Алексей Попов

Группа DooBop Sound несет ответственность за бесперебойное окисление петербургского джаза. Эту ответственность с ними никто не разделяет, потому что редкий смельчак дерзает ступить в туманные пустоши эйсидджаза, а чтобы утвердиться и завоевать репутацию, нужны исключительные таланты, настойчивость и удача. Видимо, DooBop Sound этими качествами не обделены, а таким людям прямая дорога в рубрику “Портреты”. В группе участвуют Алексей Дегусаров (гитара), Борис Мажоров (басгитара), Алексей Никонов (клавишные), Игорь Шилов (труба) и Николай Миронов (барабаны). Руководит проектом и отвечает на вопросы Алексей Попов (саксофон, клавишные).



– Алексей, твой проект уже известен повсеместно. Планируешь ли ты выход на западную аудиторию: издание дисков, концерты за рубежом?

– DooBop Sound – группа для любителей фанка и эйсидджаза, а такая музыка – некоммерческая, скорее для души, если нет какого-то продюсера. Ее с удовольствием принимают на джазовых фестивалях и в джазклубах. В Лондоне благодаря звукозаписывающим лейблам эта музыка играется и выпускается, как и в Европе, и в США. Если взять какие-нибудь фанковые, джазроковые коллективы в Москве – Funky Land, Funk You, «ТрансАтлантик», Sunlight, Sound Cake, – что они делают? Либо это клубная работа, либо выезд на джазовые фестивали – единственный выхлоп в этой стране. Выпуск пластинок – здорово, ведь, если зацепит какойто лейбл, никто не откажется выпустить в Лондоне… Что касается поездок за границу, они возникают, как правило, за счет контактов с западными менеджерами. Что и было с нами в 2000 году: норвежский менеджер увидел нас и сразу же повез на гастроли. Мы с удовольствием поедем и запишем альбом на Acid Jazz Records или на любом лейбле, куда нас пригласят. Если будут деньги, пригласим саксофониста Кортни Пайна сыграть соло или спеть Маису, фронтвокалистку Incognito. Нами занимается джазовый менеджер и критик Владимир Борисович Фейертаг, благодаря которому мы объездили огромное количество фестивалей в России, Украине, Белоруссии и Германии.

– Не так давно в Doo Bop Sound появились новые инструменты - электронные клавиши, например.

 –Как правило, музыкант в тридцать лет знает, что ему нужно, и он не будет покупать просто так кукуюто штуку, лишь бы поэкспериментировать. Я, конечно, знал, что покупаю, долго еще примеривался. Наш новый инструмент – маленькие аналоговомоделирующие клавиши – создан для того, чтобы внести больше эйсидэффектов в современную музыку. Различные шумы, эффекты как раз то, чем сегодня заполняется «картинка» в эйсидджазе. Новый инструмент я никому не доверил – сам его нажимаю, там есть вокодер, который я периодически использую; одним словом, это только в помощь.

– Вы уже давно выступаете и видите развитие шоу-бизнеса. Что произошло за последнее время?

– Вроде есть какое-то движение. В Москве недавно открылось несколько заведений, в Питере пока такая тенденция не очень заметна, хотя появились, например, новый джазовый клуб «Диез» и музыкальное пространство Jam Point. Уже десять лет существует JFC – джазовая площадка, где можно проводить любые эксперименты. Хочется отметить арт-дирекцию клуба Jet Set и «Тинькофф» за то, что они привозят звезд фанка и эйсидджаза. В Москве появилось больше возможностей выступать, но, чтобы прорваться туда из Питера, надо либо иметь знакомства, либо уже играть там. Конечно, нас там уже знают: мы дважды играли в зале им. Чайковского, играли в Доме кино на фестивале «Триумф джаза», в Le Club (там мы выступали на протяжении полутора лет, почти с момента его открытия, благодаря Игорю Бутману). А в Питере все поспокойнее. Конечно, мы хотели бы играть хотя бы семь раз в месяц.

– Что вы делаете, когда на сцене рвутся струны на гитаре или отказывают инструменты?

– Такое было несколько раз, однажды вырубился свет и остался только саксофон с барабанами. Конечно, выкручиваемся на ходу, делаем соло, както обыгрываем этот момент… Ничего страшного тут нет, все всё понимают, а публика в восторге.

– Какая идея у Doo Bop Sound?

– Идей у нас целая куча, но главная идея – это продолжение стилистики, начатой Майлзом Дэвисом на его последних пластинках, что и заложено в самом названии (DooBop – один из последних альбомов Майлза, 1991. – А. С.. Я и наш клавишник Алексей Никонов пишем разную музыку, но все равно она будет иметь а ля дэвисовское звучание, благодаря уникальной краске трубы Игоря Шилова.

– Вы начинали с аранжировок Дэвиса. А чем в основном вы занимаетесь сейчас? Появились ли новые музыкальные ориентиры?

– Из названия не следует, что мы играем только композиции самого Дэвиса. Можно использовать лишь стилистику, так как Дэвис тоже играл композиции многих музыкантов. Здесь важно именно звучание в таком стиле. За восемь лет существования группы мы записали четыре пластинки, на которых в основном звучат наши композиции. Также мы аранжировали Эллингтона, Паркера, Дезмонда. Сейчас мы работаем над аранжировками Монка (Thelonious Monk), очень классного композитора, который поддается эйсидджазовой обработке, и его композиции хорошо ложатся на фанковый ритм. В планах на ближайший год – сделать восемь композиций, три из которых у нас сейчас уже есть, и записать диск Doo-Bop Sound Plays Thelonious Monk. Это будет концептуальная пластинка.


Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 19 июля, 2014
    Комментарий удален

Читайте также

По теме