая история из ролевой жизни?

– Есть. Сидим мы, значит, в таверне, и тут в нее заходят два назгула. Народ в ужасе, бармен под стойкой. Мы осторожно так выходим. А у нас в рюкзаке капканы на троллей. Ну мы их и поставили – на назгулов. Но в капкан попалась выходившая из таверны бабушка, ее подкинуло на два метра и оторвало ноги. Я подбежал, стал оказывать первую помощь, тут подошел мой друг и вылил ей в рот яд. Ну а дальше такое понеслось. Короче, таверну мы разнесли.

– А назгулы?

– А назгулы улетели вроде бы. Да и хрен с ними.

– Чего-то я недопонимаю.

– Я вас специально запутал. Хотел показать, что есть разные типы ролевых игр. Эта история из денджина – настольной ролевой игры. Собираются несколько человек и мастер, который, допустим, говорит: «Вы – команда приключенцев, идете по лесу, а на вас нападает горный великан». После этого игрок заявляет свое действие в данной ситуации – например: «Я достаю меч» – и кидает кубик. Выпадет шесть – он действительно достал меч, пять или четыре – у него уже какие-то проблемы. Чем меньше выкинул, тем больше проблемы. Вот так мы однажды докидались до белиберды про назгулов.

– В нормальный мир вам не сложно возвращаться?

– Так ведь полного ухода от реальности нет, крыша не съезжает. Ролевая игра – это способ психологической разгрузки. Возвращаешься домой – и забываешь. Хотя иногда некоторые игровые мотивы в жизнь переносить даже полезно. Был я в армии. Поднимают нас как-то в час ночи и приказывают бежать три километра к командиру роты. Вот я несся и представлял, что вокруг ролевой лес, а я эльф, бегу на зов господина. Отстранился от этого маразма, придумал ему объяснение, и на душе стало тепло. Если бы не это, я бы там, может, с ума сошел или превратился в бездумное животное.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме